Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Петр Киле СИМОНЕТТА Драма

АКТ  IV

СЦЕНА  1

Москва – Санкт-Петербург. Арсений и Евгений. Диалог по телефону.

              АРСЕНИЙ
Ну, в общем так. Ты б лучше рассказал,
Особенно в стихах. Как ни банально:
«Нет повести печальнее на свете,
Чем повесть о Ромео и Джульетте».
              ЕВГЕНИЙ
А как подумаешь, о, сколько их,
Влюбленных и замученных любовью,
Да вкупе всеми прелестями рынка –
Все ради потребленья и наживы.
Ты где? В Париже?
            АРСЕНИЙ
                                  Я уже в Москве.
Приехал с прахом Ромы в амфоре.
Здесь все, что говорить, в ужасном шоке.
Такая неожиданность, когда
Из самых юных первыми уходят,
Что делает жизнь старших, всех, преступной.
             ЕВГЕНИЙ
Увидимся?
              АРСЕНИЙ
                    Я возвращаюсь в Лондон.
Дела. Как поживает Симонетта?
             ЕВГЕНИЙ
Ни слова не скажу, чтобы не сглазить.
               АРСЕНИЙ
Ты счастлив! С чувством превосходства смотришь.
По голосу я ощущаю взгляд твой.
               ЕВГЕНИЙ
А ты?
                АРСЕНИЙ
            Живу уютно, беззаботно.
Но словно напоказ, как принято.
В душе ж тревога, и она растет
При всех известьях о России там.
Не любят нас, клевещут, ненавидят –
По поводу любому, даже случай
Убийства иль самоубийства двух
Влюбленных, только вой, какие мы,
Конечно, нецивилизованные.
               ЕВГЕНИЙ
Ромео и Джульетта, да, конечно.
Шекспира ценят с ориентацией,
Какой и не было, а только гений.
Прости! Ко мне пришли. Да, Симонетта!

СЦЕНА  2

Лондон. Арсений и Анна встретились по возвращении его из Москвы после похорон Ромы.

                АННА
Арсений, Боже! Я люблю тебя!
             АРСЕНИЙ
С каких же пор? Из состраданья, верно.
                АННА
Не веришь? Я люблю тебя давно,
Со встречи во Флоренции с частичкой
России, как впервые поняла.
Я думала, ты образ, как и Пушкин,
Живое воплощенье русского,
Красивый, простодушный, как Онегин.
Художник ты хороший, несерьезный,
Ну, словом, как и в жизни, Дон Жуан.
Любить тебя легко и просто мне,
Не связываясь ближе, чем друзья.
              АРСЕНИЙ
Из состраданья ты сошлась со мной,
Теперь не знаешь, как себя вести?
Как прежде и всегда – интимно близко.
То дружба иль любовь – гадать не станем.
                АННА
Ах, это значит, ты меня не любишь?
             АРСЕНИЙ
Люблю и ровно столько, сколько ты.
                АННА
Мне инициативу уступаешь?
Люблю тебя, как не любила Генри;
Здесь линия замужества прошла,
С тобой судьба, я думаю теперь.
             АРСЕНИЙ
О, нет! Боюсь, со мной утратишь вновь
Отечество…
                АННА  
                        Уедем мы в Россию!
             АРСЕНИЙ
Россию покидают, как корабль,
Попавший в ураган или к пиратам.
Исход, пусть добровольный, но такой,
Какой и в революцию не знали,
И это благом вряд ли назовешь.
Для лиц отдельных – да, но не отчизны,
Разграбленной и теми, кто бежит.
Один еще могу вернуться я;
С тобой я не решился б никогда.
              АННА
Уедем мы в Австралию.
            АРСЕНИЙ
                                           А лучше
На острова Карибского бассейна.
              АННА
Подумаем мы после. Мне пора.
           АРСЕНИЙ
А ужин? Я с тобою выйду в город.
Провел дней десять, как во сне и думах,
В Париже и в Москве, хочу проснуться.
Есть срочные дела с прогулкой в море
На яхте олигарха, но, боюсь,
Увеселенья совместить с работой
Мне ныне не удастся, а заказ
Уж очень важный в плане и рекламы.
               АННА
Ты хочешь отказаться?
             АРСЕНИЙ
                                          Не совсем.
Уж лучше бы поездку отложили,
Что ведь зависит от модели тоже.
Скажу я ей: она не в лучшем виде, -
Ну, что-нибудь придумаю. Идем.

СЦЕНА  3

Квартира Сережникова. Евгений и Симонетта за поздним ужином.

                 СИМА
Столь занят ты и все с одной семьей?
              ЕВГЕНИЙ
Пришлось от всех уроков отказаться.
Здесь два ученика – дочь с матерью –
Часов уж не считают, платят щедро.
Теперь я как охранник целый день,
Но быть еще водителем – уж слишком.
Зовут на лето на купанья в море…
                 СИМА
             (смеется)
Да, что они совсем уж обнаглели!
              ЕВГЕНИЙ
Да нет. Увы! Совсем уж одиноки.
                 СИМА
И ухватились за тебя, ты добр,
Умен, воспитан, мало ведь таких.
Но где всего ты этого набрался?
              ЕВГЕНИЙ
     (задумавшись, с грустью нежной)
Я думаю, от матери моей, -
Она была учительницей...
                 СИМА
                                               Да,
Была, наверное, красивой очень,
Что видно и по фотографии.
              ЕВГЕНИЙ
Нет слов. Я рос у бабушки, а мама
Жила в Москве, там выйдя замуж вновь.
И рано умерла, во что поверить
Мне трудно: ведь она всегда со мной,
Присутствие ее, как светлой гостьи
В часы раздумий, ощущал всегда.
                СИМА
Как! И сейчас?
            ЕВГЕНИЙ
             (кивнув)
                           Поскольку думаю
И говорю о ней сейчас с тобой.
               СИМА
Мне кажется, присутствие ее
Я тоже чувствую и зависть в сердце.
             ЕВГЕНИЙ
Есть нечто в женщинах красивых, то,
Что светится в их облике, в глазах, -
Сиянье красоты, как и в тебе.
                СИМА
Мне удивительно в тебе, как ты
О матери лелеешь в сердце память.
             ЕВГЕНИЙ
С ее фамилией и именем
Сережникова Женя - я ей тезка
Сережников Евгений, как брат с сестрой,
Она всегда со мной.
               СИМА
          (нахмурясь)
                                   А ты не гей?
             ЕВГЕНИЙ
О, нет!
               СИМА
    (смеется с восхищением)
                Доказывай тогда почаще,
Поскольку не из лесбиянок я.

СЦЕНА  4

Дача в садоводстве. Евгений и его отец Кирилл, оба смущенные.

             КИРИЛЛ
Да, что с тобой? Подрался что ли с кем?
            ЕВГЕНИЙ
Подрался? Нет, непоправимо хуже!
Во сне как будто, смутном и ужасном…
         (Припоминая с усилием.)
Под утро я очнулся на земле
От холода и жгучей боли в теле,
С догадкой жуткой, что со мной случилось.
Из-за кустов я вышел на дорогу
У самого Обводного канала,
С тем стало ясно, где я и побрел
Вдоль насыпи к Московскому вокзалу.
Ни сумки с ноутбуком, ни ключей,
     Ни телефона… Я решил уехать,
     Укрыться где-то и придти в себя.
             КИРИЛЛ
Да, Женя, на тебе повсюду кровь!
            ЕВГЕНИЙ
Я думал, кровь моя. О боже! Боже!
Я слышал крики женские и плач,
Но словно бы беззвучные, как снится,
Когда от ужаса проснуться тщится…

Изнемогая от догадок страшных, как молнии, слепящие глаза, заснул он беспокойно, в забытьи лежал до вечера, до новостей, привлекших слух отца, и он в тревоге позвал послушать сына вести эти, о женщине и дочери ее.

            КИРИЛЛ
Двойное там произошло убийство
С особою жестокостью, сказали.
Грабителям чем было поживиться.
На улице Чайковского? Да, там…
           ЕВГЕНИЙ
Кабы грабители… Зачем возиться
Со мною им бы? Чтоб подставить только.
Случилось там неслыханное зверство,
И словно я участник вне себя,
Поверить – значит как сойти с ума!
             КИРИЛЛ
Не помнишь ничего, как все случилось?
            ЕВГЕНИЙ
Вошли в квартиру. Думали, охранник.
В переднюю я вышел – двое в масках.
Тут сбили с ног меня – и все в тумане.
Теперь мне ясно, я не потерпевший,
Скорей подозреваемый в убийстве:
Недаром ведь оставили в живых,
Пометили и кровью двух бедняжек.
             КИРИЛЛ
Ты впутался в бандитские разборки.
Явиться самому дать показанья,
Когда не помнишь толком ничего?
А вдруг задержат, да еще засудят,
Как ныне делается как попало?
            ЕВГЕНИЙ
Меня уж ищут.
             КИРИЛЛ
                           Оставайся здесь.
Я встречусь с теми, кто ведет уж дело,
Встревоженный за сына, как и есть.
Могли и с ним расправиться бандиты.

Кирилл уехал в город, Евгений погрузился в сон, то и дело проваливаясь в одни и те же сновиденья.

СЦЕНА  5

Квартира Сережникова. Симонетта и Евгений входят в квартиру, обсуждая последние происшествия.

               ЕВГЕНИЙ
Мартын, прослышав об убийстве, понял,
Чьих рук оно, а спросят ведь с него.
Максим тут позвонил, мол, подозренье
На репетитора упало… «Ладно! –
Схитрил Мартын. – Я думал, на меня».
«Расспросят и тебя. Болтай, что хочешь.
Но про меня ни слова, мол, не знаешь,
Имел ты дело лишь с хозяйкой… Понял?»
Мартын явился как охранник, правда,
Уволенный на днях. В столовой кровь
Повсюду – на столе, полу, буфете…
Тела увезены… Мартыну стало
Почти что дурно, зашатался даже…
На фотографии взглянуть не смел…
     (Картина прояснивалась ужасная.)
Система наблюдения была
Отключена, и данные изъяты.
Мартын спросил о крабе, и его
Нашли под шкафом обувным в передней,
Куда его заслали, верно, с силой;
Разбитый, сохранил он сцены драки
Двух масок с репетитором у входа
И голоса по всей квартире эхом
С невнятными, зловещими словами,
С девичьим вскриком: «Папа!» Тут Мартын
Заплакал и озлился: вот подонок!
        (С удивлением.)
И все ж Мартын попал под подозренье,
Пока Максим подельника не выдал,
Виня себя с каким-то торжеством:
С волками жить по-волчьи выть, твердит!
                СИМА
Услышав новость, ужаснулась я,
Но не подумала, тебя она
Касается. И все же позвонила,
Ответа нет с мобильного, так странно.
Звоню на городской – ответа нет.
Включила снова новости. В повторах
Упоминают репетитора… О боже!
              ЕВГЕНИЙ
Отец привез мне новость под секретом.
Скончалась мать, а дочка впала в кому.
У ней нет ран опасных, лишь ушибы.
Сознанье у ребенка отключилось,
Ко благу и, возможно, будет жить.
Я навестил в больнице Ксению.
Врачи обследовали и меня.
Немало опасений прозвучало.
Я рассмеялся только: уж здоров!
                 СИМА
А девочка так не пришла в себя?
              ЕВГЕНИЙ
Все раны зажили, но не сознанье.
Нет ощущенья, что она больна.
Невольно с нею я заговорил,
И медсестра уверила меня,
Что слышать голос мой на пользу ей.
И бабушка, несчастная  старушка,
Буквально ухватилась за меня,
Вцепилась прямо пальцами, как Смерть.
Я обещал встречаться с ней у внучки,
Как прежний репетитор, без оплаты,
Хотя на ней настаивала та.

     Симонетта опускает глаза, не уверенная, зачем Евгению такая обуза: свидания с девушкой в коме?
     
                СИМА
Уж лучше за оплату, а иначе
Ты к девушке неравнодушен, а?
             ЕВГЕНИЙ
Нет, нет, она еще совсем подросток,
Из нынешних, с повадками путан
Иль топ-моделей, только в бездне сна.
На подиуме юности и смерти,
Каков наш век, свободный и жестокий.
        (Задумываясь.)
Так, юность гибнет, сиротеет старость,
А значит, будущее не восходит.
               СИМА
Но с нами что неладно, если мы
Не можем просто полюбить друг друга?
             ЕВГЕНИЙ
Как Света и Арсений, чтоб расстаться
У высшей жизни, у истоков счастья?
Влюбиться просто, полюбить – удача,
Как на лету поймать перо Жар-птицы.
               СИМА
Ты добр со всеми, только не со мной.
В чем провинилась я перед тобой?
Не я сошлась с Арсением, а Света,
И легкомыслие моя ли мета?
Любовь взлелеять – не отдаться ей,
Лишь погубить с поспешностью скорей.
Так мы призвали в эту сферу разум
И не погнались за удачей сразу.
Теперь же я люблю, я влюблена,
Как поздняя, вся в зелени, весна!
            ЕВГЕНИЙ
Влюблен, я чувством дорожу, лелею!
Ведь лучше не бывает! Уж жалею,
Что улетучится оно, как дым.
Теперь же я люблю, любим!

     Поцелуи и объятия, поспешные раздеванья. Проступает Хор, в танцевальных движениях разыгрывающий упоение любви.

              ХОР
Цветок Тосканы Симонетта,
Отрада северного лета,
Каким же чудом проросла,
Из Кавосов и Бенуа?

Ах, Сима, русская душою,
Такою верной и родною,
Как чистой юности грехи,
Как вёсны, Пушкина стихи!

Симонетта и Евгений в постели. Проступает Хор.

                ХОР
Евгений, Сима – милые друзья;
Без нежностей на людях, а одни
Доверчивы, правдивы без обмана;
В любви поспешны, словно не успеть
Дойти до пика страсти и оргазма,
Едва промедлишь; но затем все тише
В зачине, с ласками не без стыда,
И снова вскачь вплоть до потери сил,
И в чем тут счастье – не поймешь вовеки.
О, одиночество вдвоем в любви,
Как мысль о муках неизбежной смерти!

                СИМА
Признаюсь, друг мой, небезгрешна я:
Был у меня бойфренд, с которым я
Сходилась иногда, из любопытства,
Прошла курс Камасутры смеха ради…
Мне было с ним смешно, он был забавный,
Такой же несмышленыш, как и я,
И мне самой все приходилось делать,
Пока не стал входить во вкус бойфренд,
А мне уже не нравилось с ним это.
А он влюбился по уши, дурак.
             ЕВГЕНИЙ
То Макс?
                СИМА
             Заговорил он о женитьбе.
             ЕВГЕНИЙ
Бедняга!
                 СИМА
                 Сделался он нагл и нежен,
Но не со мною, с девушками в жизни,
Как истый Дон Жуан.
              ЕВГЕНИЙ
                                        Как Гумилев?
                 СИМА
Веду я речь о наших отношеньях.
Я просто вспомнила пример отвратный,
Сказать, как я боялась повторенья,
Когда любовь – всего лишь игрища,
Смешные и нелепые весьма.
Ты любишь нежно, взором и руками
Касаясь тела моего в постели,
Дрожа от неги и волненья страсти,
Я вздрагиваю от прикосновений
Твоих, любовью напоенных губ,
И замираю не дыша, в истоме, -
И лучше не бывает: это счастье!
             ЕВГЕНИЙ
А там игра Эрота и Психеи,
Чудовища с красавицей нагой,
Охота вожделенная от века
Всего живого в продолженье рода,
Или бесцельная игра в зачатье,
Обманное всей этой жизни счастье!
               СИМА
Но это же с тобою наше счастье!

СЦЕНА  6
 
Клиника. Палата. На кровати лежит Ксения. Бабушка Ксении и Евгений. Проступает Хор.

                   ХОР
Свиданья с девушкою в коме странны,
Как улетаешь ты в иные страны,
Где все стерильно чисто, жизни нет,
Сияет, как в Эдеме, тихий свет.
И там Рембрандтова старушка внемлет
Пред Ксенией Сережникова пеням,
Что жизнь в ней теплится, как дивный сон,
Как чист ее весенний небосклон,
Что жизнь, какая б ни была, прекрасна!
Не надо думать, что она несчастна.
Однажды ты проснешься, как всегда,
Увидишь в небе, как блестит звезда!
Как спящая красавица прекрасна!
О, пробудись, пусть жизнь вокруг ужасна!
         (Зачинается пляска.)
Что жизнь без женской красоты? Девичьей?
Уж это не игра, а Код да Винчи!
У спящей сексуальность напоказ,
Сокрытая у самых глаз.
Евгений говорил и по-английски,
Заметив, что старушка в нем и близко
Не понимает ничего совсем,
Как и кузен, тот глух и нем.
Что он там говорил, и мы не знаем,
Хотя английский бегло понимаем.
Ужель признания в любви,
С волненьем бешеным в крови?
Сонеты о любви Шекспира,
Влюбленных пира и кумира?
         (Замирая.)
В ночи одна, она проснулась было,
С ужасною догадкой: здесь могила!
Забилась, как без ног, без рук, -
Дыша свободно, замерла без мук,
С сознанием: жива я, -
Заснула, как живая!
А утром у кровати шум и гам.
И лишь Евгения нет там.
Кузена Ксения и знать не хочет,
Пусть бабушка о нем хлопочет,
Мол, он с тобою говорил,
Он спас тебя и полюбил.
Сестра, прощаясь, ей шепнула
Одно лишь имя и мигнула.

            КСЕНИЯ
            (про себя)
Евгений вел со мной беседы, да!
Его присутствие я чувствовала,
Ему внимала, -  Виктору? О, нет!
Двух слов не свяжет он без матерщины.
       (Вслух, решительно.)
О, бабушка, мне нужен репетитор,
Чтоб наверстать упущенное время
И сдать экзамены как можно лучше.
Свяжись с Сережниковым снова ты.

СТАРУШКА. С ним нельзя тебе связываться. Он женился недавно.
КСЕНИЯ. Женился? Конечно, по любви! И приходил со мной разговаривать?  Вот видишь, какой он хороший человек!
СТАРУШКА. Он приходил с тобой беседовать и денег не брал. Это странно. А ты еще влюбишься.
КСЕНИЯ. Я давно влюблена в Сережникова. И мама была влюблена.
СТАРУШКА. Вот и пострадали. Он вас подставил.
КСЕНИЯ. Я хорошо знаю, кто нас подставил.

СЦЕНА  7

    Диалоги по телефону. Ксения и Евгений.

              КСЕНИЯ
          (будучи уже дома)
Как рада слышать голос ваш, звучащий,
Весельем и отвагой песнопений,
Как музыка, мелодия любви,
Изяществом, достоинством мужчины…
Евгений! Не пугайтесь, это я!
             ЕВГЕНИЙ
Кто? Ксения? Не с того ли света?
             КСЕНИЯ
Как! Вы не знали? Я пришла в себя
Под песнь любви, ликуя и скорбя.
Вы снились мне, но в том еще нет чуда.
Вы в сон входили мой, покуда
Не пробудилась я во смертном сне
В сиянии небес, как по весне.
Затем по видео я все узнала
И репетитора признала,
К веселию сестер, но не родных,
Им непонятны наши сны.
Меня отвозят в санаторий.
А лучше бы увидеться нам вскоре,
Как я слегка оправлюсь:
Вас поблагодарить я вправе!
            ЕВГЕНИЙ
Нет лучше благодарности слова,
Что ты, ах, Ксения, жива!
             КСЕНИЯ
Я слышала, Евгений, вы женились.
И все ж ко мне не изменились:
Не бросили на произвол судьбы,
Не вышли малодушно из борьбы.
Я вас люблю! Не бойтесь:
Я не доставлю бед вам больше.
Угрозу вашей жизни отведу
Разлукой, на свою беду.
            ЕВГЕНИЙ
О, Ксения! Звони и обращайся,
Как к другу. И желаю счастья,
Какого ты достойна на земле,
Увы, погрязшей искони во зле.
            КСЕНИЯ
Прощай! Прощай, мой милый, милый друг!
Надеюсь, мы увидимся еще.

 



« | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены