C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Эрот (у римлян Амур) и Психея. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Эрот (у римлян Амур) и Психея.

===================================================

 Когда боги наконец проснулись на Олимпе и прослышали о рождении Афродиты и ее бракосочетании с Гефестом, поначалу разразились гомерическим смехом над хромоногим богом-кузнецом, а затем затеяли пир в честь Афродиты. Она же, задетая смехом богов над ее мужем, сказала: "О, боги! Подождите. Пусть муж мой хром и бывает смешон, у меня родится от него сын, которому вы все, как и смертные, будете подвластны." Зевс не забыл невольной угрозы Афродиты и на досуге сам прозревал будущее, обращался даже к прорицателям, которые в один голос, пусть разными словами и символами, провещали примерно так: "Родится бог, самый древний, но и самый юный, которому все подвластно с начала мира."

Царь богов и смертных, весьма озабоченный и встревоженный за свое верховенство, распорядился, чтобы едва родится сын у Афродиты, низвергли его в Тартар. Но богиня, когда пришла пора родить, тайно спустилась на остров Кипр, где впервые вышла из моря, и в глухом лесу, не боясь зверей, потому что все звери, и птицы, и деревья, и растения благоговейно относились к ней, признавая в ней древнюю прародительницу всего живого,  она, как бедная девушка, впавшая в грех, одна-одинешенька вынесла муки родов и оставила младенца в чаще лесной в надежде, что и у зверей кто-то родился по эту пору, и матери вскормят ее бедного сына заодно со своими зверятами. Это все лучше, если бы ребенка жестокий царь богов и смертных, боясь за свою власть, низверг в Тартар.

Как странно, повторилась история с Гефестом в детстве. В самом деле, Эрота подобрали и вскормили вместе две львицы, старая и молодая. А когда мальчик поднялся на ноги, им занялись с превеликой радостью нимфы, хариты и музы, из спутниц Афродиты и Аполлона. Когда же Эрот подрос, Афродита, помня о повелении Зевса, боясь по-прежнему за его жизнь, придумала уловку, единственную в своем роде, какая могла придти в голову только ей, богине любви: она попросила - здесь уж без затей - мужа бога Гефеста, искуснейшего мастера, сделать для их несчастного, преследуемого самим Зевсом сына игрушку ему в утешение и радость - лук и золотые стрелы, как у бога света Аполлона, знаменитого стреловержца, только, разумеется, миниатюрные.
"Добро!" - рассмеялся Гефест и взялся за работу. Когда же стрелы, тонкие и длинные, в полете невидимые, как луч света в луче, были готовы и собраны в колчан из серебра и меди, Афродита, как бы примериваясь, приложила его к своему поясу, касаясь кончиков стрел пальцем, и при этом говорила: "В самый раз! Ранить они не будут никого до смерти, но та боль, что несет острие, будет наполнять сердце радостью и сладостным томлением, а то вожделением и похотью, это уж у кого какая природа. Ты отныне, мой сын, станешь моим посланцем, как Зевсу служит Гермес, богиням - Ирида. Не бойся никого - ни зверей, ни людей, ни богов, даже самого Зевса-громовержца, потому что у тебя в руках самое надежное оружие защиты и нападения. Возбуждая любовь в мире, ты будешь огражден от ненависти и злобы. Действуй, сынок! Да исполнится пророчество и будут тебе подвластны все - и звери, и люди, и боги!"

У Эрота загорелись глаза от столь чудесных предметов, которыми и поиграть приятно, и обладать выгодно. Вот он принялся носиться всюду, забегать по ночам в дома с факелом, пуская стрелы направо и налево, и заигрался до того, что всполошил даже богов, победил самого Аполлона, заставив его влюбиться безответно в Дафну, а Зевса, царя богов и смертных, превращаться то в лебедя, то в быка - все во имя любви.
Все желали оказаться его жертвой, боясь при этом, ибо то великое счастье, какое он приносил на острие золотых стрел, могло обернуться страданием и даже смертью. Многие его считают всего лишь капризным и шаловливым сынишкой Афродиты, ее посланцем, будто без его стрел она ничего не может. На самом деле она все может и делает, часто невпопад, сама то и дело влюбляясь и готовая обольстить хоть кого, радуясь, когда ее принимают за гетеру, а то и блудницу.

Влюбился нежданно-негаданно и Эрот. Он по приказанию матери отправился в город, где жила Психея и откуда слава о необыкновенной ее красоте распространилась по всему свету. Правда, к ней не сватались, как к Елене, а лишь поклонялись ее воистину божественной красоте, сравнивая царскую дочь с одною Афродитой, а иные утверждали, что это сама богиня сошла на землю. Эрот прилетел и застал на лужайке перед царским дворцом самого Аполлона, бога света, в окружении муз, привлеченных красотой Психеи, столь удивительной, несказанной.
- "Как! - возмутился Эрот. - Я должен наказать ее, связав с последним из смертных, без роду и племени?"
Выхваченная из колчана золотая стрела соскользнула меж пальцев, он перевернулся через плечо с тем, чтобы на лету поймать ее, что, конечно, ему удалось сделать, да только поранил себя ненароком, может статься, нарочно. Аполлон с улыбкой наблюдал за курбетами Эрота в вышине, догадываясь, что с ним приключилось. Бог рассмеялся над Эротом, помня, как тот поступил с ним в отношении Дафны.

- "Стрелок вероломный! Сам, наконец, попался. Узнаешь любовь, забудешь о детских проказах", - подумал вслух Аполлон; он, конечно, ведал о гневе Афродиты, об ее приказании наказать Психею, но теперь, когда сам Эрот воспылал любовью к несчастной девушке, складывается презабавная ситуация, что весьма развлечет богов на Олимпе.
Теперь ясно, почему дельфийский оракул, когда к нему обратился отец несчастной Психеи, отчаявшись выдать ее замуж, - ведь никто не смел к ней свататься, как к богине, - ответил известно как. Готовить дочь к погребальному обряду, потому что супругом ей рок предназначил не смертное существо, а чуть ли не баснословное чудовище. Между тем Эрот, вовсе не нуждавшийся в подобных пророчествах, прослышав о них, решил действовать соответствующим образом. Когда несчастную Психею, смирившуюся со своей ужасной, неведомой участью ради старых родителей, послушных воле богов, привели на край высокого обрыва и оставили одну, зефир, по повелению Эрота, распластав ее одежды, как крылья, унес и мягко опустил на луг зеленый, где она заснула, как ей мнилось, смертным сном. Но все вокруг благоухало, как в ясный летний день, и Психея пробудилась с надеждой, что все будет хорошо, прямо чудесно.

Таким образом, Эрот не без помощи Аполлона вступил со Психеей в тайный брак, но чудак не открылся своей юной жене, и она из-за очень естественного в ее положении любопытства ночью, взяв светильник, склонилась над ним в страхе увидеть чудовище, а видит чудесного юношу, только без крыльев, колчана со стрелами и лука, каковые он оставил у двери. От радости Психея забыла о светильнике, горящее масло упало на плечо Эрота, который вскричал от боли, а пуще от обиды, что Психея не послушалась его, нарушила клятву не пытаться увидеть его, узнать, кто он, и унесся в чертоги Афродиты. Он с ходу, скрывая рану на плече и боль, выпалил: "Ты не один раз грозилась отнять у меня лук и стрелы, крылья и факел, чудесные игрушки, какие смастерил мне мой отец, а ты сделала их атрибутами моей силы и власти себе же в угоду и наслаждение. Я вышел из детского возраста, когда ребенок не ведает, что творит. Возьми все обратно," - и отдает ей лук и колчан со стрелами, срывает со спины крылья.

- "Скажите, какой умник!" - удивилась Афродита, глядясь в зеркало и прихорашиваясь, как любят изображать ее художники.
- "Право, маменька, тебе следует примириться с мыслью, что я уже не ребенок, - сказал Эрот. - Мои крылья, лук и стрелы можешь отдать любому из детишек, коих и от богинь, и от смертных женщин рождается великое множество. Я тебя обожаю и люблю как само воплощение красоты. Что же касается другой твоей ипостаси, древнейшей твоей сущности - Эроса, воплощение коего ты хотела во мне видеть, назвав меня Эротом, она, эта сущность, во мне жива и явлена не просто, как любовь, естественная для тебя стихия, а как любовь к красоте, что присуще мне и по природе отца моего, и, что важней, по природе вещей и законам мироздания."
- "Ах, милый мой философ, - уже без смеха, почти серьезно вопрошала Афродита сына, - отказавшись от чудесной власти над богами, людьми и всем живым в мире, чему же ты хочешь посвятить свои досуги и дни? Неужели философии? Не забывай, ты бог, а боги обладают мудростью от века, мудростью, любовью к коей и живут философы, часто за счет всех иных земных радостей. Что же прельщает тебя в подобной участи?"

- "Маменька! - воскликнул Эрот. - Я бы легко ответил на твой вопрос: бессмертная слава, ее жаждут и боги, и люди. Но ныне, - я должен признаться, даже если это не понравится тебе, - меня влекут как раз земные радости. Впрочем, столь же и небесные. Мама, ведь я сам влюбился и люблю!"
- "Ах, вот как! - с изумлением обрадовалась Афродита. - Почему же ты решил, что это мне не понравится?"
- "Да потому что мою возлюбленную зовут Психея," - с легким вызовом ответил Эрот.
- "Как! - мгновенно воспылала гневом Афродита. - Ты полюбил, ты посмел полюбить мою соперницу? Эту самозванку?!"
- "Мама! Психея не самозванка. Если люди сравнивали ее красоту с твоей, это не значит, что она называла себя твоим именем."
- "Ее почитают, как богиню. С богами соперничать смертным не пристало, - вскричала Афродита и топнула ногой. - Так-то ты исполнил мое повеление."

- "Мама! - с отчанием в голосе произнес Эрот. - Меня выкормили львицы, вырастили и воспитали нимфы. Зачем же ты, бросив меня в лесу, вновь отыскала и поселила в своем доме? Видя тебя вседневно, я впитал в себя твою небесную красоту. Кого же я мог полюбить, как не ту, чья несравненная красота напоминает людям твою? Кого? Когда ты повелела мне, как несмышленышу, погубить Психею только за то, что слава о ее красоте уязвила тебя, ужели я должен был послушаться тебя и лишить себя навеки возможности полюбить самому, погубить красоту, какой не было и не будет? Почему ты не преследовала Елену, пресловутая красота которой принесла столько бед ахеянам и троянцам, а во всем потакала ей и даже побуждала бросить мужа, дочь и уехать с твоим любимцем Парисом? И началась долгая, кровавая война - на радость твоему Аресу!"
- "Почему? - Афродита несколько даже смутилась. - Ты ведь знаешь. Зачем же Афина и Гера затеяли со мной спор, кто из нас прекраснейшая? Разве не я, богиня любви и красоты? Неужели я могла уступить? А давши слово Парису, я и споспешествовала его счастью."
- "А его не было и не могло быть. Погибло столько народу, столько славных героев. Разрушена Троя."

- "О чем ты говоришь? - разгневалась вновь Афродита. - Троянская война воспета аэдами. Ты, верно, наслушался этого силена, который вечно ходил босиком, произносил речи, совращающие юношество и плохо кончил. Хорошо, иди. Дурной пример заразителен. Ты мне не сын!"
- "О, маменька!" - с великим сожалением проговорил Эрот, не понятый ею и вместе с тем готовый с радостью пуститься в странствия после чудесных лет учения.
- "Иди! Иди! Будешь ступать по земле, есть скудную пищу людей и то из объедков с чужого стола. А когда бедный, чуть ли не в лохмотьях придешь к Психее, да она прогонит тебя взашей. И будет права."
- "Не прогонит она меня, а приютит," - возразил Эрот.
- "Ну и прекрасно. Исполнится тебе мое повеление: в наказание ей ты сделал так, чтобы она полюбила последнего из людей, без положения в обществе, беззащитного перед всеми, даже малыми детьми, которые будут ему вслед смеяться и кидать камни. Прочь с моих глаз!"
Афродита с печалью во взоре отвернулась от сына, который, вздохнув с облегчением, точно после слез, вышел вон. Он обрел свободу. Полюбив Психею, хотя она и подвела его, Эрот возжаждал новых дел и путей в жизни... (отрывок из романа"Восхождение").

 


======================================================


 

©  Петр Киле



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены