Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Лирика женской любви: Анна Ахматова.

 Известность поэтов у широкой публики обыкновенно либо хрестоматийная, либо основана на сопутствующих обстоятельствах их жизни и смерти. Я-то вчитывался только в стихи, как и в поэмы Гомера, Данте, Гете, ими жил, интересуясь и всеми обстоятельствами жизни и смерти.

Лирика Анны Ахматовой вошла в мою жизнь в студенческие годы, когда ее стихи стали вновь печатать в газетах (новинки из 10-х годов) и издавать, как полвека назад, и время ее юности и первой молодости приблизилось до яви. При этом удивительно было то, что Анна Андреевна жила где-то совсем близко, по ту сторону Таврического сада, где, прогуливаясь, возможно, я видел ее, не узнавая, ибо в моем представлении она была молода, как Сафо, вечно молода, как в стихах 10-х годов XX века.

Молода и красива, строптива и приветлива, она изнывала от любви женской души и природы, не находя достаточной отдачи у влюбленных и любивших ее, с острым чувством смерти и трагизма бытия. Переживания, вместо слез и тоски, она выплескивала в стихах. (См. "Царскосельские лебеди").

Эта пора трех первых книжек стихов «Вечер» (1912), «Четки» (1914), «Белая стая» (1917). В собрании сочинений состав их изменен. Из последующего времени стихов о любви выделить нелегко, прежде всего потому, что в творчестве поэта проступает тема гражданственности, как было, вероятно, и у Сафо, недаром она была выслана из острова Лесбос. Если еще попадаются стихи о любви, в них нет уже прежней пленительности и безусловности высокой лирики.

        *  *  *
Эта встреча никем не воспета,
И без песен печаль улеглась.
Наступило прохладное лето,
Словно новая жизнь началась.

Сводом каменным кажется небо,
Уязвленное желтым огнем,
И нужнее насущного хлеба
Мне единое слово о нем.

Ты, росой окропляющий травы,
Вестью душу мою оживи, -
Не для страсти, не для забавы,
Для великой земной любви.
1916

В условиях мировой войны у поэта гражданственность нравственной позиции проникает и в чувство любви, что звучит уже выспренно.

Но в воспоминании песня женской любви звучит, как прежде.

              *  *  *
Хорошо здесь: и шелест и хруст;
С каждым утром сильнее мороз,
В белом пламени клонится куст
Ледяных ослепительных роз.
И на пышных парадных снегах
Лыжный след, словно память о том,
Что в каких-то далеких веках
Здесь с тобою прошли мы вдвоем.
1922

ИЗ ПЕРВОЙ (КИЕВСКОЙ) ТЕТРАДИ

         *  *  *
Молюсь оконному лучу -
Он бледен, тонок, прям.
Сегодня я с утра молчу,
А сердце - попалам.
На рукомойнике моем
Позеленела медь.
Но так играет луч на нем,
Что весело глядеть.
Такой невинный и простой
В вечерней тишине,
Но в этой храмине пустой
Он словно праздник золотой
И утешенье мне.
1909

         *  *  *
И когда друг друга проклинали
В страсти, раскаленной добела,
Оба мы еще не понимали,
Как земля для двух людей мала,
И что память яростная мучит,
Пытка сильных - огненный недуг! -
И в ночи бездонной сердце учит
Спрашивать: о, где ушедший друг?
А когда, сквозь волны фимиама,
Хор гремит, ликуя и грозя,
Смотрят в душу строго и упрямо
Те же неизбежные глаза.
1909

Девушке 20 лет, еще до замужества она пережила страсть, о чем оставила откровенную запись в тетради; очевидно, стихотворение впоследствии подверглось весьма решительной переработке, ибо «волны фимиама» явились лишь со славой, и оно скорее итоговое, чем первоначальное в перепетиях любви и страсти.

Разгадка  внезапной страсти, возможно, в стихотворении 1911 года.
           *  *  *
Любовь покоряет обманно,
Напевом простым, неискусным.
Еще так недавно-странно
Ты не был седым и грустным.

И когда она улыбалась
В садах твоих, в доме, в поле,
Повсюду тебе казалось,
Что вольный ты и на воле.

Был светел ты, взятый ею
И пивший ее отравы.
Ведь звезды были крупнее,
Ведь пахли иначе травы,
Осенние травы.
1911

Далее следуют сплошные истории любви женской души, мимолетные, случайные, тайные, невинные или страстные до умопомрачения, калейдоскоп эпизодов из яви и снов.

             *  *  *
Сжала руки под темной вуалью...
«Отчего ты сегодня бледна?»
- Оттого, что я терпкой печалью
Напоила его допьяна.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,
Искривился мучительно рот...
Я сбежала, перил не касаясь,
Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула: «Шутка
Все, что было. Уйдешь, я умру».
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: «Не стой на ветру».
1911

Здесь тоже ситуация вполне ясна. Молодая жена призналась мужу в увлечении ею другим, чуть ли не в измене. Отрекшись от влюбленного, она оказывается в одиночестве.

           *  *  *
Память о солнце в сердце слабеет.
Желтей трава.
Ветер снежинками ранними веет
Едва-едва.

В узких каналах уже не струится -
Стынет вода.
Здесь никогда ничего не случится, -
О, никогда!

Ива на небе пустом распластала
Веер сквозной.
Может быть, лучше, что я не стала
Вашей женой.

Память о солнце в сердце слабеет.
Что это? Тьма?
Может быть!.. За ночь прийти успеет
Зима.
1911

             *  *  *
Высоко в небе облачко серело,
Как беличья расстеленная шкурка.
Он мне сказал: «Не жаль, что ваше тело
Растает в марте, хрупкая Снегурка!»

В пушистой муфте руки холодели.
Мне стало страшно, стало как-то смутно.
О, как вернуть вас, быстрые недели
Его любви, воздушной и минутной!

Я не хочу ни горечи, ни мщенья,
Пускай умру с последней белой вьюгой.
О нем гадала я в канун Крещенья.
Я в январе была его подругой.
1911

Стихи о любви, грустные, красивые, романтические, классические, исключительные, следуют непрерывно, как сверкающие льдинки на весенней реке. Залюбовавшись, я пропускаю, пока они в массе...

              *  *  *
Как соломинкой, пьешь мою душу.
Знаю, вкус ее горек и хмелен.
Но я пытку мольбой не нарушу.
О, покой мной многонеделен.

Когда кончишь, скажи. Не печально,
Что души моей нет на свете.
Я пойду дорогой недальней
Посмотреть, как играют дети.

На кустах зацветает крыжовник,
И везут кирпичи за оградой.
Кто ты:  брат мой или любовник,
Я не помню, и помнить не надо.

Как светло здесь и как бесприютно,
Отдыхает усталое тело...
А прохожие думают смутно:
Верно, только вчера овдовела.
1911

ИЗ КНИГИ «ЧЕТКИ».

              *  *  *
Безвольно пощады просят
Глаза. Что мне делать с ними,
Когда при мне произносят
Короткое, звонкое имя?
Иду по тропинке в поле
Вдоль серых сложенных бревен.
Здесь легкий ветер на воле
По-весеннему свеж, неровен.
И томное сердце слышит
Тайную весть о дальнем.
Я знаю: он жив, он дышит,
Он смеет быть не печальным.
1912

«Короткое, звонкое имя» - Блок? Кто же еще из поэтов? Никого, кроме Блока. Он был уже осенен славой и имел идеальную для поэта внешность, что могло возбуждать у молодой женщины если не влюбленность, то хорошую ревность, плодотворную для начинающего поэта.
 
              *  *  *
У меня есть улыбка одна:
Так, движенье чуть видное губ.
Для тебя я ее берегу -
Ведь она мне любовью дана.
Все равно, что ты наглый и злой,
Все равно, что ты любишь других,
Предо мной золотой аналой,
И со мной сероглазый жених.
1913

              *  *  *
Настоящую нежность не спутаешь
Ни с чем, и она тиха.
Ты напрасно бережно кутаешь
Мне плечи и грудь в меха.

И напрасно слова покорные
Говоришь о первой любви.
Как я знаю эти упорные,
Несытые взгляды твои!
1913

                *  *  *
Сколько просьб у любимой всегда!
У разлюбленной просьб не бывает.
Как я рада, что нынче вода
Под бесцветным ледком замирает.

И я стану - Христос помоги! -
На покров этот, светлый и ломкий,
А ты письма мои береги,
Чтобы нас рассудили потомки,

Чтоб отчетливей и ясней
Ты был виден им, мудрый и смелый,
В биографии славной твоей
Разве можно оставить пробелы?

Сликшом сладко земное питье,
Слишком плотны любовные сети.
Пусть когда-нибудь имя мое
Прочитают в учебнике дети,

И, печальную повесть узнав,
Пусть они улыбнутся лукаво...
Мне любви и покоя не дав,
Подари меня горькою славой.
1913

Если это стихотворение не выправлено впоследствии, то в нем Анна Ахматова пророчески предугадала судьбу Николая Гумилева, который одарил ее «горькой славой», очень далекой от поэзии.

ИЗ КНИГИ «БЕЛАЯ СТАЯ».

              *  *  *
                                Н.В.Н.
Есть в близости людей заветная черта,
Ее не перейти влюбленности и страсти, -
Пусть в жуткой тишине сливаются уста
И сердце рвется от любви на части.

И дружба здесь бессильна, и года
Высокого и огненного счастья,
Когда душа свободна и чужда
Медлительной истоме сладострастья.

Стремящиеся к ней безумны, а ее
Достигшие - поражены тоскою...
Теперь ты понял, отчего мое
Не бьется сердце под твоей рукою.
1915

             *  *  *
                                Н.В.Н.
Целый год ты со мной неразлучен,
А как прежде и весел и юн!
Неужели же ты не замучен
Смутной песней затравленных струн, -
Тех, что прежде, тугие, звенели,
А теперь только стонут слегка,
И моя их терзает без цели
Восковая, сухая рука...
Верно, мало для счастия надо
Тем, кто нежен и любит светло,
Что ни ревность, ни гнев, ни досада
Молодое не тронут чело.
Тихий, тихий, и ласки не просит,
Только долго глядит на меня
И с улыбкой блаженной выносит
Страшный бред моего забытья.
<1914>

             *  *  *
Чернеет дорога приморского сада,
Желты и свежи фонари.
Я очень спокойная. Только не надо
Со мною о нем говорить.
Ты милый и верный, мы будем друзьями...
Гулять, целоваться, стареть...
И легкие месяцы будут над нами,
Как снежные звезды, лететь.
1914

            *  *  *
Широк и желт вечерний свет,
Нежна апрельская прохлада.
Ты опоздал на много лет,
Но все-таки тебе я рада.

Сюда ко мне поближе сядь,
Гляди веселыми глазами:
Вот эта синяя тетрадь -
С моими детскими стихами.

Прости, что я жила скорбя
И солнцу радовалась мало.
Прости, прости, что за тебя
Я слишком многих принимала.
1915

Хочется думать, что это стихотворение связано с Есениным, хотя и маловероятно. Упоминается «апрельская прохлада», а молодой поэт приезжал в Царское Село 25 декабря 1915 года. Он с волнением готовился к встрече с Анной Ахматовой, увлеченный ее стихами и образом, какой возникал в его воображении, так впоследствии он потянется к Айседоре Дункан. Анна Андреевна приняла Есенина, естественно, гостеприимно, но он вернулся со встречи грустным, с его слов, будто бы он нашел ее совсем не такой, какой она ему представлялась по стихам. А причина скорее в Гумилеве, который неизвестно откуда вдруг взялся, ведь он воевал геройски на фронте. Анна Андреевна при муже, конечно же, предстала иной, чем сама по себе в ее стихах.

Да, в это время Анна Ахматова жила под звездочками, посвященными к Н.В.Н.

             *  *  *
Я не знаю, ты жив или умер, -
На земле тебя можно искать
Или только в вечерней думе
По усопшем светло горевать.

Все тебе: и молитва дневная,
И бессонницы млеющий жар,
И стихов моих белая стая,
И очей моих синий пожар.

Мне никто сокровенней не был,
Так меня никто не томил,
Даже тот, кто на муку предал,
Даже тот, кто ласкал и забыл.
1915

Лирика женской любви связана непосредственно с молодостью, с расцветом женской красоты и с юностью чувств, когда все переживания - мука и музыка песнопений.

©  Петр Киле



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены