Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Золотой век Флоренции

Возвышение Флорентийской республики в XV веке связано с семейством Медичи, богатства и влияние которого, кроме власти, сосредоточились в развитии искусства и мысли. Медичи выступали правителями, не имея обычного для тех времен статуса - титула или наследственного права. Только богатство, чем обладали и другие семейства, щедрость и мудрость, что могли оспаривать другие, поэтому борьба партий постоянно сотрясала Флоренцию, вплоть до заговоров и мятежей, о чем очень выразительно рассказывает Никколо Макьявелли в «Истории Флоренции», один из создателей большого стиля эпохи Возрождения в литературе. Жаль только, он не касается культурной жизни Флоренции в пору правления первых Медичи.

При Козимо Медичи, о жизни и смерти которого Макьявелли поведал, по его собственному признанию, как пишут о государях, во Флоренции была учреждена Платоновская академия (1459), уникальное явление в истории итальянской и всей европейской культуры. Расцвет Флорентийской академии приходится на время правления Лоренцо Медичи (1469-1492), внука Козимо Медичи.

Главным деятелем «Платонической семьи» (Platonica familia), как называли Платоновскую академию ее члены, был Марсилио Фичино (1433-1499). Его вилла в Кареджи, подарок Козимо Медичи, и стала подобием Платоновской академии, что меньше всего было похоже на учебное или академическое заведение. Здесь собирались друзья; время проводили в беседах, прогулках и пирушках; между тем Фичино перевел всего Платона, всего Плотина, Порфирия, Ямвлиха и Прокла, неоплатоников, и еще много чего, с обширными комментариями. Фичино, духовное лицо, проповеди превращал в лекции, возносил Платона наравне с Христом, упивался дружбой и своей прекрасной игрой на лире.

То, что говорит Марсилио Фичино о Данте, мол, он имеет «небесную родину», «ангельское происхождение», он - «поэтический философ», относится всецело и к нему.

Эстетика Фичино - это предварение ренессансной классики. В одном из своих писем он пишет: «Красота тела состоит не в материальной тени, но в свете и в грациозности формы, не в темной массе тела, но в ясной пропорции, не в ленивой тяжеловесности этого тела, но в числе и мере».

«Вся философия Фичино, - говорит Алексей Лосев, - вращается вокруг идеи любви, в которой он объединяет платоновский эрос и христианскую caritas, почти не делая между ними различия. «Амор» - это у Фичино просто другое название духовного кругового тока, исходящего от бога во Вселенную и возвращающегося к богу. Любить значит занять место в этом мистическом круговращении».

Любовь, по Фичино, есть желание, но не всякое желание любовь. Любовь связана с познавательной способностью, со стремлением к высшей цели, благу, что и есть красота, которая пронизывает Вселенную, проступая в основном в двух формах-символах - Венеры «небесной» и «всенародной».

Переводчик и комментатор Платона и неоплатоников, ведя также активную переписку с друзьями из Платонической семьи, Фичино оказал огромное влияние на художников и поэтов эпохи Возрождения как в Италии, так и в других странах. Сандро Боттичелли и юный Микеланджело входили непосредственно в круг Лоренцо Медичи.

В этот круг входил и Пико делла Мирандола (1462-1494), князь, правитель республики Мирандолы. Он учился в Ферраре, Падуе и Париже, знал множество языков и все религии. Знатность, красота и гениальность - и все в превосходной степени. Известен его трактат «О достоинстве человека», основная мысль которого «о творении человеком самого себя» и не просто в жизни, а с восхождением до высшего мира, чтобы утвердить себя в вечности.

Но эти дерзания быстро опалили крылья у князя, как у Икара. И тому были причины, вообще характерные для эпохи Возрождения. Войны, заговоры, феодальная реакция порождали моральную рефлексию, вместо эстетической, что мы наблюдаем воочию во Флоренции в ее золотой век, осознанный как таковой именно Фичино в одном из его писем осенью 1492 года.

Еще в пору расцвета Платоновской академии (1470-1480) Флоренцию потряс заговор семейства Пацци против Медичи. Якопо Пацци и его племянник Франческо, который проживал в Риме, как в изгнании, заручились поддержкой папы. Во Флоренцию прибыли кардинал Рафаэлло Риарио, племянник графа Риарио, который слыл в свою очередь племянником папы Сикта IV, архиепископ Пизанский и папский кондотьер с отрядом арбалетчиков под каким-то благовидным предлогом к тому времени, когда Пацци и их сторонники приготовились убить братьев Медичи.

Устранить Лоренцо, сторонников Медичи мог собрать вокруг себя Джулиано. Убить братьев, казалось, легким делом. Они всюду являлись без всякой охраны, беспечные, поскольку они выросли во Флоренции в особых условиях и вообще как поэты. Надо было лишь застать их вместе: на празднестве каком или по случаю приезда знатных гостей, или в церкви.

В это время Сандро Боттичелли закончил картину, получившую название «Весна». На обозрении и обсуждении новой работы художника мы и застаем круг Лоренцо; здесь Сандро, поэт Полициано, Фичино и Лоренцо; приходит Джулиано, весьма обеспокоенный тем, что во Флоренцию прибыл кардинал в сопровождении архиепископа и папского кондотьера, но более всего, как выяснится, беременностью его возлюбленной, столь к ней он привязался, опасался трудных родов, поэтому он не приехал в Кареджи, где Лоренцо принимал кардинала. Братья не ведали, что этот случай помешал заговорщикам покончить с ними.

Джулиано не явился и на пир, заданный флорентийцами в честь кардинала. И тогда заговорщики решились на святотатство. Во время церковной службы в соборе Санта Репарата в присутствии кардинала Рафаэлло Риарио заговорщики набрасываются с кинжалами на братьев Медичи; Джулиано убит; убит и флорентиец, который бросился ему на помощь; двое, один из них священник, набросились на Лоренцо: Полициано оттолкнул священника, Лоренцо схватил за руку другого, происходит короткая схватка, убийцы спасаются бегством. В это время архиепископ Пизанский в сопровождении заговорщиков явился во дворец Синьории, но вскоре с площади все увидели, как он висит в окне... Сторонники Медичи жестоко расправились с заговорщиками и торжествовали победу.

Но папа со своим союзником неаполитанским королем собрали войско против Флоренции, заявляя, что они ведут войну лишь против Лоренцо Медичи и его дома. Лоренцо явился во дворец Синьории и выступил перед именитыми гражданами с великолепной речью, судя по тому, как ее воспроизводит Никколо Макьявелли. Флоренция вступилась не только за Лоренцо, но прежде всего за свою свободу.

Между тем у Флоренции не было своего войска. И в этих условиях Лоренцо решается на крайне опасный шаг: он не пошел на поклон к папе, а отправился в Неаполь к королю Ферранте и как равный заговорил с ним о положении всей Италии, о опасностях продолжения войны и о всеобщем замирении.

Король Ферранте держал Лоренцо у себя при дворе три месяца, по сути, как пленника, а также, вероятно, у папы теплилась надежда, что враги Медичи совершат переворот в его отсутствие. Флоренция не предала Лоренцо, несмотря на тяготы войны и бедствия чумы. Король Ферранте отнесся к Лоренцо с большим уважением, чем к папе; Лоренцо заключил с ним союз, к величайшей досаде папы, вернул утраченные земли и то положение Флоренции, какое она занимала в Италии и в Европе.

Лоренцо отправил в Рим посольство из флорентийских художников для росписи Сикстинской капеллы для замирения с папой. Среди них был и Сандро Боттичелли. В это же время Лоренцо знакомится с Леонардо да Винчи, который, увлекаясь всевозможными замыслами, жил почти без заказов, да и смутное время, верно, сказалось. Приглашенный во дворец Медичи, Леонардо, по ту пору молодой красавец, пришел с лютней собственного изобретения в форме лошадиной головы и охотно продемонстрировал ее звучание, свою игру, импровизации с пением, а слушателями были поэты и Фичино, музыкант превосходный. В итоге Лоренцо отправил Леонардо в Милан, к герцогу.

Между тем в кругу Лоренцо появляется юный Микеланджело, ученик школы скульпторов в Садах Медичи, юноша лет 16. Он принят в семью Лоренцо как сын, но дни и ночи проводит в мастерской. Фичино, Полициано, Пико, да и Лоренцо, наговорившись между собою обо всем, чем они жили, рады новому слушателю. То привольное и счастливое время, когда они предавались трудам и веселью в Кареджи, стало уже воспоминанием. Сандро Боттичелли, закончив картину «Рождение Венеры», что-то загрустил. Не обошлось здесь без влияния проповедей Савонаролы (1452-1498), который родился в Ферраре, вырос, кроме Библии, на сочинениях Фомы Аквинского, 23-х лет поступил в доминиканский монастырь в Болонье, где читал лекции по философии и богословию новичкам-монахам.

Пико услышал одну из проповедей Савонаролы против развращенности клира и церкви и предложил Лоренцо пригласить столь ученого и пламенного монаха во Флоренцию (1481), где он стал настоятелем доминиканского монастыря Сан-Марко. Платоническая семья мечтала об обновлении церкви, но Савонарола, выступая против римской курии, сыграл невольно и вольно роковую роль в судьбе Флоренции.

Сады Медичи напротив Собора, где выступал с проповедями Савонарола, представляли парк с открытыми лоджиями, где были выставлены античные бюсты и множество спящих купидонов. Посредине небольшой павильон с террасой - мастерская, где дневал и ночевал Микеланджело. Прямая дорожка, ведущая к павильону от ворот, обсажена кипарисами. От всех четырех углов сада, обсаженных деревьями, к павильону тянулись тропинки вдоль широких лужаек. В одном ряду с павильоном пруд с фонтаном и мраморной статуей на пьедестале: мальчик, вынимающий из ноги занозу.

Этот сад Лоренцо разбил для своей жены Клариче, уединенный уголок для нее, если его не станет, а во дворце Медичи будут хозяйничать другие, пусть сын Пьеро. Но Клариче, пережив потрясение в день покушения на Лоренцо и Джулиано, так и не оправилась и вскоре умерла. Лоренцо в Садах Медичи открыл школу скульпторов, по сути, для одного Микеланджело, в котором не ошибся.

Здесь устраивались празднества в связи с карнавальными шествиями по улицам Флоренции. Здесь встречались юный Микеланджело и Контессина, дочь Лоренцо и Клариче, которая уже должна была выйти замуж, но добилась отсрочки свадьбы на год. Лоренцо и Контессина нередко прогуливались по саду и, услышав стук молотка Микеланджело, заглядывали к нему. Вот случай рассмотреть новую работу юного скульптора. Это был рельеф с изображением битвы кентавров.

Входят Пико и Полициано. Они весьма озабочены новыми проповедями Савонаролы, в которых он заговорил о видении: все Медичи, весь дворец, все бесстыдные, безбожные произведения искусства, какие только есть в этом дворце, - будут уничтожены.

Брат Микеланджело был монахом. В монастыре Сан-Марко, прослышав о рельефе «Битва кентавров», предложили Микеланджело подарить его Господу Богу. Там затевали устроить громадный костер из непристойных произведений искусства, из книг и женских нарядов, а также карнавальных масок. И это во Флоренции? В ее золотой век?

Лоренцо Медичи болен, на выздоровленье надежды нет. Друзья - Полициано, Фичино, Пико - советуют Лоренцо призвать Савонаролу и исповедаться перед ним - с надеждой на замирение во благо Флоренции. Лоренцо уступает, но Савонарола, явившись у постели умирающего, потребовал как условие отпущения грехов - исправление допущенного зла и возвращения флорентийскому народу свободы. Савонарола принимал Лоренцо Медичи за тирана. Вместо отпущения грехов, он проклял Лоренцо и ушел.

Лоренцо на прощанье устраивает веселый карнавал в Садах Медичи, на котором явятся Пигмалион и Галатея, мраморные изваяния с живыми глазами и устами, из тайных речей которых становится ясно, кто они. Вскоре после смерти Лоренцо Медичи, прозванного Великолепным, на площади Синьории взовьется в небо огромный костер из карнавальных масок, книг, разумеется, там и экземпляры «Декамерона», женских уборов, картин, среди которых и картина Леонардо да Винчи «Леда».

У костра монахи поют и пляшут. Там встречаются Сандро Боттичелли и Леонардо да Винчи. Сандро сам принес на костер свои анатомические рисунки. Леонардо не понимает, что здесь происходит. Оказывается, Пьеро Медичи, не последовав совету отца, устроил столь пышную свадьбу для Контессины, что возбудил недовольство у флорентийцев. Он совершил еще ряд ошибок, чем воспользовался Савонарола; Пьеро изгнан, власть фактически в руках Савонаролы. Вот он и вершит суд.

Это было какое-то затмение. Флорентийцы вскоре опомнились и возвели на костер самого Савонаролу с двумя его монахами.

В начале XVI века во Флоренцию вернулся Леонардо да Винчи и пока он писал Мону Лизу, Микеланджело закончил «Давида», поднявшего дух флорентийцев после смуты и бедствий, распространившихся по всей Италии. В это время во Флоренцию приезжает Рафаэль, чтобы завершить, можно сказать, свои ученические годы изучением невиданных образцов флорентийской школы художников, зачинателей и завершителей Высокого Ренессанса.

 



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:

Кормоизмельчитель бытовой икб 003. Кормоизмельчитель икб 003 купить.


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены