C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php "Наш царь - убожество слепое". Рецензия на фильм "Николай II. Сорванный триумф". / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

"Наш царь - убожество слепое". Рецензия на фильм "Николай II. Сорванный триумф".

 

20 января 2009 г. в эфире телеканала «Россия» был показан документальный фильм «Николай II. Сорванный триумф», о последнем русском царе и истории России в период его правления. Ввиду того, что отечественное телевидение нечасто транслирует исторические передачи, отдавая предпочтение эротическим, либо уфологическим фильмам (впрочем, симбиоз этих жанров так же мало кого удивил бы), данный фильм не прошел незамеченным. Живо откликнулись на него и пользователи русскоязычного сегмента сети Интернет, причем их мнения о «Сорванном триумфе» оказались весьма разнообразными, и далеко не всегда оправданными.
 
Как было сказано в первых кадрах фильма чтецом закадрового текста г-ном Верховых, «настала пора сказать правду о последнем русском царе». Данная заявка весьма серьёзна. Она обязывает любого добросовестного исследователя вести изложение исторических событий с опорой исключительно на факты. Рассмотрению того, насколько слово «правда» приемлемо к содержащимся в фильме «Сорванный триумф» сведениям, и посвящена настоящая статья. Сразу следует оговориться, что изложение событий авторами фильма ведётся отнюдь не в строгом соответствии с хронологической последовательностью, что затрудняет их восприятие и препятствует созданию целостной картины правления Николая II. Данный обзор преимущественно построен по тому же принципу, дабы любому заинтересованному читателю было проще сориентироваться в отдельных моментах фильма и их критическом анализе.
 
«Сорванный триумф» начинается с краткого изложения диктором событий 6 января (ст.ст.) 1905 г., когда во время церемонии водосвятия на р. Неве залп орудия Петропавловской крепости был произведен не холостым зарядом, как обычно, а картечью. Комментируя этот инцидент, г-н Верховых говорит следующее: «Боевой выстрел крепостного орудия не был случайностью. Государя хотели убить! Но кто и за что?..»
 
Версия о попытке покушения на царя постулируется в качестве аксиомы. Между тем даже находившийся в эмиграции апологет Николая II С.С. Ольденбург в своем, заказанном Высшим монархическим советом труде «Царствование Николая II» однозначно указывал: «...тотчас же пошли слухи о покушении; следствие потом выяснило, что это, видимо, была чья-то простая небрежность»[1]. Г-ну Мультатули эта точка зрения показалась неубедительной, однако в поддержку своей версии о покушении он не приводит ни единого подтверждения, оставляя её подвешенной в воздухе, как и информацию о якобы произнесённых императором словах: «До восемнадцатого года я ничего не боюсь»[2]. Странно даже, что сценарист, описывая данный сюжет, умолчал о таком знаковом и несомненно мистическом (какие могут быть в этом сомнения?..) нюансе, как ранение городового по фамилии... Романов. 
 
доктор ист. наук В. М. Лавров - кадр из фильма 'Сорванный триумф'
 
Затем слово берёт первый по счету приглашенный для участия в фильме историк — доктор исторических наук, профессор, заместитель директора по науке Института российской истории РАН В.М. Лавров. Из его реплики, посвященной началу 1917 г. (о 1905 г. зритель может на время забыть), следует, что на тот момент «Россия одерживала победу в страшной мировой войне, и она была на пороге триумфа! Триумф уже начинался!.. И — февраль семнадцатого года сорвал триумф России».
 
Именно эта максима, озвученная г-ном Лавровым, и послужила названием для всего фильма. О том, насколько она соответствовала действительности, будет сказано ниже. Пока зритель, несомненно заинтригованный и воодушевленный, внимает ещё одному, на этот раз духовному «эксперту» — архимандриту Тихону (Шевкунову), автору нашумевшей телевизионной агитки «Гибель империи. Византийский урок», весьма вольно трактующей историю средневековой Романии и современной России в их вневременной связи. Он сожалеет об «обреченности фигуры Николая II на непонимание, иногда даже на вражду», видимо, не подозревая, что непонимание будет единственно логичной реакцией вдумчивого зрителя на представление личности последнего русского царя как им самим, так и его коллегами, а главным образом — сценаристом фильма П. Мультатули. Следующий же кадр становится наглядным тому примером.
 
В нём известный политолог, доктор исторических наук В.А. Никонов произносит: «Многие говорили, что Николай был безвольным, и это предопределило его судьбу. На мой взгляд, здесь ситуация сложнее. Он был человеком очень твердых, решительных убеждений». Итак, кто входил в число этих «многих» современников Николая II, упоминавших о его безволии?
 
С.Ю. Витте: «Неглупый человек, но безвольный»[3].
А.В. Богданович: «Безвольный, малодушный царь»[4].
А.П. Извольский: «Он обладал слабым и изменчивым характером, трудно поддающимся точному определению»[5].
М. Кшесинская: «...нельзя сказать, что он был слабохарактерным. И все же он не мог заставить людей подчиниться своей воле»[6].
«У Николая нет ни одного порока, — записал 27 ноября 1916 г. посол М.Палеолог, — но у него наихудший для самодержавного монарха недостаток: отсутствие личности. Он всегда подчиняется»[7].
 
Этот недостаток Николая II неоднократно признавала и его жена, Александра Федоровна. В частности, 13 декабря 1916 г. она писала ему: «Как легко ты можешь поколебаться и менять решения, и чего стоит заставить тебя держаться своего мнения... Как бы я желала влить свою волю в твои жилы... Я страдаю за тебя, как за нежного, мягкосердечного ребенка, которому нужно руководство» (письмо № 639 — она нумеровала все свои письма к мужу). В них царица постоянно просила и требовала, чтобы царственный супруг был твердым, жестким, волевым:
«Будь тверд... помни, что ты император» (№ 305 от 4 мая 1915 г.);
«они должны научиться дрожать перед тобой» (№ 313 от 10 июня 1915 г.);
«покажи им кулак... яви себя государем! Ты самодержец, и они не смеют этого забывать» (№ 351 от 11 сентября 1915 г.);
«ты помазанник Божий» (№ 623 от 5 ноября 1916 г.);
«покажи всем, что ты властелин... Миновало время... снисходительности и мягкости» (№ 631 от 4 декабря 1916 г.);
«Россия любит кнут!» (№ 639 от 13 декабря 1916 г.);
«...будь Петром Великим, Иваном Грозным, императором Павлом — сокруши их всех!» (№ 640 от 14 декабря 1916 г.). Так наставляла Александра Федоровна мужа во время мировой войны, главным образом в период пребывания его на посту Верховного главнокомандующего (!) русской армией... 
 
То, что прямое проявление силы характера было для Николая II непростым делом, неизменно указывается и в отечественной историографии[8], однако г-н Никонов счёл себя более сведущим в этом вопросе, нежели специально изучавшие его коллеги, современники царя и даже его любовница и супруга.
 
Между тем рассмотрение характера Николая II сменяется экскурсом в экономическую историю Европы конца XIX в. Диктор, г-н Верховых, справедливо констатирует: «К моменту вступления на престол Николая II... Россия по-прежнему оставалась в целом аграрной страной», тогда как Германия по темпам экономического развития опережала все страны мира. Однако следующие за этим слова о стремлении Германии к мировому господству с момента вступления на престол кайзера Вильгельма II Гогенцоллерна вызывают большие сомнения: известно, что германский Генеральный штаб с 1888 г. выступал за развязывание превентивной войны, однако Вильгельм долгое время противился реализации этой стратегии. Каждый раз, заглядывая в пропасть, он отшатывался в ужасе и отменял приказы своих военачальников[9]. Но, закрывая на это глаза, создатели фильма тем самым подводят зрителя к следующему сюжету — Гаагской конференции 1899 г.
 
Она позиционируется г-ном Верховых, как «первая в мире конференция по сокращению обычных вооружений». Данная формулировка вызывает удивление, поскольку применительно к концу XIX столетия вооружения не делились на «обычные» и, например, «массового уничтожения». Однако оставим эту формально некорректную деталь на совести сценариста и обратимся к фактической стороне вопроса. Её представление завершают слова диктора — о стремлении царя создать систему международных отношений, которая бы позволяла избегать войн — и доктора исторических наук Н.А. Нарочницкой (ещё одного приглашенного специалиста), называющей Николая II основателем «ныне поднятых на щит миротворческих усилий» — не меньше.
 
Казалось бы, здесь создатели фильма не покривили душой, и сообщаемая ими информация верна. Ан нет! Пытаясь изобразить из царя пацифиста, коих свет не видывал, сценарист фильма умалчивает (или попросту знать не знает) о том, что причины для созыва Гаагской конференции были весьма прозаическими — всё упиралось в деньги. Изначально идея проведения мирной конференции начала вызревать отнюдь не в голове Николая II, а в финансовом ведомстве. Еще в 1881 году министр финансов России Н.Х. Бунге настаивал на сокращении расходов на вооружение. Сменивший его на этом посту И.А. Вышнеградский осенью 1891 года в обращении к министру иностранных дел Н.К. Гирсу также высказывал мысль о желательности добиться соглашения о разоружении или ограничении новых вооружений[10]. Поддержал эту инициативу и военный министр А.Н. Куропаткин, но по той лишь причине, что приостановка вооружений была бы выгодна России, сильно отстающей в техническом отношении от многих стран Европы. Таким образом, конференция 1899 г. в Гааге не была щедрым жестом «миролюбивой» Российской империи — она явилась в известной степени вынужденным шагом. Более того — в условиях милитаризации большинства великих держав призыв Николая II к разоружению — если бы таковой на деле был брошен — следовало бы счесть неуместной, если не преступной маниловщиной. 
 
Остаётся лишь добавить, что цели, поставленные перед российской дипломатией на этой конференции, достигнуты в общем и целом не были — не удалось ни предотвратить скатывания к мировой войне, ни избежать локальных войн и вооружённых конфликтов. Впрочем, ожидать иного результата не приходилось, если даже один из членов русской делегации, юрист Ф.Ф. Мартенс, огорченно записывал в своем дневнике, что члены иностранных делегаций «замечают постоянный разлад между представителями императорского русского правительства», тогда как у делегатов других правительств «ничего подобного не замечается». Несмотря на это, миф об исключительной, едва ли не пацифистской инициативе Николая II оказался живуч, чем охотно воспользовался г-н Мультатули. Однако интересен был бы его комментарий к материалам судебного процесса над истинными пацифистами — «толстовцами» — оправданными единственно усилиями стороны защиты и общественного мнения[11]; как такое могло случиться в правление убежденного противника войн?..
 
Н.А. Нарочницкая - кадр из фильма 'Сорванный Триумф'
 
Тем временем внимание зрителей вновь фиксируется на экономике; «первые годы ХХ века стали периодом бурного развития русской промышленности» – сообщается им. Соответствует ли это действительности? Верным ответом будет отрицательный, ведь в 1900 г. возник промышленный кризис, перешедший в длительную депрессию 1901–1908 гг. Валовая продукция российской промышленности с 1900 по 1908 г. выросла только на 44,9%[12], что никак не подпадает под определение «бурного развития». Далее г-н Верховых сообщает о претензиях России на звание «глобальной энергетической державы». В самом деле, в предвоенный период единственным конкурентом России в нефтедобывающей отрасли были Североамериканские Соединенные штаты, вместе эти государства добывали 80% всей нефти. Однако взглянем на динамику нефтедобычи в России в 1900–1911 г. в миллионах тонн[13]:
 
 
Представленная динамика показывает, что в первом десятилетии ХХ в. положение нефтяных предприятий в целом не было блестящим, кризис явно затянулся, и в означенные годы производство переживало все еще тяжелые времена; видно также, что в 1904–1907 гг. уровень производства в нефтедобывающей отрасли был существенно ниже предыдущих лет и добыча нефти значительно сократилась, особенно выделяется в этом ряду падение 1905 г.
 
Добыча нефти на промысле товарищества 'Бр. Нобель' в Баку, 1900-е гг.Что касается биржевой конъюнктуры, то в начале ХХ в. фондовая биржа все еще не могла оправиться от кризиса, начавшегося в конце 1899 г.; на ней «господствовал застой». По сведениям Министерства финансов, «многие бумаги, разрешенные уже к выпуску, оставлялись в портфеле, так как их не решались пустить в обращение». Лишь в течение 1903 г. цены бумаг стали повышаться. Но осенью этого года, «с первыми тревожными известиями о положении дел на Дальнем Востоке, стало опять наблюдаться некоторое ослабление курсов». Наметившийся в конце 1903 г. выход из кризиса был остановлен русско-японской войной и революционными событиями 1905–1907 гг. Под влиянием затянувшегося экономического кризиса, русско-японской войны и революции 1905–1907 гг. Петербургская фондовая биржа находилась в угнетенном состоянии, и только с конца 1907 г. положение на фондовом рынке начало медленно улучшаться[14].
 
Ко всему прочему, почти вся нефтедобыча и нефтепереработка сосредоточивались в Баку (83%) и Грозном (13,3%), а, во-вторых, в ней господствовал иностранный капитал. К тому же высока была концентрация отрасли: три фирмы — «Бр. Нобель», «Шелл и К°», «Ойл и К°» — добывали и перерабатывали более 50% нефти[15]. Однако обо всём этом создатели «Сорванного триумфа» предусмотрительно умалчивают, страхуя конструируемую ими концепцию блестящего экономического развития России в правление Николая II от сомнений в её бесспорности.
 
Изложение из плоскости экономики переходит к обзору историко-географического аспекта. Зритель слышит: «В начале ХХ века Россия всё уверенней распространяла свое влияние на Восток. Николай II первым из высших государственных деятелей осознал стратегическое значение этого региона». У мало-мальски сведущего в истории Отечества зрителя эта реплика должна была вызвать как минимум сильное недоумение — ведь из неё формально следует, что до 1894 г. у России отсутствовали дипломатические и торговые связи с азиатскими государствами! Между тем диктор не останавливается на дезавуировании Айгунского договора 1858 г., Тяньцзинского 1858 г. и Пекинского 1860 г. договоров[16], заявляя, что «тем самым Николай II опередил своё время как минимум на 50(!) лет».
 
Будучи всё же далек от мысли о полном незнании гг. Верховых и Мультатули истории стран Азии в XIX в. и в частности — «опиумных войн», я, однако же, не берусь объяснить подобное заявление чем-либо иным. О каком опережении своего времени можно говорить, если в том же 1900 г. войска для подавления вспыхнувшего в Китае восстания ихэтуаней наряду с Россией отправили все ведущие мировые державы?! Мысль сценариста тем временем развивается далее: «На Востоке не видели в России врага». Этот довод, очевидно должен был сыграть в пользу имиджа последнего русского самодержца. В этой связи резонно задаться вопросом: а как сам царь и пребывающая под его скипетром Россия относились к этому самому Востоку?..
 
Газетная карикатура времен русско-японской войны
По свидетельству современников, царь даже в высочайших подписях к министерским докладам редко именовал японцев иначе как «макаками»[17]. Под стать такту императора были и особенно популярные в годы русско-японской войны 1904–1905 гг. карикатуры, по словам писателя В.В. Вересаева, «удивительно хамского содержания. На одной огромный казак с свирепо ухмыляющейся рожей сек ногайкой маленького, испуганного вопящего японца; на другой картине живописалось, «как русский матрос разбил японцу нос»: по плачущему лицу японца текла кровь, зубы дождем сыпались в синие волны. Маленькие «макаки» извивались под сапожищами лохматого чудовища с кровожадною рожею, и это чудовище олицетворяло Россию»[18]. Да и, кстати сказать, не является ли сам факт развязывания русско-японской войны очевиднейшим опровержением озвученных г-ном Верховых слов?! Впрочем, забегая вперёд, скажем, что причиной этого вооруженного конфликта (по мнению г-на Мультатули & Co) было не что иное, как недовольство западных держав темпами экономического развития России — как говорится, без комментариев... Разве что следует напомнить читателю об истоке дальневосточного противостояния — т. н. «Амнокканской» концессии Восточно-Азиатской промышленной компании в Корее. Её руководитель, отставной ротмистр А.М. Безобразов, приближенный к трону, лоббировал развитие добычи леса на приграничных с Россией территориях бассейнов рек Туманган и Амноккан. Гарантировать благополучие его начинания, по замыслу промышленника, должны были... русские регулярные войска, что закономерно вызвало протест ряда азиатских держав. Присутствие русских военных сил в регионе было ничтожно (более того — части Отдельного корпуса пограничной стражи на российско-корейском кордоне не были знакомы даже с элементарной документацией, выдаваемой дипломатам по Указу Его Императорского Величества[19]), но для эскалации конфликта его вполне хватило.
 
От описания весьма теплых и необычайно дружественных отношений России с восточными соседями, создатели фильма обращаются к национальному вопросу в России начала ХХ в. Как сообщает г-н Верховых: «Особой заботой Государя было сохранение в России религиозного и национального и мира». В зрителях начинает теплиться надежда на то, что уж этим-то словам за кадром можно доверять — ведь они подкрепляются авторитетом появляющихся на экране глав религиозных конфессий современной России — например, председателя Центрального Духовного Управления мусульман России Шейха-уль-Ислама Талгата Таджуддина. Однако в данном случае мы имеем дело максимум с полуправдой; иначе как объяснить тот факт, что в 1923 г. занимавший тот же пост муфтий Р. Фахретдинов жаловался председателю ЦИК М.И. Калинину на полное отсутствие у мусульман России и Сибири своей истории и жизнеописаний выдающихся личностей[20]? Или решение незадолго до Первой мировой войны освободить от военной службы до 2.5 млн киргизов, коих, равно как узбеков, таджиков и каракалпаков, сочли потенциальными противниками империи ввиду... их ежегодных массовых паломничеств в Мекку[21]?..
 
Председатель Центрального Духовного Управления мусульман России Шейх-уль-Ислама Талгат Таджуддин -кадр из фильма 'Сорванный триумф'
 
Не соответствуют действительности и следующие слова Верховного муфтия России: «…в каждом селении, в каждом городе было медресе... среди мусульман был очень высокий процент грамотности». Документы свидетельствуют о том, что на начало 1914 г. процент учащихся учебных заведений министерства народного просвещения, исповедующих ислам, уступал количеству приверженцев иных конфессий, кроме, разве что, традиционных культов ряда народов империи (например, шаманизма в Урянхайском крае), вынесенных в графу «иных не христианских». По количеству национально-религиозных учебных заведений магометанские школы едва превосходили еврейские училища[22]:
 
 
 
 Учебные  округа        Еврейские  учебные  заведения  Магометанские  учебные  заведения
 Общее  количество  Число  учащихся  в  еврейских  училищах  Мектебе  Медресе
 М  Ж
 Санкт-Петербургский  17  234  38  1  —
 Московский  24  421  139  102   —
 Харьковский  42  909  301  114  12
 Одесский  1029  21148  15161  406  24
 Киевский  2450  45989  8182  —  —
 Виленский  2474  15377  8522  —  —
 Казанский  —  —  —  1938  150
 Оренбургский  4  101  21  1129  424
 Кавказский  12  801  490   2   4
 Рижский  157  3792  1531   —   —
 Варшавский  2905  61014  13133   —   —
 Западно-Сибирский  3  156  23   —   —
 Иркутское  ген. губ-во  8  369  151  9  2
 Туркестанское  ген. губ-во  23   —   —  6022  445
 Приамурское  ген-губ. во   —   —  —  —  2
 Итого:  9248  150311  47692  9723  1064
 
 
Мысль сценариста, а с нею — и изложение событий диктором — свободно перемещается из одной области проблематики в другую; от уровня грамотности мусульман России, минуя злоумышленных поджигателей русско-японской войны с Запада, внимание зрителя обращается к одному из самых трагических событий периода правления Николая II — «Кровавому воскресенью» 9(22) января 1905 г.
 
Предваряя сообщение диктора об этой трагедии, В.М. Лавров авторитетно заявляет с экрана, что «петиция, которую подготовил Гапон с участием социалистических партий — эта петиция была... провокацией. В ней требовалась и земля, и парламент, и все сразу и моментально». Если незнакомый с текстом самой петиции телезритель доверчиво отнесётся к словам историка, то глубоко ошибется. Ведь упомянутое г-ном Лавровым «требование земли сразу и моментально» и — необходимая, по мнению Гапона, «ПОСТЕПЕННАЯ передача земли народу» — это, как говорят в Одессе, две большие разницы, равно как и требование парламента с указанным в петиции участие представителей рабочих классов в выработке законопроекта о государственном страховании рабочих[23]. Сложно поверить, что столь сведущий специалист не знаком со столь тривиальным историческим источником — почему же он позволяет себе фальсифицировать его содержание в телевизионном эфире?! 
 
'Кровавое воскресенье' - эскиз художника Е.А. Сорокина, 1954-55 гг. Музей Московского художественного училища
 
В том же духе продолжается и изложение событий «голосом за кадром»: им утверждается, что министр внутренних дел князь П.Д. Святополк-Мирский, прибывший вечером 8 января в Александровский дворец Царского села, где на тот момент пребывал император, «ни слова не сказал ему о масштабах надвигающейся катастрофы». Однако это не соответствует действительности. Министр, не придумав ничего лучше, кроме как принять решение о доставке дополнительных войск в столицу, доложил Николаю II о положении в Санкт-Петербурге. Тогда же самодержец записал в своем дневнике: «Из окрестностей вызваны войска для усиления гарнизона... Мирский приезжал вечером для доклада о принятых мерах»[24]. Таким образом, авторы «Сорванного триуфма», говоря о «Кровавом воскресенье», позволили себе фальсифицировать важнейшие источники личного происхождения по данной теме. Этого можно было ожидать от писателя Мультатули, но никак не от историка-профессионала В.М. Лаврова. Словом, как на сей раз верно заметил диктор, «можно только догадываться о причинах этой дезинформации».
 
Г-н Верховых так же сообщает, что якобы «вопреки расхожему мнению, первые выстрелы раздались из толпы манифестантов по войскам». Ввиду отсутствия подтверждения этим словам в научной литературе и документальных источниках, их приходится признать вымыслом.
 
Однако в то, действительно «Кровавое воскресенье» погибла масса людей — не вымышленных, а вполне реальных, более того — движимых верноподданническими чувствами. Создателям фильма volens-nolens приходится упомянуть и об этом. Логично предположить, что вопросы, касающиеся человеческих жизней, должны быть свободны от спекуляций на них, заведомо идущих вразрез как минимум с понятием о нравственности.
 
Доктор исторических наук А.Н. Боханов же заявляет с экрана о всего 93 жертвах этого абсурдного и бессмысленного кровопролития, преуменьшая минимум вдвое действительное количество одних только убитых[25], хотя в литературе встречаются сведения и о 5000 погибших[26]. При этом ранее, в одной из своих апологетических книг о Николае II он и вовсе предпочел умолчать о количестве убитых и раненых 9 января 1905 г.[27]. Чем объясняется подобный подход к проблеме — сложно сказать, но он определённо не имеет ничего общего с наукой. 
 
Наряду с этим утверждается, что главным финансистом первой русской революции, начавшейся с «Кровавого воскресенья», была японская разведка. Это предположение по сей день является одним из устойчивых мифов из области истории русско-японской войны. Каким-либо обоснованием данного посыла авторы фильма не озаботились, в том числе не последовало комментариев специалистов по истории спецслужб. Между тем точки зрения ведущих исследователей этой проблематики — Д.Б. Павлова, С. Петрова — сходятся в том, что субсидирование деятельности российских революционных и оппозиционных партий Японией никак не повлияло на исход русско-японской войны и все обильно сдобренные японским золотом начинания не оказали серьезного влияния на ход российской революции[28]. Донесения же о них  «агентуры» чиновника особых поручений при министре внутренних дел И.Ф. Манасевича-Мануйлова как минимум не вполне соответствовали действительности[29].
 
Ко всему прочему, г-н Верховых в данном случае явно не договорил начатой было фразы и не акцентировал внимание зрителей на единственно важном выводе из своего посыла — условием свободных контактов представителей российских оппозиционных партий с военной разведкой Японии может быть лишь неудовлетворительная работа отечественной контрразведки. В данном случае такой вердикт в отношении последней считает справедливым признанный знаток данной области исторического знания И.В. Деревянко[30].
 
Завершая разговор о «Кровавом воскресенье», г-н Верховых озвучивает очередную полу-правду: «Каждой из пострадавших семей царь из личных средств выделил по 50 тысяч рублей. Это огромная по тем временам сумма». В действительности эти деньги были выделены, что называется, «на всех», что никак нельзя счесть аукционом невиданной щедрости со стороны Николая II — ведь его личный ежегодный доход составлял около 20 млн. рублей.
 
Далее в течение нескольких минут фильм повествует о страшном размахе революционного террора в 1905–1907 гг., кульминацией коей стало Московское вооруженное восстание в декабре 1905 г. Зрителю в традиционно общих словах сообщается о подвиге лейб-гвардии Семёновского полка, «очистившего первопрестольную от революционных дружин». Обратимся же к откровениям его офицеров, русских дворян — тех, кому Мультатули буквально рукоплещет:
 
«...Весь 3-й батальон с карательной экспедицией по прибытии в Москву был отправлен по линии Казанской жел[езной] дор[оги]. Моя рота выехала и заняла ст[анцию] Голутвино. На этой станции нами было расстреляно около 30 человек, из коих один арестованный с оружием рабочий-железнодорожник был мною пристрелен лично...

За подавление революции 1905 года все офицеры получили награды. Мне дали Анну 3-й степени. По возвращении полка в Петербург, позже, на специально устроенный праздник в знак высочайшей милости к нам приезжал Николай II».
 
«...капитан Цвецинский дал приказ своим подчиненным пристрелить одного рабочего. Расстрел происходил при следующих условиях: Цвецинский привез одного рабочего, заподозренного в стрельбе в солдат. Продержал некоторое время около себя, скричал: «Ну, уходи!» В знак выполнения отданного приказа арестованный рабочий побежал. Не успел отбежать, как Цвецинский приказал солдатам в него стрелять, выстрелом последних убегающий был подстрелен, после чего пополз во двор...
 
За жестокую расправу с восставшими офицерство получило разные награды...»
 
«...По приезде на ст[анцию] Перово нашей роте было дано задание: очистить Перово от революционеров, расстреливать лиц, у которых будет найдено оружие, и т. д. По команде ком[андира] роты Зыкова, потом и по моей на ст[анции] Перово был открыт огонь по крестьянам. В результате стрельбы солдатами нашей роты убито 10 чел[овек] крестьян...»[31].
 
Фрагмент памятной стелы, посвященной 27 коломенцам, убитым в декабре 1905 г. Коломна, пл. Восстания
 
Несомненно, для сценариста П. Мультатули и  его коллег эти погубленные жизни простых людей не представляют никакой ценности, что само по себе весьма показательно. Однако я полагаю, что читатели сами сделают выводы из приведённых фактов.
 
В фильме же зрителю вполне предсказуемо сообщается о даровании Николаем II манифеста 17 октября 1905 г., причем не кто иной, как вице-спикер Государственной Думы Федерального собрания РФ Б.В. Грызлов, заявляет с экрана о выборе царем «демократического пути развития страны, демократическом пути развития России».
 
   Сверим это утверждение с фактами. По сведениям военного министра для «содействия гражданским властям» в 1905 г. войска высылались более 4 тыс. раз. Для войны с собственным народом военное министерство вынуждено было выделить (с учетом повторных вызовов) 3398361 чел. Следовательно, количество солдат, привлеченных к борьбе с революцией, более чем в 3 раза превышало численность всей царской армии к началу 1905 г. (около 1 млн чел.)[32]. Всего в 1906–1907 гг. военно-полевые суды казнили 1102 человек; 2694 человек повесили в 1906–1909 гг. по приговору военно-окружных судов; 23000 отправили на каторгу и в тюрьмы, 39000 выслали без суда; сотни и сотни тысяч подвергли обыскам, арестам и приводам в участки[33]… Как это соотносится с аж 2 раза демократическим путем развития страны — сказать сложно.
 
Справочная книжка для ходоков и переселенцев, изд. 1909 г.Однако, продолжает г-н Верховых, не только военно-полевые расправы остановили революцию — одной из главных причин её поражения якобы стала аграрная реформа; «9 ноября 1906 г. вышел царский манифест, поощрявший крестьян создавать крепкие индивидуальные хозяйства». Сразу уточним, что 9 ноября 1906 г. вышел не «царский Манифест», а именной высочайший указ Сенату «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающегося крестьянского землевладения и землепользования», который был принят как закон 10 июня 1910 г. Кому-то придирки к формулировке могут показаться схоластичными, однако на уровне рассматриваемой проблематики вольное и не вполне грамотное распоряжение дефинициями неприемлемо.
 
Главной целью инициируемой данным указом реформы была ликвидация крестьянской общины с присущей ей системой землевладения и землепользования и создание широкого слоя личных крестьян-собственников, ведущих предпринимательское рыночное хозяйство. Как известно, она не была достигнута. По сведениям губернаторов, которые далеко не были заинтересованы в преуменьшении успехов в проведении реформы и располагали наиболее обширными данными о положении дел в губерниях, к 1 января 1916% выделились из общины и укрепили землю в личную собственность 2,5 млн. дворохозяев (27% всех общинных дворов), имевших 15,9 млн. дес. (14% всех общинных земель[34]). Наиболее активным выход из общины был в 1908–1910 гг. (вышло более половины всех выделившихся дворов), а с 1911 г. выход из общины резко сократился.
 
Не оправдала себя и политика переселения крестьян за пределы Европейской России. Итоги этого процесса хорошо известны. Напомним лишь, что в 1880–1895 гг. в восточные районы страны переселилось 461,7 тыс. человек, в 1896–1905 гг. — 1075,9 тыс. а в 1906–1911 гг. — 3078,9 тыс. Около пятой части (18,6%) переселившихся в 1896–1916 гг. вернулись обратно. При этом и переселенческое движение достигло своего максимума в 1907–1909 гг., после чего начался его спад[35].
 
 
   1870-е гг  1880-е гг.  1890-е гг.  1900–1905 гг.  1909-1913   гг.
 Зерновые  (млн. чтв.)  234, 4  284, 2  335,5  382,2  395,5
 Картофель (млн. чтв.)  40,8  49,8  96,4  118,8  168,2
 Всего (с  пересчетом картофеля на зерно)  257  300,8  367,6  420,8  451,6
 В %  к предыдущему периоду  —  117,8  122,2  114,5  107,3
 Среднегодовой прирост в %  —  1,7  2,22 2,41  1,46
 
 
Таким образом, итоги столыпинской аграрной реформы  свидетельствуют о том, что она провалилась еще до первой мировой войны, а разного рода утверждения о том, что для успеха реформы не хватило мирного времени (о чем в фильме позже упомянет Н.А. Нарочницкая), следует признать безосновательными.
 
Сомнительно и утверждение о том, что «Столыпина заметил, оценил и назначил главой правительства император Николай II». П.А. Столыпин и не мог быть усажен в министерское кресло никем иным, кроме царя. Вдобавок назначение саратовского губернатора на пост министра внутренних дел, ставшее первой ступенью для Столыпина при восхождении на российский политический Олимп, было произведено Николаем II, по ряду свидетельств, по предложению тогдашнего обер-прокурора Синода князя Оболенского[36].
 
Переходя в повествовании от политической к социально-экономической сфере, создатели фильма сообщают, что при Николае II «на востоке страны были построены крупнейшие железные дороги, в том числе и знаменитая КВЖД. Была спроектирована Байкало-Амурская магистраль — БАМ, разработан план электрификации всей страны. Эти великие планы впоследствии будут реализованы большевиками и выданы ими за свои». Казалось бы, впору аплодировать заслугам Николая II! Однако при этом хорошо бы знать, что:
 
по таким качественным показателям, как длина железных дорог на 100 кв. км., российские имперские показатели (0,3) приближались только к данным Франции (0,4) и Британской империи (0,1), но в 6 раз были меньше, чем у США, в 20–50 раз меньше метропольных структур европейских государств. По длине железных дорог на 10 тыс. жителей (4,2 −5,2) Российская империя опережала только традиционные морские державы — Японскую и Британскую империи, но по сравнению с США этот показатель был в 8 раз меньше[37];
в канун Первой мировой войны из 1231 города империи электрическим освещением были обеспечены всего 162 населенных пункта[38].
 
В этой связи более уместным было бы воздать честь и хвалу большевикам за реализацию столь важных государственных проектов. которая вряд ли состоялась бы в благословенное правление Николая II. Однако ожидать этого от «беспартийного монархиста»© Мультатули не приходится.
 
Между тем «show must go on» — г-н Верховых рассуждает: «К эпохе Николая II как нельзя лучше подходит слово «первый». Далее следует перечисление новаций в социальной и технической сферах жизни российского общества. Насколько они соотносятся с фактами?..
 
«...первый трамвай...» — эта информация неверна. Первый на территории Российской империи электрический трамвай был пущен в эксплуатацию в 1892 г.[39], до воцарения Николая Александровича Романова. Тогда же в Москве от Бутырской заставы в Петровско-Разумовское была проведена первая линия парового трамвая[40]. Безусловно, он был современником этих событий, но не имел к ним никакого отношения;
 
«...первая подводная лодка...» — действительно, в 1903 г. в боевой состав российского флота была принята первая подводная лодка «Дельфин»., а тремя годами позже субмарины были выделены в самостоятельный класс боевых кораблей. Однако г-н Мультатули, разумеется, умалчивает, что Российская империя к началу Первой мировой войне со своими 22 подлодками[41] опережала по их количеству лишь Японию (8), тогда как германский подводный флот насчитывал 25, итальянский — 49, американский — 51, французский — 69, а британский — 105 кораблей[42].
 
'танк' Лебеденко
При этом государственные средства активно вкладывались в такие бредовые проекты, как, например, знаменитый танк Лебеденко — на его изготовление Союз земских городов по распоряжению царя выделил огромную сумму в 210000 рублей[43], и это — в 1916 году, в тяжелейший военный период, притом что даже в разгар «июльского кризиса» 1914 г. за добычу судьбоносных для страны сведений о военных планах Германии Главное управление Генерального штаба сулило в 10 раз меньшую сумму[44]! Однако даже эти эпизоды бледнеют перед заказом по Высочайшему повелению Военным министерством у изобретателя А.А. Братолюбова придуманной им горючей жидкости — эдакого напалма — на сумму... 7 миллионов рублей, которая должна была быть выплачена в американских долларах с гарантией доплат, если в них возникнет необходимость. Впрочем, это всего один-единственный пункт в перечне заказов на имя Братолюбова, для реализации которых требовалось в общей сложности 100  (!!!) миллионов рублей[45].
 
На фоне пр
Источник



« | 1 | 2 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены