Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

"Наш царь - убожество слепое". Рецензия на фильм "Николай II. Сорванный триумф".

 

На фоне примеров подобного Высочайше одобренного растранжиривания сумасшедших денег неудивительно, что к кануну Февральской революции армия была крайне слабо обеспечена столь важной техникой. Однако непонятно, с какой стати об этом умалчивают авторы фильма, разглагольствующие о первых самолете и автомобиле, и о России на пороге победы.
 
Ведь к концу войны во всех воевавших странах имелось более 11 тыс. самолетов, в том числе в России (на начало 1917 г.) — всего 1039[46]; в предвоенный период это отставание носило более скромные размеры — военно-воздушные силы империи тогда насчитывал всего 150 аэропланов, коих в Германии было в 2, а во Франции в 3,5 раза больше. В целом в годы Первой мировой войны российская авиапромышленность удовлетворяла потребность армии в самолетах лишь на 9%, а в авиамоторах — и того меньше, на 5%[47]; авиационные двигатели в Российской империи практически не производились, их приходилось закупать из-за рубежа — в результате на 80 машинах «Илья Муромец» стояли моторы 15 различных типов. Автомобильный парк русской армии к 1917 г. состоял лишь из 9930 автомобилей, тогда как всего в армиях стран Антанты насчитывалось около 200 тысяч автомобилей, а в германской армии — около 70 тысяч[48]. Есть ли необходимость комментировать эти цифры, свидетельствующие о безнадежном отставании российской индустрии в указанных отраслях?..
 
Г-н Верховых между тем продолжает:«Каждое техническое новшество не оставалось без внимания государя... Вот мы видим, как император опробует плуг новой конструкции» — непонятно, почему диктор называет испытанием плуга легкое прикосновение к нему монаршей руки, и изображение заинтересованности стоящими кругом сановниками в сюртуках и цилиндрах? На приведённом ниже фотоснимке с тех же «испытаний» видно, что с пароконным (кстати, английским) плужком и запряженными в него лошадьми управляется отнюдь не самодержец...
 
«А здесь он поднялся на самолет-гигант и слушает доклад его создателя — авиаконструктора Игоря Сикорского» — на демонстрируемых нескольких кадрах кинохроники царь запечатлен в зимней шинели, тогда как упомянутый самолёт «Русский Витязь» был представлен Николаю II в июле 1913 г.[49]. Налицо расхождение фактологии и видеоряда.
 
Далее, видимо, стремясь продемонстрировать бурное развитие спорта в России в царствование Николая II, создатели фильма сообщают об участии отечественной сборной в Олимпийских играх 1912 г., проходивших в Стокгольме. Г-н Верховых называет их первыми для России, будто бы принявшей в Олимпиаде самое активное участие. Однако это утверждение неверно. Игры 1912 г. были третьими по счету для российских спортсменов — до этого они участвовали во второй Олимпиаде, проходившей в 1900 г. в Париже (там выступали 3 представителя Российской империи: 2 конника и стрелок), а на четвертой, состоявшейся в 1908 г. в Лондоне, русский фигурист Н. Панин-Коломенкин завоевал золотую медаль, борцы Н. Орлов и О. Петров — серебряные[50]. Первую и третью же Олимпиады спортсмены России были вынужденны пропустить из-за... нехватки финансовых средств; об этом позорном для «ведущей экономики мира» нюансе сценарист тактично умолчал — для него и для доверчивых телезрителей олимпийская эра началась в России лишь в 1912 году.
 
Что ж, возможно, хотя бы говоря о активнейшем участии русской сборной в Играх, создатели «Сорванного триумфа» не слукавили? Судить об этом было бы логично по успехам спортсменов, но увы — говорить о них не приходится. Из всей многочисленной сборной (178 спортсменов, половина из них — специально отобранные строевые офицеры) сколь-нибудь заметно себя проявили лишь штатские атлеты, завоевав всего 2 серебряные и 2 бронзовые медали. В неофициальном командном зачете команда России разделила с Австрией 15-е и 16-е места из 18, опередив лишь сборные Греции и Нидерландов[51]. Мне здесь остается лишь добавить, что в столь скромных результатах выступления российской команды личной заслуги или вины самого Николая II нет — он попросту проигнорировал процесс комплектования сборной, и организации русского Олимпийского комитета, перепоручив сие дядюшке, великому князю Николаю Николаевичу-младшему.
 
От спорта повествование переходит в область демографии — В.М. Лавров говорит о «демографическом взрыве» в царствование Николая II. О том, что по уровню смертности населения тогдашняя Россия среди крупнейших государств уступала лишь Мексике[52], логично умалчивается.
 
«Если брать расчеты, производимые учеными того времени, то уже к середине ХХ века мы должны были бы иметь в 2 раза больше, чем имеем сейчас населения» — продолжает г-н Лавров. Странно, что маститый историк не указал истинного автора этого демографического прогноза — великого русского химика Д.И. Менделеева, а вдвойне удивительно доверие ученого к его выводам — ведь демографы на практике давно отказались от примененного Менделеевым метода — математической экстраполяции в будущее данных о естественном приросте населения за какой-то отрезок времени в прошлом. Подобный примитивный расчет по сложным процентам на сколько-нибудь длительный срок выявил свою полную несостоятельность, ибо не принимает во внимание предстоящие изменения в половозрастной структуре населения, в соотношении городского и сельского населения и многие другие факторы, определяющие рождаемость[53].
 
«Есть разные оценки населения империи к началу Первой мировой войны» — между тем подхватывает В.А. Никонов. - «Они от 170 до 180 млн. человек». По идее, доктор исторических наук не должен путаться в таких ключевых сведениях, однако в этом случае высказывание г-на Никонова нуждается в поправке — численность населения Российской империи накануне Первой мировой войны насчитывала 185,2 млн человек, что составляло не 14% от общемирового народонаселения, как указывает В.А. Никонов, а 10%[54], и это — не мелочь даже в планетарном масштабе, что бы пренебрегать ею. К тому же «демографический взрыв» наблюдался скорее в 1861–1865 гг., после отмены крепостного права; показатели рождаемости в указанный период по большинству губерний превышают хваленые данные «на 1913 год»[55]:
 
 Губернии                          Рождаемость
 1861-1865  гг.  1911–1913 гг.
 Архангельская  41,1  43,5
 Астраханская  50,3  54,1
 Виленская  50,2  30,6
 Витебская  48  33,3
 Владимирская  52  40,2
 Вологодская  46  47
 Волынская  46,9  39,5
 Воронежская  46,3  48,8
 Вятская  54,9  51,3
 Гродненская  50,2  32,8
 Екатеринославская  55,5  43,7
 Земли Войска Донского  48, 9  50,5
 Казанская  48  42,8
 Калужская  50  46,5
 Киевская  46,7  37,5
 Ковенская  42,3  27,3
 Костромская  48  45,1
 Курляндская  36, 2  24,6
 Курская  53,5  46,4
 Лифляндская  40,6  22,6
 Минская  53  37,5
 Могилевская  50,8  36,8
 Нижегородская  52,7  46
 Новгородская  45,7  42
 Олонецкая  48,5  45,8
 Оренбургская  55,3  53,7
 Орловская  58,1  44,8
 Пензенская  51,3  43,7
 Пермская  55,2  55,2
 Подольская  45,7  36,7
 Полтавская  53,8  36,5
 Пковская  51,1  39,1
 Рязанская  52,7  40,6
 Самарская  58, 2  55
 Саратовская  54  47,2
 Симбирская  52,4  49,5
 Смоленская  54,1  44,9
 Таврическая  49  42,8
 Тамбовская  51,6  47,2
 Тверская  48,7  40,1
 Тульская  55,9  40,4
 Харьковская  53,1  43,9
 Херсонская  53,5  43,8
 Черниговская  54,9  39,7
 Эстляндская 39,1  24,6
 Ярославская  45,4  36,4
 
Далее в фильме речь заходит о процветании многонационального народа Российской империи, причем зрителю предлагается поговорить «о конкретных цифрах». Что ж, господа, извольте, но – «заметьте, не я это предложил!»©.
 
«Рабочий самой низкой категории получал 130 копеек в день» — столь высокой поденной заработной платы не получали даже чернорабочие столицы, довольствовавшиеся 1 рублем 10 копейками. При этом, например, в Казанской губернии эта цифра составляла 60 копеек, а в Тамбовской — и того меньше, 54 копейки. В целом, поденную зарплату в сумме более 1 рубля накануне Первой мировой войны получала лишь треть всех рабочих в стране, тогда как заработок от 50 копеек до 1 рубля — половина от их общего количества[56].
 
«...учитель начальной школы — до 2500 рублей в год...» — по официальным данным министерства народного просвещения, в год свыше 1/3 учителей начальной школы получали менее 200 руб., ¼ учителей — менее 100 руб., довольно значительное количество педагогов получали менее 50 руб., а были и такие, которые денег вообще не получали (находились на натуроплате)[57];
 
«...врач — 900 рублей в год...» — заработок фельдшера уездной земской больницы составлял максимум 500 рублей в год[58].
 
Как видим, «конкретные цифры» в указании заработной платы населения тогдашней России не сходятся у авторов «Сорванного триумфа» с действительностью; уж не потому ли, что они взяты с потолка?..
 
Дабы проверить это предположение, обратимся к сведению о ценах на продукты питания, приводимые в фильме:
«...курица стоила 40 копеек...» — средние расценки накануне Первой мировой войны: в Санкт-Петербурге — 97 копеек, в Москве — не ниже 93[59];
 
«...буханка ржаного хлеба — 3 копейки...» — в действительности это средняя цена всего лишь фунта ржаного хлеба. Вдобавок к концу 1914 г. цены на продовольственные товары повысились на 25%, а к концу 1915 г. выросли на 122% по сравнению с их довоенным уровнем[60];
 
«...бутылка водки — 17 копеек...» — мерная бутылка водки составляла 1/16 казённого ведра. Даже в удаленной от столицы с её кусачими ценами Подольской губернии ведро водки стоило 8 руб. 40 коп.[61], что в пересчете на бутылки превышает указанную в фильме цену в 3 раза;
 
«...съём хорошей квартиры обходился в 155 рублей в год» — данное определение весьма обтекаемо, однако если в качестве таковой взять пятикомнатную квартиру с отоплением, освещением и обстановкой — то её наем обходился в 718 рублей 80 копеек, причем отнюдь не в Петербурге, а в Киеве. За 155 же рублей там же можно было разве что умереть от голода в очень хорошей, но максимум однокомнатной квартире.
 
Таким образом, вместо «конкретных цифр» вниманию зрителей предстает не менее конкретная ложь.
 
От неё диктор обращается к золотому русскому рублю — в период царствования Николая II одной из самых твердых валют в мире. И едва ли не впервые за весь фильм точные данные по международному курсу рубля по отношению к германской и французской валютам оказываются достоверными! Разве что создатели «Сорванного триумфа» умалчивают о том, что кроме британского фунта стерлингов и доллара САСШ, рубль опережали португальская крона, египетская и турецкая лиры, а японская иена буквально наступала ему на пятки[62].
 
Кроме того, весьма выразительными являются сводные данные о национальном доходе и доходе на душу населения в великих державах в 1914 г.[63].

 Держава   Национальный доход (млрд. дол. САСШ)  Население (млн. чел.)  Доход  на душу (дол. САСШ)
 САСШ  37  98  377
 Британия  11  45  244
 Германия  12  65  184
 Франция   6  39  153
 Россия   7  171  41
 Австро-Венгрия   3  52  57
 
 
Символично, что от области финансов внимание зрителей переключается на Церковь в период правления Николая II. Очередной приглашенный эксперт — архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий — озвучивает следующие цифры: «За время его [Николая II] правления около 7 тысяч храмов было построено... вновь, около... 19 монастырей было построено». Эти данные приведены без сравнения с каким-либо ещё периодом истории России и Русской Православной Церкви. Между тем по сообщению главы Совета по делам Русской православной Церкви генерала НКВД Карпова В.М. Молотову от 19 января 1944 г., в годы Великой Отечественной войны на бывшей под оккупацией территории СССР было открыто аж 75 православных монастырей[64] и 9400 храмов. Я произвел это соотнесение лишь затем, что бы показать бессмысленность безапелляционного оглашения точных данных, якобы являющихся самоценными, что, к сожалению, характерно для авторов «Сорванного триумфа».
 
Впрочем, я не вполне прав — г-ну Мультатули известно понятие сравнительного анализа. К нему сценарист фильма и прибегает — вернее, пытается прибегнуть, сравнивая религиозность царя с духовной атмосферой в современному ему русском обществе; последнее меняет православную религию на «разного рода суррогаты, причудливые смеси из мистики и оккультизма». И вот становится любопытно — известно ли авторскому коллективу рассматриваемого фильма понятие «серебряного века» русской культуры? Ведь в этот самый период властителями дум интеллигенции, уличаемой г-ном Мультатули в сатанизме, были религиозные философы С.Н. Булгаков, Вл. Соловьев, В.Ф. Эрн, В.П. Свенцицкий, П.Б. Струве, С.Л. Франк[65]... Создатели «Сорванного триумфа» попросту не вспоминают об этих, и без того ныне полузабытых именах. Умалчивают они и о том, что к престолу Николая II был близок целый ряд мистиков, медиумов и оккультистов, а в действительности — обыкновенных проходимцев, коим императорская чета уделяла исключительное внимание.
 
Один из приближенных 'святого' царя - маг и шарлатан ПапюсНапример, с начала 1900-х гг. очень близким Николаю II и Александре Федоровне становится некий мсье Филипп, француз, ставший придворным оракулом. Этот лжеврач, не имевший никакого образования, однако занимавшийся лечебной практикой и неоднократно судимый за это, постоянно занимался мистическими сеансами с царственной четой. Он «вызывал» Николаю II духов (главным образом — тень его отца, Александра III), якобы диктовавших самодержцу приказания относительно управления страной[66]. Впервые встретившись с Филиппом 26 марта 1901 г.[67], император с супругой с 9 по 21 июля 1901 г. видятся с ним ежедневно, а часто и по несколько раз в день. К осени того же года Николай II выхлопотал Филиппу диплом на звание лекаря из военно-медицинской академии[68]. В дальнейшем его «святому» месту не дадут пустовать маг Папюс, юродивый или, вернее, юродствующий Митя Козельский, Паша-прозорливая, Матрена-босоножка[69]... И это — вершина православной духовности?!
 
Причем, например, Джамсаран (П.А.) Бадмаев, будучи всего-навсего придворным лекарем-гомеопатом, включал в орбиту своей деятельности такие ключевые отрасли хозяйствования и инфраструктуры, как строительство железных дорог — в разгар Первой мировой войны он в концессии с генерал-лейтенантом П.Г. Курловым и Г.А. Манташевым составляет «Проект постройки железной дороги до границы Монголии и в её пределах»[70], и это притом, что годом ранее транспортный коллапс на западных рубежах империи стал причиной оставления противнику огромных территорий и поставил под угрозу разгрома всю русскую армию!
 
Данный пример весьма показателен — ведь ещё до начала Первой мировой войны, когда западные регионы империи, в частности — Варшавский укрепленный район — требовали развития не только дорожной инфраструктуры, но и надводных коммуникаций, их возведение тормозилось  за счёт развития речных коммуникаций в Средней Азии рассматривался проект использования предназначенного для работ на Висле мостостроительного материала в наведении мостов через Амударью[71].
 
Говоря о духовной разрозненности русского общества, г-н Верховых плавно подводит зрителя к повествованию о «страшном бедствии», постигшем империю — Первой мировой войне. Разговор о ней начинается с утверждения В.М. Лаврова о том, что «Россия всё делала, что бы предотвратить Первую мировую войну». В качестве примера тому эксперт упоминает встречу Николая II и кайзера Вильгельма II в 1912 г., на которой император будто бы отказывался от всех геополитических притязаний России ради сохранения мира. Однако как дело обстояло в действительности?..
 
Во-первых, авторитетный историк умолчал о создании не без давления России в том же 1912 году Балканского союза, включавшего Сербию, Черногорию, Болгарию и Грецию и направленного против Османской империи и, фактически, Австро-Венгрии — следовательно, против интересов союзников Германии и её самой. Один этот факт ставит крест на выдумываемых сценаристами «Сорванного триумфа» концепциях антивоенной внешней политики России в рассматриваемый период; по сравнению с ним и участие русских летчиков в первой Балканской войне в составе болгарской армии[72] — малозначительный пустяк. Во-вторых, Лавров игнорировал факт утверждения в 1912 г. новых директивных указаний для стратегического развертывания войск, принципиально отличавшиеся от плана 1910 г., преследовавшего только оборонительные цели. Нет слов, это весьма оригинальная форма проявления миролюбия империи...
 
Впрочем, многофакторный и очень непростой вопрос международных отношений в Европе накануне Первой мировой войны можно рассматривать весьма и весьма долго, так как в России и за рубежом по нему издано огромное количество исследований; нас в данном случае интересует исключительно встреча «адмиралов Тихого и Атлантического океанов».
 
Кайзер Вильгельм II в своих мемуарах упоминает о гостеприимности русского царя, прекрасной выучке подшефного ему 85-го пехотного Выборгского полка и... более ни о чем! Разве что в заключение справедливо негодует о полном умолчании кузена Ники насчёт Балканского союза[73]. Министр иностранных дел С.Д. Сазонов обстоятельно повествует о настойчивых попытках Вильгельма II убедить его в необходимости переориентации российской внешней политики с Европы на Дальний Восток[74] — что ж, германский император был верен себе, придерживаясь данной точки зрения ещё до русско-японской войны 1904–1905 гг. Но где мы можем встретить хотя бы небольшое упоминание о том, что поведал с телеэкрана доктор исторических наук Лавров? Ответ прост и категоричен: нигде. Этого разговора попросту не было.
 
Так же весьма интересно в этой связи упоминание в мемуарах начальника Петербургского охранного отделения В.А. Герасимова о намерениях Николая II объявить войну Австро-Венгрии ещё в октябре 1908 г., после оккупации ею Боснии и Герцеговины, когда П.А. Столыпин с огромным трудом отговорил царя от этого шага[75]. О нём г-н Лавров либо не знает (что вряд ли), либо намеренно не вспоминает.
 
В конечном итоге война все равно была объявлена, её жернова пришли в движение, и очень скоро на грани поражения оказывается главная союзница России — Французская республика. На экране появляется очередной эксперт — как указывается в субтитрах, «Андрей Рачинский, доктор истории». Стоя на мосту, заложенном  «императором Алек... Николаем II» (?), он произносит несколько красивых, но откровенно сумбурных фраз о том, как Россия спасла Францию. А следом г-н Верховых сразу же заговаривает о 1915 годе.
 
Возникает вопрос: почему ни слова не было сказано ни об обстоятельствах начала войны, ни о пресловутом спасении Франции Россией? Ведь в качестве авторитета не был приведен даже маршал Фош, чьё выражение «Тем, что Франция не была стерта с лица земли, она обязана только России»[77] так любят вспоминать в подобных случаях. Ответ на эти резонные вопросы прост: война для России началась с трагического разгрома 2-х армий в Восточной Пруссии, потерявших в общей сложности 250 тысяч солдат убитыми, ранеными, взятыми в плен и пропавшими без вести[78]. Это вторжение велось не отмобилизованной на треть армией, оно не было подготовлено должным образом; об этой «цене» спасения Франции создатели фильма умалчивают, что выглядит по меньшей мере лицемерно.
 
Однако вернемся к 1915 году, ознаменовавшемуся для России «Великим Отступлением» её армии по всей протяженности фронта и оставлением противнику большинства западных территорий страны. Г-н Верховых сообщает об этом честь по чести, но — не озвучиваются причины столь тяжких военных неудач. И сценариста можно попытаться понять — мог ли он, повествуя о великом Государе Николае II, сообщить, что из-за скверного функционирования его военного ведомства солдатам не хватало банальных сапог? Что армии катастрофически недоставало снарядов[79], а порою — даже продовольствия[80]? Что хваленые западные крепости оборонялись ополченцами с одной винтовкой на троих[81], а полевая артиллерия — расчетами с топорами наперевес[82]?!
 
Конечно же, нет. Ведь подобная информация заставила бы зрителя задуматься над обоснованностью следующего заявления из уст В.М. Лаврова: «В этой, очень тяжелой ситуации 1915 года ответственность за положение на фронтах в качестве верховного главнокомандующего взял на себя сам император Николай II». Данная информация достоверна, хотя информация об истинных мотивах этого поступка самодержца умалчивается. Далее же следуют редкие по степени абсурдности заявления, обнаруживающие либо полное неведение г-ном Лавровым истории Великой войны, то ли его полное неуважение к себе самому и к телезрителям — поскольку доктор исторических наук без стеснения озвучивает с экрана следующий, вышедший из-под пера сценариста Мультатули бред: «Он смог консолидировать руководство русской армии...».
 
Сдача в плен солдат и офицеров 1-й русской армии под Танненбергом. Платой за 'спасение Франции' стал разгром лучших соединений в самом начале войныНа деле мнение армейской верхушки о смене великого князя Николая Николаевича императором на посту Верховного Главнокомандующего наглядно прослеживается по реакции одного из её представителей — генерала от кавалерии А.А. Брусилова, вспоминавшего позже: «Впечатление в войсках от этой замены было самое тяжелое, можно сказать — удручающее. Вся армия, да и вся Россия, безусловно, верила Николаю Николаевичу. Было общеизвестно, что Царь в военных вопросах решительно ничего не понимал и что взятое им на себя звание будет только номинальным»[83]. В данном случае мемуарист, в отличие от гг. Мультатули и Лаврова, не покривил душой — сохранившиеся в архивах эпистолярные свидетельства современников тех событий весьма красноречиво подтверждают это. Солдат, находившийся в действующей армии, сообщал своему корреспонденту в феврале 1915 г.: «Ты не удивляйся, что все так хорошо устроено. Это все Великий Князь, который стал у нас вторым Суворовым. Мы Ему верим и свою жизнь вручаем, смело в Его руки...»[84]. Другой военнослужащий писал с фронта в марте: «Николая Николаевича чуть не обожают»[85]. «Все наши победы только и достались нам благодаря отрезвлению страны и назначению Верховным Главнокомандующим Николая Николаевича, которого мы, солдаты, все любим за его правду и стойкость»[86] — так, а не иначе определяли роль великого князя в судьбе армии её нижние чины. Он был необычайно популярен и в тылу; некий житель Петрограда писал в январе 1915 г. в частном письме: «Имея такого талантливого, серьезного и строгого Главнокомандующего и таких доблестных помощников как Иванов, Рузский, Брусилов, Радко Дмитриев, Лечицкий и т. д. — мы не можем не победить»[87]. Эти несколько свидетельств дают понять, что предпринятая Николаем II мера не только не консолидировала, а, скорее, неприятно впечатлила как руководство армии, так и общество в целом.
 
Между тем В.М. Лавров продолжает:
 
«... прекратилась паника, прекратилось отступление...» — в действительности фронт стабилизировался не моментально, как это представляет Лавров, а лишь 2 месяца спустя, после очередного отступления русской армии на линию р. Западная Двина — Двинск — Вилейка — Барановичи — Пинск[88]. Паника, прекратившаяся в воображении сценариста фильма, продолжалась в огромных массах населения прифронтовой полосы, в течение всей кампании эвакуировавшегося вглубь страны, что едва не поставило железнодорожные коммуникации на западе страны под угрозу коллапса, а в действующей армии именно в 1915 г. впервые были зафиксированы факты братания с солдатами противника[89].
 
Николай II и великий князь Николай Николаевич, 1913 г.И теперь — несколько слов о вероятных причинах смещения Николаем II своего дяди с поста Верховного главнокомандующего. С начала войны, а особенно — в непростом 1915 г. п — в обществе набирали вес мнения о главнокомандующем как подходящей кандидатуре на роль «хорошего царя». Описывая настроения участников антинемецкого погрома в Москве в мае 1915 г., французский посол записал в дневнике: «На знаменитой Красной площади <…> толпа бранила царских особ, требуя отречения императора, передачи престола великому князю Николаю Николаевичу...»[90]. По свидетельству же протопресвитера русской армии и флота Г. Шавельского, в придворных кругах в это время многозначительно говорили даже о ходившем по рукам портрете великого князя с надписью «Николай III»[91]. Эта тенденция всё более беспокоила императрицу, её раздражало участие великого князя в заседаниях Совета министров; «Создается впечатление, что всем управляет Н[иколай Николаевич], ему принадлежит право выбора, и он осуществляет необходимые изменения. Такое положение вещей приводит меня в крайнее негодование»[92] — писала царица супругу. Но не только определенная особая политика Ставки, но и своеобразный державный стиль, культивировавшийся Верховным, все более беспокоили царя, царицу, некоторых других членов императорской семьи, а также Распутина. Официальные документы, воззвания, исходившие из Ставки, все чаще имитировали стилистику царских манифестов. Император не разделял всех опасений царицы относительно амбиций великого князя, но в данном случае он, по-видимому, счел ситуацию достаточно серьезной, чтобы вмешаться. Последствия же, в отличие от домыслов царственной четы, были вполне реальными и весьма плачевными для армии и государства в целом.
 
Между тем «Сорванный триумф» продолжает радовать телезрителей — им сообщается, что весной 1916 г. русская армия провела самое крупное наступление Первой мировой войны, навсегда вошедшее в анналы истории под названием «Брусиловский прорыв». Далее операция именуется «победоносной». Следует ли доверять этим далеко идущим утверждениям? В который раз ответ оказывается отрицательным. Во-первых, масштаб этой военной операции — несомненно, грандиозной — по потерям в живой силе сравним с разгоревшейся на Западном фронте летом 1916 г. битве на Сомме, вернее — с её первым днём, 1 июля. Если к августу 1916 г. потери сторон в «Брусиловском прорыве» выглядели следующим образом[93]:
 
 Вид потерь:  Чины:  Россия
 Германия [94]
 Австро-Венгрия
 убитые  офицеры  1798           59000  959
 солдаты 114627  29286
 раненые  офицеры  8819  3369
 солдаты  663560  149944
 пропавшие без вести  офицеры  475          26000  5348
 солдаты  95750  322040
 
 
то лишь за 1 июля 1916 г. войска по обе стороны Западного фронта потеряли 57470 человек [95], что впечатляет ничуть не меньше, особенно если брать во внимание разницу в народонаселении Российской империи и, например, Франции или Британских островов. Что же касается победоносности Брусиловского прорыва, то исследователь С.Г. Нелипович, опираясь на массив архивных источников, обоснованно усомнился в приемлемости такого рода формулировок. Ведь А.А. Брусилов не выполнил ни одной из стоявших перед ним задач: враг не был разгромлен, его потери были меньше, чем у русских (только по приблизительным подсчетам по ведомостям Ставки, Юго-Западный фронт Брусилова потерял с 22 мая (4 июня) по 14(27) октября 1916 г. 1,65 млн человек), успех для атак Западного фронта также не был подготовлен этой масштабной отвлекающей операцией[96].
 
Конечно же, в фильме не прозвучало даже намека на это. Напротив, чтец закадрового текста воодушевленно вещал о России, стоявшей на пороге победы, принести которую должно было наступательная операция весной следующего, 1917 года. Справедливости ради отметим, что оно состоялось — т. н. Митавская операция по прорыву укрепленных позиций противника на Северном фронте развивалась успешно, однако уже 12 января наступательные действия были прекращены[97]. Будучи последней из успешно проведенных русской армией в кампании 1917 г. и в войне вообще, даже при оптимальном развитии событий она в силу своей локальности едва ли могла зримо приблизить победу России. Да и может ли считаться «порогом победы» такое положение в стране, при котором правительство вынужденно вводить продразверстку[98]?!
 
Да, впервые эта чрезвычайная мера была введена ещё в царской России, хотя куда более распространенным является мнение о продразверстке, как большевистском «ноу-хау».  К слову сказать, в целом эксперимент дал довольно скромные результаты: вместо запланированного объёма хлебных продуктов было получено, по разным оценкам, лишь 100-130 млн. пудов от крестьянских хозяйств и около 40 млн. — от помещичьих[99]. Вряд ли читателей удивит факт умолчания создателей «Сорванного триумфа» о кризисном положении с продовольствием внутри страны — в контексте всего фильма это скорее норма. Однако желая или не желая того, г-н Верховых вынужден переходить к разговору о революционных событиях февраля 1917 г. Логичным было бы недоумение зрителя — как, почему потрясения настигли империю на пике военного могущества?.. На этот вопрос у авторов фильма есть готовый ответ... традиционно не имеющий практически ничего общего с истиной.
 
В канву повествования впервые вплетается зловещее слово «заговор», локализованный по адресу «САСШ, Нью-Йорк, Бродвей, 120». В данном случае П. Мультатули опирается на откровенно антинаучные конспирологические теории американского писателя Энтони Саттона, «прописавшего» по указанному адресу некий «Орден», якобы организовавший и русскую революцию 1917 г., и приход А. Гитлера к власти в Германии в 1933 г., и т. д.[100]. Соответствующие этой версии комментарии таких «экспертов», как уже известный нам А. Рачинский и некто Николя Тандлер, логичны и их не следует воспринимать всерьёз, однако неподдельно удивляет толерантность отечественных профессиональных ученых, комментирующих фильм, к этой ненаучной выдумке.
 
Перечисляя представителей думской оппозиции, г-н Верховых уже в который раз расходится со здравым смыслом: отводя А.Ф. Керенскому центральную роль в «заговоре», он не объясняет, почему тот изначально занял во Временном правительстве всего-навсего пост министра юстиции?!
 
В очередной раз появляясь на телеэкране, политолог В.А. Никонов озвучивает, возможно, наиболее здравую в течение всего фильма мысль — он говорит о поддержке революции крупными финансовыми кругами, однако оперирует при этом осовремененными терминами вроде «олигархата». Действительно, часть крупных российских предпринимателей нашла в военных заказах источник получения сверхприбыли и не останавливалась перед махинациями финансового и политического характера для достижения своих целей. их деятельность по созданию структуры управления, параллельной органам государства; дискредитации государства как неспособного решать насущные проблемы воюющей страны; пропаганде своих «достижений», довольно искусной и вполне современной по приемам, была успешной, что наглядно показали события февраля 1917 г.  Стремясь придать политическим изменениям максимально верхушечный характер, контролировать армию через генералитет, рабочее движение — через часть социал-демократии, они, однако, оказались неспособны удерживать контроль над пришедшими в движение массами[101]. Однако подводить под эти события конспирологическую базу — значит, упрощать историю революции в разы, и вводить огромное количество телезрителей в заблуждение. Это создателей «Сорванного триумфа», по всей видимости, не беспокоило.
Григорий Распутин со своими почитателями на собственной квартире на Гороховой улице в Санкт-Петербурге
 
Здесь, в контексте подготовки «антимонархического заговора», впервые за весь фильм произносится имя Григория Распутина. Конечно, разговор о нем был бы более уместен при обсуждении пройдох-«мистиков», приближенных к императору, однако у г-на Мультатули на сей счёт имеется своё своеобразное мнение. Так или иначе, эта фигура сохранилась в истории как один из самых выразительных и мерзких символов царствования Николая II, девальвации монархии как института власти в России, облекавшегося в омофор православия.  В этой связи неудивительно, что о Распутине высказывается священник — о. Тихон (Шевкунов). «Это, несомненно, загадочная фигура и, наверное, не наше дело восхищать суд над ним» – слышит зритель. Я же в свою очередь хочу напомнить, что этот, ближайший к царю и царице человек был известен всему обществу бесчисленными оргиями с участием представительниц высшего света – «в банях... Распутин произносил длинные проповеди, а с другой стороны заставлял своих поклонниц обмывать свои половые органы». Ещё живя в Сибири, он не раз приговаривался к наказанию за изнасилования и кражи; агенты питерской «охранки» докладывали А.В. Герасимову о пребывании Распутина в притонах[102]. К официальному духовенству «святой черт» был настроен крайне отрицательно; «о лентах, о мирских делают думают, а Христа на сердце у них нет» – говорил он о епископах, но о. Тихону, кажется, нет до этого дела. Всякому здравомыслящему человеку тогда было ясно, что Распутина нельзя и на пушечный выстрел приближать к царскому дворцу. Но он был близок к нему... И, что особенно страшно, он вершил судьбами миллионов и рычагами власти; по указке этого безграмотного мужика министерские портфели передавались от одной к другой бездари, даже в тяжелейшие годы войны. Убийство Распутина, будь оно более своевременным, возможно, сыграло бы куда более значительную и благотворную роль в судьбе рушащейся монархии. Однако, по мнению П. Мультатули, оно лишь приблизило её неизбежный крах.
 
Дальнейший сюжет фильма является пересказом сюжета увидевшей свет несколько лет тому назад книги г-на Мультатули «Император Николай II во главе действующей армии и заговор генералов». Она широко представлена в сети Интернет и каждый желающий может ознакомиться с этим сочинением и изображением в нём всё того же мнимого «заговора».
 
В контексте оного г-н Верховых упоминает о заверениях Николая II министром внутренних дел А.Д. Протопоповым относительно спокойствия настроений в столице и при этом добавляет: «Если бы государь знал, что в конце 1916 года Протопопов уже остановил тесную связь с одним из тайнах организаторов революции... Феликсом Варбургом».
 
'Прощание Государя  с Императорским конвоем' -картина современного художника Павла Рыженко
 
Диктор уже традиционно не вносит конкретики в свой пассаж, видимо, полагая свою реплику самоценной и все объясняющей. На деле её приходится признать подложной. Во-первых, встреча Протопопова, тогда председателя Государственной думы, с банкиром Фрицем Варбургом, выполнявшим в годы войны специальные поручения германского МИДа в Стокгольме, состоялась 6 июля 1916 г.[103], и окончанием года эту дату можно назвать, лишь не зная её. Так же сложно назвать сношениями единичную встречу, при которой так же присутствовал член Государственного совета Д.В. Олсуфьев.
 
В ходе этой встречи Варбург пытался убедить своих собеседников в бессмысленности продолжения войны, выгодного лишь Англии, а в качестве компенсации понесенных Россией за годы войны потерь предлагал часть Галиции, предложив, таким образом, заключить мир за счет союзника. Однако усилия Варбурга были тщетными — ознакомившись с отчетом Варбурга, госсекретарь по иностранным делам Г. фон Ягов разочарованно записал на его полях: «Эти русские выдоили Варбурга, а сами фактически так ничего и не сказали»[104]. Ввиду того, что данный отчет является практически единственным источником о содержании переговоров между Варбургом, Протопоповым и Олсуфьевым, утверждения об организации международного заговора с участием эти лиц приходится отнести к разряду измышлений, ввиду их недоказуемости. И, наконец, г-н Верховых напрасно полагает, что Николай II пребывал в неведении относительно данной встречи — Протопопов по возвращению в Петербург испросил личной аудиенции у царя и рассказал ему о свидании с Варбургом[105].
 
Описания отречения Николая II создатели фильма не дают — оно, по их мнению, «покрыто завесой мрака». На экране одна другую сменяют фотографии царя, и в их числе — репродукция с картины В.Р. Алексеева «Николай II накануне отречения». 
 
Следует сказать, что на этом полотне присутствует ряд огрехов в воспроизведении художником военного костюма и наград царя (синий бешмет, тогда как должен был быть белый, либо красный; орден Св. Георгия IV разряда на груди императора, по размеру похожий скорее на шейный крест ордена II степени), коими создатели фильма уже привычно пренебрегли, или о которых они и не знали.
 
Не придавая особого внимания беспочвенным сомнениям сценариста в достоверности манифеста об отречении Николая II, отметим ещё лишь несколько откровенно фальсифицированных моментов. Например, по утверждению г-на Верховых, премьер-министр Великобритании Ллойд-Джордж, узнав о Февральской революции в России, воскликнул: «Одна из целей войны для Англии достигнута!..»
 
В действительности же британский премьер-министр в речи перед Парламентом произнес: «Британское правительство уверено, что эти события начинают собою новую эпоху в истории мира, являясь первой победой принципов, из-за которых нами была начата война»[106]. Конечно, вооружившись «теорией заговора», можно на основе этой реплики обвинить Ллойд-Джорджа в организации Февральской революции в России — однако это обвинение не будет иметь ничего общего ни с действительностью, ни со здравым смыслом.
 
Далее следует потрясающее заявление диктора: «Более 40 миллионов россиян погибло после революции». Выдержав театральную паузу, г-н Верховых принимается перечислять череду невзгод, обрушенных Провидением на Россию, причем итожит этот скорбный список ни чем иным, как 1945 годом! И я не знаю, как к этому пассажу отнесутся зрители и читатели настоящей статьи, но по моему мнению включать в число жертв Февральской революции и породивших её «темных сил» (?!)... павших в Великой Отечественной войне  — это едва ли не глумление над их священной памятью и элементарное невежество.
 
Беря затем слово о канонизации расстрелянной в 1918 г. царской семьи, архиепископ Викентий утверждает, что «Император был святой в жизни человек». Как вслед за этим произносит с экрана Б.В. Грызлов, его убийство было «злодеянием большевизма». Но — как справедливо вопрошал историк Е.С. Радциг, может ли это служить основанием для того, чтобы оправдывать теперь все преступления, совершенные Николаем II?..
 
Итак, анализ фильма «Сорванный триумф» показал, что вместо изложения правды о последнем русском царе его создатели сняли псевдо-документальный фильм-сказку. Львиная доля содержащейся в нем информации совершенно не соответствует действительности. Относительно правдивые нюансы буквально тонут в нагромождениях полу-правды, и откровенной лжи. Особенно — и крайне неприятно — удивляет участие в фильме ряда видных ученых, религиозных и политических деятелей современной России, кои вместо объективных экспертных оценок делали заявления, в подавляющем большинстве своем расходящиеся с исторической действительностью.
 
Совершенно очевидно, что данный фильм был рассчитан на определённую прослойку зрительской аудитории, придерживающуюся монархических или близких к ним политических воззрений. Милый их сердцу сусальный образ последнего русского царя не мог быть показан сколько-нибудь достоверно — иначе иллюзорные представления плакальщиков по «России, которую мы потеряли» были бы неминуемо разрушены. Однако жанр документального кино априори подразумевает достоверность отражаемых в нем сведений. Первоосновой для подобных телевизионных проектов должен быть лишь исторический анализ, коим создатели «Сорванного триумфа» предпочли пренебречь. Хочется верить, что в дальнейшем настолько низкопробные «исторические» передачи будут транслироваться по телевидению как можно более редко.
 
______________________________________________________________________________
Примечания:
[1] Ольденбург С.С. Царствование Николая II. М., 2003. С. 87.
[2] К этой реплике ни чтец закадрового текста, ни приглашенные специалисты не вернутся более ни разу в течении фильма, даже говоря о самом 1918 годе. Очевидно, что эта довольно наивная уловка — банальное позерство с претензией на мистицизм — была призвана заинтересовать категорию зрителей, доверчиво относящихся к области сверхъестества во всех его проявлениях. Зачин такого рода для документального исторического телефильма выглядит, мягко говоря, сомнительным.
[3] Витте С.Ю. Воспоминания. М., 1960. Т.2. С. 280.
[4] Богданович А.В. Три последних самодержца. М., 1990. С. 371.
[5] Извольский А.П. Воспоминания. Мн., 2003. С. 214.
[6] Кшесинская М. Воспоминания. Смоленск, 1998. С. 77.
[7] Палеолог М. Царская Россия накануне революции. М., 1990. С. 169.
[8] Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. Николай II. «Вопросы истории». 1993. № 2. С. 63; Искендеров А.А. Закат империи. М., 2001. С. 49, 51.
[9] Макдоно Дж. Последний кайзер: Вильгельм Неистовый. М., 2004. С. 22–23.
[10] Рыбачёнок И.С. Россия и Первая конференция мира 1899 года в Гааге. М., 2005. С. 21.
[11] См.: «Воззвание имело целью… успокоить встревоженную войной совесть толстовцев-антимилитаристов». Документы Государственного музея Л.Н. Толстого о судебном процессе 21–30 марта 1916 г. «Отечественные архивы». 2006. № 3.
[12] Шигалин Г.И. Военная экономика в Первую мировую войну. М., 1956. С. 125.
[13] Дьяконова И.А. Нефть и уголь в энергетике царской России в международных сопоставлениях. М., 1999. С. 166.
[14] Коновалова А.В. Акции нефтяных предприятий в начале ХХ века на С.-Петербургской фондовой бирже. Экономическая история. Обозрение. Под ред. Л.И. Бородкина. Вып. 10. М., 2005. С. 33–34.
[15] Ширшов Г.М. «Нельзя допустить, чтобы нефтяная промышленность... оставалась в руках кучки лиц на правах частной, ничем не ограниченной собственности». «Военно-исторический журнал». 2004. № 8. С. 20.
[16] См.: Сборник договоров России  с  другими государствами. 1856–1917. М., 1952. С. 47–48, 49–55, 74–84.
[17] Витте С.Ю. Воспоминания. Т.1. С. 438–439.
[18] Цит. по: Рыженков М.Р. «Патриотические газеты и журналы писали… о начинающейся великой борьбе Георгия Победоносца с драконом». «Военно-исторический журнал». 2001. № 9. С. 64.
[19] Чиркин С.В. Двадцать лет службы на Дальнем Востоке. Записки царского дипломата. М., 2006. С. 231.
[20] См.: «Мусульмане… преисполнены надежды, что будут полностью
обладать и пользоваться правами… дарованными РСФСР». «Отечественные архивы». 2006. № 5. С. 99–114.
[21] Подпрятов Н.В. Национальные меньшинства в борьбе за «честь, достоинство целость России...». «Военно-исторический журнал». 1997. № 1. С. 55; Хаген, фон М. Пределы реформы: национализм и русская императорская армия в 1874–1917 годы. «Отечественная ист



« | 1 | 2 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены