Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Гомер «Илиада»

Племена греков-ахейцев появились на Балканском полуострове во II тысячелетии до н.э. С завоеванием острова Крит, где процветала развитая цивилизация с утонченной культурой, ахейцы приобрели то, чем всегда будут отличаться греки, - любознательность и восприимчивость к красоте. Недаром основным событием, легшим в основу мифов и сказаний, стала Троянская война, когда греки вступились, как и сказать иначе, за красоту Елены. Эта героическая эпоха тем еще и примечательна, что она явилась кануном крушения мощи ахейских государств под натиском других греческих племен - дорийцев, таких же варваров, какими были ахейцы тысячу лет назад. История повернула вспять:  вместо государств, вновь родовая община, заброшена морская торговля, забыты ремесла, искусства, письменность, что впоследствии назовут крито-микенской культурой. Но сохранялась в череде столетий память племен о героической эпохе - в мифах и сказаниях.
И вот на новом витке развития греческой цивилизации, как предполагают, в Ионии - на западном побережье Малой Азии или на одном из близлежащих островов - родился, по тем временам, рапсод, о котором известно только имя и то, что древние связывали с его именем поэмы «Илиада» и «Одиссея». Гомер. Известно также, что он был слеп, очевидно, в старости, ибо его узнали и запомнили лишь в его старости. Он жил в VIII или в начале VII века до н.э. Это было время, когда эпос был востребован, уже зарождалась на основе народных песен лирика, эпоха архаики, нечто вроде проторенессанса, с явлением «Илиады» в письменном виде и с началом изучения Гомера в школах, что ляжет в основу греческого образования и культуры.

Поскольку о Гомере мало что известно, вчитаемся в «Илиаду», и образ поэта, уверяю вас, проступит из глубин тысячелетий, простой и величавый, как герои и боги, воистину равный его персонажам как в отдельности, так и вместе взятым. Сверх всего, поэт, всеобъемлющий гений. Он не просто автор поэм «Илиада» и «Одиссея», он автор античной культуры.
Понятно, вчитаться в поэмы Гомера не так просто; помимо всего, существует громадная временная дистанция, язык и форма стиха - гекзаметр - все кажется архаичным... Я не один раз брал в руки Гомера, да в то время, когда уже после университета, с увлечением открывал классическую прозу и поэзию всех времен и народов, но чтение не шло, как вдруг, по счастливому случаю, зачитался, а в окна светило солнце, то же самое, что сияло в благословенных небесах Эллады, солнце Гомера, как увидел его однажды и Шиллер и воскликнул: «Видишь - сияет светло солнце Гомера и нам!»
Я унесся в синие дали над морем, где на берегу и в небесах разворачивались сцены из жизни людей, вовлеченных в распри, и богов, принимающих самое активное участие в них. Здесь все удивительно, но столь естественно, что все принимаешь за поэзию и правду. Это не миф и не предания, отголоски народного творчества в тысячелетиях, а поэтическое создание искусства, первое и высшее.
«Илиада» не эпос, героическая история народа, а скорее драматическая поэма, даже трагедия, в основе сюжета которой отнюдь не Троянская война, а гнев одного из героев Троянской войны Ахиллеса на царя Агамемнона, предводителя войска ахеян, что повлекло ряд трагических событий войны. Сюжет поэмы разработан предельно лаконично и драматично, как у современного романа. При этом в перипетиях сюжета принимают прямое участие олимпийские боги. Действие строится, как в драме, через диалоги, казалось бы, длинные, но бесконечно выразительные и всегда оправданные по смыслу, что отдает то мудростью, то глубиной психологизма, то высоким лиризмом.

Завязка действия и сюжета обозначена в первых же строках поэмы: в лагере ахеян случился мор, ниспосланный, как выяснится, Аполлоном за обиду, нанесенную жрецу Хрису, который явился за дочерью, пленницей, ставшей наложницей царя Агамемнона, «принесши бесчисленный выкуп», но «пастырь народов Атрид» оскорбил жреца и пригрозил смертью. Калхас, провидец, прознав о причине мора, боясь гнева царя, попросил защиты у Ахиллеса. Агамемнон, вынужденный отдать Хрисеиду, решил взять взамен наложницу Ахиллеса Брисеиду, чем обидел и разгневал героя, и тот отказался участвовать в битвах. Первопричина войны - похищение Елены - обыгрывается на уровне взаимоотношений главных среди греков героев. Вообще характер царя Агамемнона обозначен столь ясно у Гомера, как, впрочем, и других героев и богов и богинь, что судьба его, ставшая сюжетом трагедий, быть убитым женой в день возвращения с Трои, заключает в себе глубочайший смысл. Ведь он, помимо всего, принес свою дочь Ифигению в жертвоприношение богам, чтобы только достичь целей похода - разрушения Трои.

Ахиллес взывает к матери Фетиде, и та поднимается на Олимп, и сам Зевс посылает Сон Агамемнону, пусть поведет войска на битву, он ныне победит, мол, и без участия Ахиллеса, сон, конечно, обманный, чтобы греки понесли урон и призвали вновь Ахиллеса.
Войска собираются сразиться, и тут Парис, уязвленный Гектором, мол, он испугался Менелая, жену которого тайно увез, предлагает весьма разумное решение: поединок его с Менелаем между двух войск, - Елена достанется победителю, и войне конец. Это всех радует и даются клятвы.
Услышав о поединке Менелая и Париса, Елена выходит к воротам, с вышины которых старцы смотрели на поле битвы. Мы видим ее впервые.

Старцы, лишь только узрели идущую к башне Елену,
Тихие между собой говорили крылатые речи:
«Нет, осуждать невозможно, что Трои сыны и ахейцы
Брань за такую жену и беды столь долгие терпят:
Истинно, вечным богиням она красотою подобна!
Но, и столько прекрасная, пусть возвратится в Элладу;
Пусть удалится от нас и от чад нам любезных погибель!»

В поединок Менелая и Париса, которому грозит гибель, успевает вмешаться Афродита и уводит невидимым своего любимца в его дом; мало этого, богиня призывает Елену приласкать мужа и сердится, что та ни ею, ни Парисом недовольна, грозится возненавидеть ее, «как прежде безмерно любила». Елена обращается с упреками и к Парису, а тот говорит, что «пламя такое в груди» у него никогда не горело, даже тогда, когда он ее увозил и «сочетался любовью и ложем» с нею, и она смиряется.
Однако клятвы нарушены, и возобновляются сражения, в которых отличаются то Диомед, то Гектор и Аякс, вступившие в единоборство, то Агамемнон, - идут битвы за стену, при кораблях, - ахеянам пришлось отступить, - и все это при постоянном вмешательстве богов то на стороне ахеян, то троян... Боги даже собираются на Совет, а Гера обращается к Афродите за ее поясом, чтобы обольстить супруга своего верховного владыку Зевса и отвлечь его, тем самым помочь одной из сторон... И само обольщение в небесах мы видим... Выходит, Гомер воспринимает и богов, как людей, чисто поэтически, без священного трепета, что не позволяет верующим так вольно обходиться с небожителями?
Без участия в битвах Ахиллеса греки несут урон, наконец, он позволяет выйти на поле своему другу Патроклу, который весьма отличается, но гибнет от рук Гектора. Ахиллес безутешен, снова жалуется матери, и по просьбе Фетиды бог Гефест кует щит для героя, который отрекается от гнева, и сражения на земле вспыхивают с новой силой, и боги от отдельных козней переходят к прямому участию в битве ахеян и троян... Зевс грянул громами, Посейдон потряс землю и море... Против Посейдона, седовласого старца, выступил юный Апполон, против Арея - «с очами лазурными дева Паллада», против Геры - Артемида, против Гефеста - Скамандр...

Ахиллес ищет Гектора, а боги устремляются друг на друга совершенно, как герои; на Арея, бога войны, Афина бросила камень, и тот свалился наземь; к нему на помощь пришла Афродита, что увидела Гера и показала Афине, призывая скорей ее преследовать.

Так изрекла, - и Афина бросилась с радостью в сердце;
Быстро напав на Киприду, могучей рукой поразила
В грудь; и мгновенно у ней обомлело и сердце и ноги.
Оба они пред Афиною пали на злачную землю.

Между тем Посейдон и Аполлон стояли друг против друга, не вступая в единоборство, но, обменявшись речами, расходятся. Вот что сказал Аполлон, кажется, из всех богов самый близкий к людям:

«Энносигей! Не почел бы и сам ты меня здравоумным,
Если б противу тебя ополчался я ради сих смертных,
Бедных созданий, которые, листьям древесным подобно,
То появляются пышные, пищей земною питаясь,
То погибают, лишаясь дыхания. Нет, Посейдон,
Распри с тобой не начну я; пускай человеки раздорят!»

Умерщвлением Гектора, погребением Патрокла затихает гнев Ахиллеса, и тут в ночи у него в палатке тайно, не без помощи богов, является старец Приам, пришедший за телом Гектора с выкупом. Между Ахиллесом и Приамом происходит знаменательный диалог, когда устанавливается взаимопонимание и сочувствие между врагами - под спудом горестных событий и неминуемых новых бедствий.
Пятьдесят сыновей было у Приама, девятнадцать братьев от одной матери Гекубы, все погибли, один остался...

«Сын оставался один, защищал он и град наш и граждан;
Ты умертвил и его, за отчизну сражавшегося храбро,
Гектора! Я для него прихожу к кораблям мирмидонским,
Выкупить тело его приношу драгоценный и выкуп.
Храбрый! Почти ты богов! Над моим злополучием сжалься,
Вспомнив Пелея отца: несравненно я жалче Пелея!
Я испытую, чего на земле не испытывал смертный:
Мужа, убийцы детей моих, руки к устам прижимаю!»

На этой трагической ноте и завершается «Илиада», с последнею строкою:

Так погребали они конеборного Гектора тело.

Падение и разорение Трои - за кадром. Продолжение еще было возможно и естественно у аэдов и рапсодов, распевающих или декламирующих сказания из Троянского цикла. Гомер воспроизвел эпизоды войны как трагический поэт, но не в театре, а на вселенской сцене бытия, вот почему участие богов в делах смертных столь естественно, хотя нередко вызывает досаду.  Перед нами море и небо Эллады, все поэтическое пространство мировосприятия, миросозерцания греков с их героями и богами, блещущих, если не мудростью, то красотой. Это уже не мифология, в которой всегда, у всех народов, много ужасного, а поэзия, солнце Гомера.

В «Илиаде», несмотря на присутствие в ней богов, нет ничего религиозного; скорее довлеет чисто светское отношение к богам, какое установилось было ненадолго в эпоху Возрождения. А ведь древние были глубоко верующие люди. И таков Гесиод.
Гомер - откуда он только взялся - поэт Возрождения, зачинатель Ренессанса в Афинах, первоисточник классического стиля и античной культуры. Это становится особенно ясно из его отношения к богам, как к людям, со всеми их достоинствами и недостатками, а к людям - как к богам. Это сугубо ренессансное, высокое отношение к человеку, богоравному в его достоинстве, пусть он смертен в отличие от богов, что делает его участь заведомо трагической, то есть опять-таки высокой.

«Илиада» - сама по содержанию и форме классическое произведение искусства, первое и высшее в своем роде. В ней источник миросозерцания древних греков, что станет основой зарождения и расцвета всех видов искусства и мысли уже в V веке до н.э. и в последующие тысячелетия.


©  Петр Киле



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены