Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Эстетика любви и красоты.

               Предисловие.

Эстетика любви и красоты – новый предмет, хотя она зародилась в античности в ее основных понятиях, вновь разработанных в эпоху Возрождения в странах Западной Европы, что было рассмотрено бегло выше. То, что античная философия по сути эстетика, это известно, но и философия Ренессанса в большей степени эстетика, а именно эстетика Возрождения, в которой две первосущности мира и человека – любовь и красота – проявляют величайшую продуктивность, как при зарождении и развитии классического искусства в VII-IV веках до н.э. в Элладе.

Эпоху, столь же продуктивную в формировании светского искусства и национальной культуры, мы находим в России XVIII-XX веков, с осознанием впервые ренессансных явлений в ее истории.

Рассмотрение философии любви и красоты эпохи Ренессанса в России, как ни удивительно, можно свести к новому предмету – эстетике любви и красоты, минуя философские, религиозные, социальные воззрения мыслителей, по двум причинам: по склонности автора к эстетике, а не к религии, не к морали и не к социальным учениям, а главное, потому что в силу особых исторических условий в России роль гуманистической философии взяла на себя новая русская литература, с обретением классического стиля, а затем и другие виды искусства и критика выдвинулись в этом плане, - и в них-то вызрели эстетика любви и красоты и новый гуманизм, с формированием русской национальной культуры и русской нации, высших достижений Ренессанса в России.

 Пушкин о любви и женской красоте.

 К подборке «Стихи о женской красоте и любви у Пушкина» имеет смысл присоединить более развернутый комментарий, с выявлением понятий любви и красоты как в лирике поэта, так и и в его прозе, и в романе в стихах «Евгений Онегин», в которых вызрел новый гуманизм, сущность Ренессанса в России.

В подборку не были включены ряд стихотворений, в частности, «Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем…» и МАДОННА, которые звучат как поэтический, у Пушкина предельно лаконичный, комментарий к философским трактатам мыслителей эпохи Возрождения в Италии о любви и женской красоте.

И не случайно, как Пушкин первый заметил в скромной барышне, находившейся, как Золушка, в подчинении у властной матушки и старших сестер, красоту столь же чисто телесную, сколь и духовную, словно наяву, в самой жизни повстречал пречистую и влюбился, как бедный рыцарь. Он вынес унизительные для него перипетии сватовства, готовый к любым роковым бедствиям в будущем, чтобы только достичь цели, не просто женитьбы в житейском плане, а обладания красотой, возносясь в заоблачные выси, как поэты и художники эпохи Возрождения, поскольку он сам был поэтом Ренессанса в России.

                 МАДОННА

                   Сонет

Не множеством картин старинных мастеров

Украсить я всегда желал свою обитель,

Чтоб суеверно им дивился посетитель,

Внимая важному сужденью знатоков.

 В простом углу моем, средь медленных трудов,

Одной картины я желал быть вечно зритель,

Одной: чтоб на меня с холста, как с облаков,

Пречистая и наш божественный спаситель –

 Она с величием, он с разумом в очах –

Взирали, кроткие, во славе и в лучах,

Одни, без ангелов, под пальмою Сиона.

 Исполнились мои желания. Творец

Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,

Чистейшей прелести чистейший образец.

 В этом сонете мы находим полное выражение эстетики Ренессанса, в которой библейская мифология, равно и античная, смыкаются с современным мироощущением и мировосприятием эпохи, и настоящее предстает, как жизнь в вечности. И такое впечатление – отличительная и чарующая черта картин старых мастеров, как и сонета Пушкина, в котором красота молодой женщины воспринимается им как образ Мадонны, «чистейшей прелести чистейший образец».

Здесь напрямую узнаем мы и эстетику Рафаэля, который взлелеял под впечатлением от красивых женщин, вполне земных и не вполне совершенных, идею красоты и воплотил ее в образе богоматери.

Недаром у «Сикстинской мадонны» Рафаэля Белинский вспомнил о Пушкине, сознавая общность классического стиля у ренессансного мастера и русского поэта, но так и не догадавшегося почему.

И также у нас мало отдавали отчета в смысле и значении стихотворения Пушкина «Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем…», а поэт при жизни так и не решился его опубликовать, хотя бы анонимно. Когда наконец оно было опубликовано, критики даже сердились на Наталью Николаевну, обвиняя ее в холодности и обижаясь за поэта.

Между тем это стихотворение стоит целого трактата о любви со всевозможными определениями от Платона до Марсилио Фичино и других мыслителей эпохи Возрождения. Здесь раскрыта вся диалектика Эроса, эстетика и этика любви и секса.

 Нет, я не дорожу мятежным наслажденьем,

Восторгом чувственным, безумством, исступленьем,

Стенаньем, криками вакханки молодой,

Когда, виясь в моих объятиях змией,

Порывом пылких ласк и язвою лобзаний

Она торопит миг последних содроганий!

 О, как милее ты, смиренница моя!

О, как мучительно тобою счастлив я,

Когда, склоняяся на долгие моленья,

Ты предаешься мне нежна без упоенья,

Стыдливо-холодна, восторгу моему

Едва ответствуешь, не внемлешь ничему

И оживляешься потом всё боле, боле –

И делишь наконец мой пламень поневоле!

 Это любовь целомудренной женщины, которая делает целомудренным и мужчину, что единственно ценили и возносили до небес мыслители эпохи Возрождения, проповедуя платоническую любовь как стремление наслаждаться и обладать красотой даже более духовно, чем телесно, но и телесно как чисто духовно, по-человечески, отвергая необузданность и страсти, что равно насилию над красотой.

Приятели Пушкина, весьма вольные в представлениях о любви и женщинах, что разделял и поэт, который отзывался о женщинах всегда не очень высоко, предполагали, что он с женитьбой должен прежде всего развратить жену, чтобы вполне ею насладиться.

Но в данном случае Пушкин поступил не так, как в обычаях света, а как поэт, всецело оставаясь в высших сферах поэзии и творчества, ренессансной эстетики любви и красоты только в России, с проявлениями нового гуманизма, поначалу элитарного – в романе «Евгений Онегин», затем – в повестях – проникнутого пониманием и сочувствием ко всем, как писали, к маленькому человеку.

Белинский отметил в лирике Пушкина «лелеющую душу гуманность», а это был гуманизм, с преодолением индивидуализма эпохи европейского Возрождения и века XIX, новый гуманизм, соответствующий складу души русского народа, сохранившего в условиях затянувшегося крепостничества общинное миросозерцание. Именно это коллективистское миросозерцание, как у древних греков, стало основой зарождения и развития классического искусства в России, с непосредственным обращением к первоистокам европейской цивилизации и культуры.

Мифы Древней Греции ожили в России во всей их первозданной чистоте и свежести, как миросозерцание юности человечества и буквально юности нескольких поколений с начала преобразований Петра, с восшествием классической эпохи в годы юности и молодости Пушкина и его поколения.

Новая русская лирика, новая по отношению к народной песне, изначально, с первых од Ломоносова пронизана мифологией и героизмом, а также мотивами античной лирики, что у Пушкина достигает классической ясности и пластики, чего не было у поэтов эпохи Возрождения в странах Западной Европы, а только у гениальных художников, ваятелей и зодчих в Италии.

Русская лирика, начавшись с барокко Ломоносова и Державина, со стремительным развитием литературного языка, формируется как классическая по первоначальному смыслу определения, как у греков, что воспринималось в России как подражание древним, по сути это было подражанием природе, пронизанной образами мифов, что и лежит в основе классического стиля.

Европейская поэзия эпохи Возрождения ориентируется в большей мере на лирику Рима, русские поэты припадают к первоистокам непосредственно, что определяет уникальность классической русской лирики. Предмет ее, разумеется, любовь и красота в их взаимосвязи, любовь во всех ее проявлениях, устремленной к предмету любви, что есть красота, желанная и высокая, вносящая в душу меру, меру высокой человечности.

 Я вас любил; любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем.

Но пусть она вас больше не тревожит,

Я не хочу печалить вас ничем.

 Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

 Я уже писал: это лучшее стихотворение о любви в мировой лирике. Пластика, грация, нежность, слезы, боль, тревога, пробуждение, восторг, гордость и смирение, отрада, благодарность с пожеланием счастья.

В лирике Пушкина мы находим все виды и разновидности любви, всю гамму диалектики любви, о чем рассуждали мыслители и писатели эпохи Возрождения, о чем писалось в романах Нового времени, причем это были не теоретические выкладки у поэта, а подлинные переживания любви и красоты в самых разнообразных проявлениях в жизни и вместе с тем в лучших стихах всегда погруженные как бы в миф, каковые я называю антологическими, хотя лишь немногие у Пушкина действительно представляют подражания древним, подражания известным образцам из антологий.

Русский поэт сам создает классические образцы, каких по пластике, музыке стиха и переживаний нет и в антологиях из глубин веков, и в европейской поэзии Нового времени.

«В младенчестве моем она меня любила…»

«Редеет облаков летучая гряда…»

Антологизм стихотворений Пушкина – погруженность миросозерцания поэта как в мифы Древней Греции, так и в русскую старину, да и в библейскую мифологию, при этом все его переживания протекают сейчас, - самая характерная черта эстетики Ренессанса, что не было понято при жизни поэта ни критиками, ни царем и что несомненно сказалось столь трагически на его судьбе.

©  Петр Киле



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены