Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Эллинизм.

 Античная культура эпохи эллинизма представляет удивительное и уникальное явление, в смысле и значении которого исследователи мало разобрались, обращая внимание больше на внешние события истории. Прежде всего это завоевания Александра Македонского и распад его империи на ряд крупных монархий, в пространствах которых оказались греческие города-государства, что создает новую эпоху в развитии античной культуры.

Начало эпохи эллинизма связывают с завоеваниями Александра, а конец - с завоеваниями Рима, что по сути лишь воссоздает ситуацию подчинения Греции (и Египта), как ранее Македонии, теперь Риму (30 г.до н.э.). Между тем процесс эллинизации по всей Эгеиде и Средиземноморью начался с колонизации греками всей ойкумены.

И история Рима, начиная с его возвышения на Аппенинском полуострове, с покорением этрусков, исчезнувшего народа, с уникальной культурой, отрытой и открытой лишь в эпоху Возрождения, по сути, легшей в основу римской, изначально погружена в поэтическую атмосферу и образы греческой мифологии.

В ней-то вся тайна и притягательная прелесть культуры Эллады. Этруски, по некоторым признакам, племя с корнями на Востоке, основавшие свое государство в пространстве от реки Арно до Тибра, создали искусство, как бы повторяя этапы развития от архаики до классики греческого искусства, разумеется, в малых размерах и совершенно самобытное. Вообще можно подумать, не римляне, а именно этруски - потомки Энея, достигшие берегов Италии после гибели Трои. Ведь и знаменитая волчица, вспоившая своим молоком Ромула и Рема, - это одна из удивительных скульптур этрусков.

Персидское царство еще задолго до Александра Македонского, покоряя греческие города в Малой Азии, подпало под обаяние греческого искусства, о чем свидетельствует Галикарнасский мавзолей, в строительстве которого принимали участие греческие мастера, среди них и Скопас. Гробница персидского сатрапа Мавзола напоминала египетскую пирамиду, ее верх, а по основанию - греческий храм с колоннадой и с фризами, на которых была воспроизведена амазономахия - битва греков с амазонками. Сооружение - высотой более 40 м., по периметру основания - более километра - производило величественное и прекрасное впечатление. Недаром оно было признано одним из семи чудес света. Это греческая классика, предугадавшая наступление эпохи эллинизма.

Первоначально слово эллинизм означал хорошее знание греческого языка, разумеется, прежде всего негреками, по сути, речь шла о греческой образованности, значение которой возрастает с завоеваниями Александра Македонского, а затем и Рима. Эллада, лишившаяся, казалось бы, свободы, становится школой для всех народов ойкумены.

При этом надо учесть одно обстоятельство, неприметное с виду: уже первые начатки знаний связаны с образами и историями мифов, и это самое необходимое и существенное в греческой образованности, в греческой культуре, в греческой премудрости, что узнается по-детски как бы через сказки, вместе с тем возникает возможность для освоения предметов искусства от бытовых вещей до поэм Гомера, а также философских учений.

Эпоха эллинизма, помимо исторических событий, войн, - это и есть освоение культуры Эллады, ее распространение и развитие в условиях, когда мир необыкновенно расширился, и человек почувствовал себя песчинкой в море, то лазурно-светлого, то бушующего. Классическая эпоха с ее культом красоты и разума осталась в прошлом и взошла романтическая эпоха с ее культом красоты, с примесью экзотики, интереса к Востоку и к мистике, с преобладанием чувства над разумом, с проповедью эпикуреизма и стоицизма. Пессимизм греков, о чем говорил Ницше, по-настоящему проступил именно в эту эпоху, при этом обретая черты стоицизма и фатализма, что станет преобладающим чувством у римлян.

Архитектура и скульптура эпохи эллинизма в Греции сохраняет свою связь с поздней классикой, когда уже проступали беспокойство и патетика у Скопаса. В архитектуре получает распространение коринфский ордер, капитель которого напоминает корзину с цветами, колонны производят впечатление легкости и непринужденности, воплощение недостижимой в жизни мечты.

Сохранились удивительные сами по себе колонны храма Зевса Олимпийского в Афинах (II в. до н.э. - II в. н.э.). Судя по дате завершения строительства храма, для греков эпоха эллинизма продолжалась, хотя римский дух уже царил в ойкумене. Во II в. до н.э. был сооружен  Пергамский алтарь, в котором также совмещались греческие и восточные традиции, как в Мавзолее в Галикарнасе, со знаменитыми рельефами фризов, в которых патетика в фигурах и борьбы достигает высшего напряжения.

Именно с эпохой эллинизма связаны две знаменитые статуи. Это «Венера Милосская» (III в. до н.э.). Это, конечно, классика, высокая классика, только изгиб тела богини свидетельствует об эпохе эллинизма.

Агесандр, Полидор и Афинодор. «Лаокоон». I в. до н.э. Снимок этой скульптурной группы, чудом сохранившейся за тысячелетие забвения и найденной в эпоху Возрождения, возможно, из учебника по истории Древней Греции и Рима произвел на меня в детстве потрясающее впечатление, глубоко личное. Здесь ужас, боль, трагизм бытия предстают в поразительной пластике человеческих тел и совершенства, пленительное воплощение трагического, греческая трагедия, обретшая пластическую форму.

От эпохи эллинизма сохранилось больше всего камей и инталий, что говорит о широком распространении искусства глиптики (резьбы по камню). Инталии (или энталии) - это камни с углубленной резьбой, что использовалось как печать; камеи - камни, чаще слоистые, с выпуклой резьбой, нередко покрытые цветными эмалями.

Из первых посещений Эрмитажа что я запомнил, а затем нет-нет находил вновь и вновь, это «Камея Гонзага». Я не ведал тогда, что это редчайший экземпляр, одно из самых знаменитых произведений глиптики, уж ясно, самое замечательное во всех отношениях.

На камее мы видим парный портрет Птолемея II и Арсинои II. Это III в. до н.э. Птоломей II продолжал начинания своего отца с созданием Музея (Дома муз) и Библиотеки; он женился на своей сестре, вероятно, сводной, Арсиное, которая и правила фактически Египтом.

Камея из Александрии неведомо какими путями попала в Италию и всплыла из глубин времени в семействе Гонзага в эпоху Возрождения, чтобы оказаться в Эрмитаже как символ или эмблема Ренессанса в России, о чем, увы, еще мало кто ведает. Но я помню впечатление, вынесенное от камеи, священное и трепетное чувство, с удивительными именами - Птоломей и Арсиноя, да с именем Гонзага (мне представлялось, камея принадлежала женщине, одной из замечательных женщин эпохи Возрождения).

Эпоха эллинизма - это прежде всего расцвет Александрии, основанной Александром и ставшей столицей Египта при Птолемее I, а также Антиохии, столицы Селевкидов, и Пергама, столицы небольшого государства в Малой Азии, отпавшего от царства Селевка, в которых получила всестороннее развитие эллинистическая культура, с первыми знаменитыми библиотеками в истории человечества. Когда в Александрии из-за соперничества с Пергамом в создании свитков, списков всевозможных сочинений, запретили вывоз из Египта папируса, там изобрели способ обработки кожи и получили пергамент.

Именно в Александрии были переведены отдельные книги Библии с еврейского или арамейского на греческий язык или написаны еще в III в. до н.э., что подготовило почву для распространения христианства уже в условиях владычества Рима. Таким образом, христианство - это явление эллинистической культуры, усвоенной Римом в период, когда его жизненные силы, как у человека к старости, стали иссякать, с гибелью во спасение.
 
Эпоха эллинизма, которая в значительной степени продолжалась и в пору владычества Рима, который и есть имперское воплощение эллинизма с его экспансией, но уже силой меча, как начинал Александр Македонский, создала новый жанр в литературе, как эпоха классики - жанр трагедии. Это античный роман.

Сохранились лишь названия множества романов и несколько романов целиком, воистину образцовых, чтобы не исчезнуть, как скороспелые типовые сочинения. Это романы Ахилла Татия «Левкиппа и Клитофонт», Лонга «Дафнис и Хлоя» и Апулея «Метаморфозы, или золотой осел». Они открывают нам мир античной культуры эпохи эллинизма в сугубо поэтической форме жанра, столь привычного для современного читателя.

Античный роман зародился в Греции, как предполагают исследователи, в I веке до н.э. Но поначалу, еще в эпоху классики, получили распространение сказки и новеллы на мифологические сюжеты, а затем, уже в эпоху эллинизма, чисто любовные и авантюрные новеллы, которые собирались в сборники с общей сюжетной рамкой. Разрозшиеся новеллы со вставными историями уже могли иметь вид романа.

Сохранившиеся экземпляры античных романов относят ко II веку нашей эры, но они дают представление об истории возникновения нового жанра. Впрочем, главное для нас - это соприкосновение с жизнью людей эллинистической эпохи, чему вовсе не мешает условность образов, ситуаций и приемов, поскольку в них отчетливо проступает поэтика античного романа, можно сказать, поэтическая атмосфера и культурная среда автора и его персонажей, помимо приключений, каковые, составляя основной интерес для читателей и тогда, и теперь, не отличаются новизной, а скорее наивны и примитивны, как в современном кинематографе Запада и Востока.  

В романе Ахилла Татия «Левкиппа и Клитофонт» повествование начинается от лица автора, который образован, щеголяет познаниями, иронизирует над идеальными героями и расхожими сюжетными ходами романов, а затем рассказ ведется от лица героя, который сам вольно или невольно развенчивает себя, что говорит о том, что античный роман прошел уже большой путь развития, предваряя по сути развитие новоевропейского романа вплоть до XIX - XX веков. Посудите сами.

«Я оказался в Сидоне, спасшись от сильного ненастья, и поспешил принести благодарственную жертву богине, которую жители города называют Астартой. Затем я отправился бродить по городу, рассматривал жертвенные приношения и остановился перед картиной, изображающей море и землю. Я узнал Финикийское море, Сидонскую землю и Европу. На лугу кружился хоровод девушек. В морских волнах несся бык, на спине у него сидела прекрасная девушка, они плыли по направлению к Криту».

В роще среди жертвенных приношений висит картина. Описание картины создает ощущение реальности, в которой смыкаются действительность и миф.

«Цветы в несметном множестве покрывали луг, деревья и кусты росли в столь близком соседстве, что касались друг друга листьями, сплетались ветвями кроны, образуя над цветами непроницаемую крышу».

«На краю луга, у самого моря стояли девушки. Одновременно восторг и ужас являли собой они. Венки обрамляли чело каждой, волосы разметались по плечам. Хитон, подтянутый поясом до колен, открывал ноги, не обутые в сандалии. Бледные, искаженные лица, устремленные к морю глаза, чуть приоткрытые уста, казалось, готовые  испустить вопль ужаса, руки, простертые к быку».

«Несся среди морской пучины бык, - согнув ноги, он оседлал вздыбленный вал. На спине его сидела девушка, ноги ее свешивались с правой стороны. Бык послушно следовал за рукой, которая направляла его. Хитон закрывал грудь девушки, а нижняя часть ее тела была скрыта складками плаща. Тело ее просвечивало сквозь белый хитон и пурпурный плащ».

Изумительная живопись, что воспроизвел спустя тысячу с половиной лет Сандро Боттичелли столь неожиданно и удивительно, с полным погружением в миф, что было самою жизнью для автора и его персонажей в романе «Левкиппа и Клитофонт».

У этой картины в роще и встречает автор своего героя, который поведает о своей любви к Левкиппе и превратностях судьбы, какие он претерпел, в частности, из-за вероломности своей возлюбленной, с бегством с нею из дома, с кораблекрушением, с пленением и т.п., со всеми перипетиями сюжета, какие вновь всплывут в новеллах и драмах эпохи Возрождения.

Роман Лонга «Дафнис и Хлоя» имеет Введение, в котором автор тоже говорит о картине... «На Лесбосе охотясь, в роще, нимфам посвященной, зрелище чудесное я увидел, прекраснее всего, что когда-либо видел, картину живописную, повесть о любви». Содержание картины так восхитило, что он решил вступить в соревнование с художником и написать повесть, «в дар Эроту, нимфам и Пану, а всем людям на радость...».

Это ритмическая проза; она возникает при переходе поэта от стихов к прозе, возможно, даже первоначально была набросана поэма, а поскольку наступила пора прозы для поэта или эпохи в целом, поэма и была обработана как повесть. Так или иначе это более ранняя форма романа, чем у Ахилла Татия, поэтому более насыщенная поэзией, чем собственно приключениями.

«Город на Лесбосе есть - Митилена, большой и красивый. Прорезан каналами он, - в них тихо вливается море, - и мостами украшен из белого гладкого камня. Можно подумать, что видишь не город, а остров.

От города этого, стадиях так в двухстах, находилось поместье одного богача; чудесное было именье: зверь в горах, хлеба на полях, лоза на холмах, стада на лугах, и море, на берег набегая, плескалось на мягком песке».

Два мира - город и поместье, где протекает жизнь пастухов и земледельцев, где козопас Ламон и пастух Дриас нашли с разницей в два года подкидышей - мальчика и девочку с дорогими украшеньями, которых вскормили коза и овца. Мальчика усыновили, девочку удочерили, и выросли подкидыши из города в поместье, на природе, не тронутые цивилизацией. Их звали Дафнис и Хлоя. «Оба эти ребенка выросли быстро, и красотой заблистали они много ярче, чем дети простых поселян».

Далее следует пастушеская пастораль, первая в европейской литературе. Только действие, самая жизнь персонажей погружена в миф, а целомудренная история любви Дафниса и Хлои разворачивается у пещеры нимф, с приношениями нимфам, купанием в священном источнике и т.п. По логике сюжета в Митилене отыщутся родители Дафниса и Хлои, по знакам из золотых вещей, но они возвращаются в мир, где выросли и полюбили друг друга.

Знаменитый роман Апулея «Метаморфозы, или золотой осел» о превращении героя в осла и его приключениях, с изрядной долей эротики, со вставной сказкой об Амуре и Психее, связан уже с римским периодом эллинистической эпохи, когда античная культура, неся в себе все достижения греческого искусства и мысли, наполнилась совершенно новым чувством прекрасного, с культом, вместо красоты, самой жизни в ее самых патетических проявлениях, чему самым известным примером служат излюбленные римлянами бои гладиаторов и тут же травля зверей на арене амфитеатров. Могущество Рима было основано на крови и жаждало крови даже в праздничных зрелищах.



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены