Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Стихи о любви у Микеланджело Буонарроти.

 С юности Микеланджело был столь одержим ваяньем, что ни на что иное у него не оставалось времени и сил; здесь он хотел найти себя, утвердиться, достичь совершенства. Ему несказанно повезло: Лоренцо Медичи приютил юношу у себя, и он, обучаясь в мастерской ваянью в Садах Медичи с собранием античных скульптур, наслушался речей мыслителей и поэтов, членов Платоновской академии.

Обретя уже известность как скульптор, Микеланджело вдруг проявляет себя и как несравненный живописец, затем и как архитектор. Знаменитый мастер обращает на себя внимание светских дам, это уже на склоне лет, и, словно впервые испытывая волнения любви, Микеланджело начинает набрасывать стихи, как бывает в юности. Универсализм художников эпохи Возрождения ни у кого не проявился столь ярко, как у Микеланджело, даже по сравнению с Леонардо да Винчи. Правда, здесь еще сказываются отличия высокой классики от барокко, к чему у Микеланджело была склонность (в рамках библейской мифологии) смолоду.

                *  *  *
Спокоен, весел, я, бывало, делом
Давал отпор жестокостям твоим,
А ныне пред тобой, тоской томим,
Стою, увы, безвольным и несмелым;

И ежели я встарь разящим стрелам
Метою сердца был недостижим, -
Ты ныне мстишь ударом роковым
Прекрасных глаз, и не уйти мне целым!

От скольких западней, от скольких бед,
Беспечный птенчик, хитрым роком годы
Храним на то, чтоб умереть лютей;

Так и любовь, о донна, много лет
Таила, видно, от меня невзгоды,
Чтоб ныне мучить злейшей из смертей.

Исследователи упоминают лишь одно имя женщины, которой посвящены сонеты Микеланджело, - Витториа Колонна, умершей в 1547 году, а историю их отношений относят к последним пяти годам, когда художнику было под 70 и 70, дама же его сердца в возрасте, да еще католичка из новообращенных. Здесь что-то не так.

Сохранилось свидетельство современника Микеланджело, из его учеников: «Особенно велика была его любовь, которую он питал к маркизе Пескара, влюбившись в ее божественный дух и получив безумную ответную любовь и от нее, от которой он хранит множество писем, исполненных чистой и сладчайшей любви <...> , и он писал для нее множество сонетов, талантливых и полных сладостной тоски» (Асканио Кондиви. Жизнеописание Микельаньоло Буонарроти. 1553).

Это и есть Витториа Колонна в молодые годы, вдова князя Пескары, встреча с которой еще до 1542 года могла предопределить их взаимоотношения на склоне лет.

Но есть сонеты, в которых Микеланджело имеет в виду явно молодую женщину, красотой которой восхищается.

             *  *  *
Нет радостней веселого занятья:
По злату кос цветам наперебой
Соприкасаться с милой головой
И льнуть лобзаньем всюду без изъятья!

И сколько наслаждения для платья
Сжимать ей стан и ниспадать волной,
И как отрадно сетке золотой
Ее ланиты заключать в объятья!

Еще нежней нарядной ленты вязь,
Блестя узорной вышивкой своею,
Смыкается вкруг персей молодых.

А чистый пояс, ласково виясь,
Как будто шепчет: «не расстанусь с нею...»
О, сколько дела здесь для рук моих!

И все же основная тема лирики Микеланджело, кроме творчества и смерти, проблем бытия, это его любовь к Витториа Колонна, получившая от нее отклик, но на склоне лет для обоих мучительная.

           *  *  *
Дерзну ль, сокровище мое,
Существовать без вас, себе на муку,
Раз глухи вы к мольбам смягчить разлуку?
Унылым сердцем больше не таю
Ни возгласов, ни вздохов, ни рыданий,
Чтоб вам явить, мадонна, гнет страданий
И смерть уж недалекую мою;
Но дабы рок потом мое служенье
Изгнать из вашей памяти не мог, -
Я оставляю сердце вам в залог.

Впрочем, это стихотворение и другие вполне могут быть обращены не к Витториа Колонна.

           *  *  *
Надменное, сухое сердце, - влек
Меня твой свет: увы, огни лукавы, -
Ты вдруг вскипаешь страстью, но забавы
Твои недолговечней, чем цветок.
Уходит время, наша жизнь в свой срок
Должна вкусить губительной отравы;
Нас срезывает серп, хоть мы не травы...

Нестойка красота, непрочна верность,
И каждая питается другой,
Как грешностью твоей мои невзгоды...

Нас разделять все те будут годы.

             *  *  *
О, было б легче сразу умереть,
Чем гибелью томиться ежечасной
От той, кто смерть сулит любви злосчастной!

Увы, как сердцу не тужить,
Когда его все горше дума губит,
Что та, кого люблю, меня не любит?

Как можно мне остаться жить,
Когда она твердит, и это явно,
Что ей себя не жаль, - меня ж подавно?

Как мне внушить ей жалость, если впрямь
Ей и себя не жалко? - О, проклятье!
Ужели вправду должен смерть принять я?

По исключительной силе переживаний это стихотворение явно относится к Витториа Колонна.

              *  *  *
Природа сотворила
Все чары девушек и донн,
Чтоб дать их той, кем я воспламенен,
Но кто и сердце мне оледенила.
Ни разу не томила
Кого-либо скорбь, горшая моей!
Смятенье, страх, унылость дней
Не ведали прочнее основанья;
Но также ликованья
Сильней не знало ни одно созданье.

Здесь речь скорее всего об одном из увлечений Микеланджело смолоду, об увлечении художника женской красотой, что питает творчество.

           *  *  *
Я - отсвет твой, и издали тобою
Влеком в ту высь, откуда жизнь моя, -
И на живце к тебе взлетаю я,
Подобно рыбе, пойманной удою;

Но так как в раздвоенном сердце жить
Не хочешь ты, - возьми же обе части:
Тебе ль не знать, как нище всё во мне!

И так как дух, меж двух властей, служить
Стремится лучшей, - весь в твоей я власти:
Я - сухостой, ты ж - божий куст в огне!

У Микеланджело мы находим и сонеты о любви и женской красоте чисто философского содержания.

              *  *  *
Скажи, Любовь, воистину ли взору
Желанная предстала красота,
Иль то моя творящая мечта
Случайный лик взяла себе в опору?

Тебе ль не знать? - Ведь с ним по уговору
Ты сна меня лишила. Пусть! Уста
Лелеют каждый вздох, и залита
Душа огнем, не знающим отпору.

Ты истинную видишь красоту,
Но блеск ее горит, все разрастаясь,
Когда сквозь взор к душе восходит он;

Там обретает божью чистоту,
Бессмертному творцу уподобляясь, -
Вот почему твой взгляд заворожен.

             *  *  *
Скорбит и стонет разум надо мной,
Как мог в любви я счастьем обольститься!
И доводом и притчею живой
Меня корит и молит вразумиться:

«Что черпаешь в стихии огневой?
Не только ль смерть? Ведь ты же не жар-птица?»
Но я молчу: нельзя чужой рукой
Спасти того, кто к смерти сам стремится.

Мне ведом путь и блага и страстей,
Но втайне мной другое сердце правит;
Его насилье слаб я побороть.

Мой властелин живет меж двух смертей:
Одна - страшна, другая же - лукавит,
И вот томлюсь, и чахнут дух и плоть.

             *  *  *
Надежная опора вдохновенью
Была дана мне с детства в красоте, -
Для двух искусств мой светоч и зерцало.
Кто мнит не так, - отдался заблужденью:
Лишь ею влекся взор мой к высоте,
Она резцом и кистью управляла.

Безудержный и низкопробный люд
Низводит красоту до вожделенья,
Но ввысь летит за нею светлый ум.
Из тлена к божеству не досягнут
Незрячие; и чаять вознесенья
Неизбранным - пустейшая из дум!

Смерть Витториа Колонна не ввергла Микеланджело в уныние, он сам готов к ней. Он проживет еще 17 лет, весь в трудах.

              *  *  *
Когда моих столь частых воздыханий
Виновница навеки скрылась с глаз, -
Природа, что дарила ею нас,
Поникла от стыда, мы ж - от рыданий.

Но не взяла и смерть тщеславной длани:
У солнца солнц - свет все же не погас;
Любовь сильней: вернул ее приказ
В мир - жизнь, а душу - в сонм святых сияний.

Хотела смерть, в ожесточенье зла,
Прервать высоких подвигов звучанье,
Чтоб та душа была не столь светла, -

Напрасный труд! Явили нам писанья
В ней жизнь полней, чем с виду жизнь была,
И было смертной в небе воздаянье.

Красота женщин привлекала поэта Микеланджело до последних дней.

                *  *  *
Когда ты, донна, приближаешь
Свои глаза к глазам моим, -
В их зеркале себе я зрим,
А ты себя в моих отображаешь.
Меня, увы, ты созерцаешь
Таким, как есть, - в болезнях и летах,
А я тебя - светлей звезды лучистой.
И небу мерзостно, ты знаешь,
Что я, урод, живу в благих очах,
Во мне ж, уроде, виден лик твой чистый.
И все ж, кому тропа тернистей:
Тебе ль, вникающей в мой взор?
Мне ль, кто теряет рай лучистый,
Когда смыкаешь ты затвор
Своих очей? - Бесплоден спор
Ничтожества с красою величавой:
В любви должна быть общность лет и славы.


©  Петр Киле



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены