Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Орфей и Эвридика. Трагедия.

                                ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ОРФЕЙ.
ЭВРИДИКА.
ЭАГР, фракийский царь.
ДОЗОРНЫЙ.
МУСЕЙ.
ДИОНИС.
СИЛЕН.
АПОЛЛОН.
ХОР МУЗ.
Нимфы, сатиры, вакханки, поселяне, стражники.    

Действие происходит во Фракии в V веке до н. э.


                                    ПРОЛОГ

На склоне горы, заросшей лесом, неподалеку от пещеры нимф показывается Дионис, долговязый и неловкий в движеньях, в козьей шкуре, как Силен и сатиры, сопровождающие его с тимпанами и флейтами.

                 ДИОНИС
   (с тирсом, увитым плющом, в руке)     
Дионис я, а может, Вакх, иль Бромий?
В Сицилии бог меда Аристей, -
Других имен, их много, не припомню,
Но суть, поди, одна: я бог вина,
Веселия и тяжкого похмелья,
Как жизнь и смерть соседствуют недаром
У смертных, разумеется; я бог
И то подвержен смерти, с воскрешеньем,
Рожденный дважды, может быть, и трижды,
Доношенный в бедре отца поскольку.
Но бедствиям моим конца не видно,
Как род людской, несчастьями гоним,
Ношусь я по горам; одна отрада -
Мистерии в честь бога, в честь мою,
Что учредил Орфей, любимец Феба,
Не знаю почему, по воле Зевса,
Я думаю, на радость поселянок,
В леса бегущих славить рьяно Вакха,
В безумие впадая от веселья.
А он, Орфей, все славит Аполлона,
Эрота, Афродиту, Артемиду,
Оставив культ Диониса в забвеньи.
Ему претит безумие вакханок!
Веселье, пляски?
                   СИЛЕН
                               Нет, скорей уродство.
Ведь он поэт; влюбился в Эвридику,
И никого из женщин знать не хочет,
И в красоте одной он видит смысл
И песен, и любви, и мирозданья.
                 ДИОНИС
А что несу я людям, бог вина?
Не мне ли поклонялся он, покуда
Веселью предавался, пел любовь?
Пусть явится с повинной, Эвридику
Приводит на всеобщее веселье!
Иначе с ним я посчитаюсь сам.
Обиженный титанами, ты знаешь,
Обид я не терплю ни от кого
И в гневе я бываю беспощадным.
         (Взмахивает тирсом.)

  Сатиры в страхе бросаются прочь.


                      АКТ  I

                     Сцена 1

Высокая лесистая местность, вдали море и город у устья реки. Три женщины в изодранных платьях спускаются на лужайку, с удивлением оглядываясь и преображаясь в юных девушек. Это    музы.

                  1-я  МУЗА
    Скажите, милые подруги,
    Куда нас занесло?
                  2-я  МУЗА
                                     На юг?
    На север? Воздух влажный свеж
    И сладострастьем напоен.
                  3-я  МУЗА
    А с вами что же происходит?
    Вы снова молоды. И я?
    Мои ли это руки? Бедра?
    А ножки - прямо загляденье!
    Наряд лишь наш двусмысленный,
    Как ветошь, рассыпается.
                  1-я  МУЗА
    О, мы здесь не одни. Смотрите!
    Здесь кто-то побросал одежды,
    Как скинули мы ветошь с плеч.
                  2-я  МУЗА
    Не ветошь, туника и пеплос.
    Мы в Грецию попали, видно,
    В края родные после странствий.
                  1-я  МУЗА
    Из рощи голоса... Поют?
    Иль плачут? Не поймешь, а жутко.
    Послушайте! Да здесь шабаш!
                  3-я  МУЗА
    Средь бела дня? О, нет. Здесь праздник.
    Догадываюсь я, какой.
    При звуках флейты там танцуют, -
    То вакханалья в древнем вкусе.
                  1-я  МУЗА
     Мистерия? Непосвященных,
     А мы, пожалуй, таковы,
     Туда не пустят...
                  2-я  МУЗА
                                   Ведьм вакханки
    Поймут и примут в хоровод.
                  1-я  МУЗА
    Мы ведьмы? Нет! В родных краях
    Мы мойры, оры или музы.
    Все дело, с кем сведет судьба.
                  2-я  МУЗА
    А дело-то у нас какое?
                  1-я  МУЗА
    Два полюса у бури грозной,
    Несущей хлад, и глад, и смерть.
    Как Вакха мы за нос водили,
    Теперь черед настал царя.
    Пожалуй, я оденусь в пеплос.
                  2-я  МУЗА
    Но с чем мы явимся к царю?

За кустами вскрики с возгласами "К царю! К царю!"

    Какое эхо! Дважды, трижды...
    И слова вымолвить нельзя.
                  1-я  МУЗА
    То женский голос за кустами.
                  2-я  МУЗА
    А Эхо - женщина, небось.
                  1-я  МУЗА
    Она испуганно уходит.
    Идем за нею. Что за вид?
                 ХОР МУЗ
Под сенью листьев на ветвях дубовых
И где попало на земле в удобных,
Привольных позах женщины сидят,
     Раздетые, и желуди едят.
     Красивых, молодых здесь мало.
Смиренье им, конечно, не пристало.
Здесь немощь и уродство наготы
     Как бы сродни свободе красоты.
Ужели то вакханки? С удивленьем
Смотрю я. Или вслед за исступленьем
     Безумия и пляски круговой
В душе восходит благостный покой.
Сродни любви с ее истомой, бденьем,
С экстазом, мукой, сладостным волненьем.
Сродни и вдохновению, чьих уз
Возносят до небес питомцы муз.
Но вот встревоженная дева разом
Всю стаю всколыхнула, лишь показом
На нас, с упоминанием царя,
И будто вспыхнула кровавая заря.
                    1-я  МУЗА
    Нам лучше скрыться. И скорей.
                    2-я  МУЗА
    Что это? Сон иль представленье?
                    1-я  МУЗА
     Какая разница? Все дело,
     Как царь воспримет праздник сей,
     Затеянный не нами.
                    3-я  МУЗА
                                          Вакхом!
                    1-я  МУЗА
     Царя застать мы не могли.
     За ним неслись мы что-то долго,
     В печальной стае журавлиной,
     Проваливаясь в бездну лет,
     Где прошлое восходит снова
     И в будущем мы юны вновь.
                    2-я  МУЗА
     Куда бы нас ни занесло,
     Чудесно здесь, и с нами чудо.
     Вакханки мы? Иль оры?
                    1-я  МУЗА
                                                  Музы!
     Мне это больше по душе.
     Но с чем мы явимся к царю?
                    2-я  МУЗА
     Я слышу, женщины за тайну
     Толкуют с криком, среди них
     Супруга и сестра царя,
     И если он о том прознает,
     Им худо будет всем.
                   3-я  МУЗА
                                           А хуже,
     И сын царя здесь веселится,
     Кричат, смеясь, и с плачем тоже.
                   1-я  МУЗА
     Идем. Здесь тайна, может, та,
     С чем мы к царю должны явиться,
     По повелению провидца.
                   3-я  МУЗА
     Так, это Феб нас вызвал срочно
     Из дальних стран иных времен?
                   1-я  МУЗА
     Уж верно, что-то приключилось!

               Уносятся.

                Сцена 2

Царский дворец в саду. На вышке маяка на берегу моря дозорный. Музы, одетые, как знатные женщины.

                 1-я  МУЗА
    Весь город обошли мы вместе
    И врозь, а царь неуловим.
    Он всюду только был, ушел;
    Все утро в кузнице трудился,
    Взял даже плату за работу,
    Купил на рынке башмаки.
    Затем он плотничал на верфи
    И на триере вышел в море.
              ДОЗОРНЫЙ
    Ну, что? Сыскали вы царя?
    За ним угнаться невозможно.
                 1-я  МУЗА
    Послушай! Что же делать нам?
              ДОЗОРНЫЙ
    Коль нужно, сам найдет он вас.
    Небось, слыхал уже, что ищут
    Три женщины его, царя.
    У нас не принято такое.
    Вы иноземки иль родня?
    А, может, вы богини?
                 2-я  МУЗА
                                            Что же?
    Царя богини навещают?
              ДОЗОРНЫЙ
    Когда сам царь огонь разводит,
    Весь в увлеченьи мастерством,
    И бог Гефест к нему заглянет;
    Арес слетает на потехи,
    Какие с детства любит царь.
    А что касается богинь,
    Я думаю, к нему Киприда
    Неравнодушна, сам Эрот
    Усердно служит, мальчик резвый...
                3-я  МУЗА
    А Вакх?
               ДОЗОРНЫЙ
                   Все боги им любимы.
     Но в равной мере и по чину.
     Вот плотник с топором идет;
     Спросите, любит ли он Вакха.
                1-я  МУЗА
     Сам царь! Велик он ростом, скор;
     Весь лик его и взор, величья
     Врожденного не спрячешь. Он!

Царь Эагр, явно сконфуженный перед тремя прекрасными женщинами, делает вид, что не замечает их.

                   ЭАГР
           (дозорному)
Что видишь ты на море и на суше?
               ДОЗОРНЫЙ
Даль моря, как и неба, государь,
Светлы и лучезарны, словно боги
Бросают благосклонный взор на мир,
Тебе подвластный...
                   ЭАГР
                                   Эй! Ответа жду.
               ДОЗОРНЫЙ
На склоне гор смятенье поднялось.
Вакханки разделились на две группы;
Одна беснуется, другая спит.
Три женщины, похоже, чужестранки,
Спустились с гор.
                  ЭАГР
                                 Богини, я подумал.
               ДОЗОРНЫЙ
Наверное, вы правы, государь.
Но если из вакханок, не опасны,
Пока все в разуме.
                  ЭАГР
                                   Пусть пройдут в мой сад.
Приму я их сейчас же, как умоюсь.
       (С улыбкой к женщинам.)
Ведь я не зря носил топор с собой.

Музы в саду; к ним выходит царь в том же платье, в каком плотничал; на голове венок из виноградных лоз, в руках тимпан и флейта.

                 1-я  МУЗА
    Нам предлагают роль вакханок.
                 2-я  МУЗА
    А что? Веселье пробудилось
    Во мне.
                 3-я  МУЗА
                   Царь - жизнелюб, я вижу.
     Он мил и весел, как мальчишка.
          (Про себя, с изумлением.)
     Черты лица знакомы мне -
     Я узнаю его как будто,
     Но в юности его... О, сон!
                   ЭАГР
        (приглядываясь тоже к ней)
     Хотя провел я день в трудах,
     А все же ощущал, что праздник,
     Затеянный на склоне гор,
     Вселяет и в меня тревогу,
     Как в ожидании часов
     И дней веселья в детстве было.
                  1-я  МУЗА
     О царь! А нам ведь говорили,
    Что вакханалий вы терпеть
    Не можете.
                 2-я  МУЗА
                          На вас же глядя,
    Так и несут нас ноги в пляс.

Царь, играя на флейте, скачет, как сатир, а музы, следуя за ним, кружатся, занося ногу вкруг себя.

                   ЭАГР
Нет, празднества, конечно, я люблю.
Дитя, играя, учится всему.
Игра и труд сродни. Как и любовь.
Народ наш юн и дик. Как мало игр
Он знает, кроме похорон и свадеб.
А сельский праздник, милый и убогий,
Дионису в угоду превратил
Орфей, мой сын, в разнузданное действо,
В культ бога, Лиссой одержимого.
Все таинства любви и жизни скрылись;
Одно безумие осталось. Бог
Величья собственного ради страхом,
Безмерным, беспричинным, насылает
На всех безумие: Диониса
Любите одного! Не бога, сына,
Пусть Зевса самого; в леса бегите,
Пляшите, пойте, гневом загораясь,
Как звери, если помешать посмеют.
О, нет! Мне разум дан для жизни новой,
Какой не ведают и сами боги.
Мне труд творца, как детская игра,
Пленителен; он мне дарует вечность.
                 1-я  МУЗА
Чтить бога одного вы не хотите.
А что ж сестра, супруга ваша, сын -
Не с вами заодно?
                   ЭАГР
                                 Боюсь, что так.
Но вы о том откуда все прознали?
Среди вакханок видели вы их?
Ну, да! Дионис знает, как легко
Сбить женщин с толку песнями и плачем.
Но сын с его чудесным даром?!
            (Дозорному.)
                                                         Эй!
Не видишь там царевича? Его же
Ни с кем не спутаешь.
            (Женщинам.)
                                          Он долговяз,
Как я, и гнется, как тростник по ветру.
                  3-я  МУЗА
Ваш сын? Он гнется, как тростник по ветру,
Каким и вы когда-то были, да?
Прекрасны и подвижны, как сатиры...
                    ЭАГР
Когда ты нимфа, я сатиром был -
Когда-то в юности; как сон, я помню
Свидания с тобой в пещере нимф.
                  3-я  МУЗА
               (смутившись)
Как сон? Ну да. Но сны нам только снятся.
               ДОЗОРНЫЙ
Там носится такой, пугая женщин,
Уж верно, в шутку, весело им всем.
Я думал, то сатир, иль сам Дионис.
                    ЭАГР
Дионис там? Иль сын мой? Я обоих
Хотел бы повстречать лицом к лицу.
               ДОЗОРНЫЙ
Опасно, царь! Вакханки выжидают,
Бездельничая мирно, только знака,
Кого бы растерзать, как волчья стая;
А вас они боятся, как огня,
Чтоб тотчас впасть в безумье круговое.
                    ЭАГР
Я буду сам безумным; петь, плясать
Не хуже козлоногих и вакханок;
Когда бог - шут, и я могу им быть.
Вы, женщины, за мной пришли? Идемте!
                  3-я  МУЗА
Постойте! Нужно расспросить мне вас.
Я знаю вас как будто, но откуда?
                  1-я  МУЗА
О Каллиопа! Чем ты смущена?
                  2-я  МУЗА
Иль кем? Эрот достал ее стрелою.
                  3-я  МУЗА
Не смейтесь! Шутки не уместны здесь.
                  1-я  МУЗА
Какая тайна между вами? Царь
Ведь тоже узнает тебя как будто...
                  3-я  МУЗА
Оставьте!
                  1-я  МУЗА
                    Вас одних оставить, да?
Ну, хорошо. Мы здесь пока побродим.

             Музы, посмеиваясь, удаляются в глубь сада.


                                       Сцена 3

Там же. Царь Эагр приводит  Каллиопу  в беседку.

                  ЭАГР
О, дева юная! Тебя я знаю?
Я узнаю черты, улыбку, взгляд,
Божественно прекрасные и ныне,
Когда я ощущаю убыль сил.
Но где тебя я видел? Как все было?
Или приснился сон весенний мне,
Который помнил я всегда, но смутно?
               КАЛЛИОПА
Мы в юности твоей встречались, верно.
                  ЭАГР
Старею я, в трудах изнемогая,
А милая по-прежнему юна,
Цветет благоуханно, как весна.
Когда ты муза, о, поведай, муза!
А я, воспомня, буду молод снова.
Пусть счастье юности мне снится вновь!
               КАЛЛИОПА
Поведать мне нетрудно, помню все.
Но обещай, Эагр, хранить все в тайне,
Как я хранила до сих пор свой стыд,
И счастие, и горе смертных женщин.
                   ЭАГР
Когда здесь тайна, обещаю я
Хранить ее, как посвященный, свято.
               КАЛЛИОПА
Всевластна Афродита, с ней Эрот,
Послушный воле матери мальчишка;
Они чинят без устали разбой.
                    ЭАГР
Разбой? Угодный смертным и богам?
               КАЛЛИОПА
И ты смеешься вслед Киприде, сладко
Смеющейся, смех любящей богине,
Влекущей всех к любви - богов и смертных,
Не делая различья между ними,
Когда различье есть - на горе многим,
На стыд и муки, даже на погибель.
                    ЭАГР
Любовь и счастье нам несут погибель?
               КАЛЛИОПА
Ты знаешь, участь смертных такова.
                    ЭАГР
Увы! А ты, я вижу, из богинь?
               КАЛЛИОПА
Нас, девять муз, сестер, от Мнемозины
Рожденных Зевсом; Фебу служим мы
В его заботах об искусствах смертных,
Что восприял от Прометея он.
                    ЭАГР
Но как судьба свела меня с тобой?
               КАЛЛИОПА
Когда нас девять девушек беспечных,
Поющих в хороводе Мусагета,
Танцующих охотно для богов
И смертных под кифару Аполлона
На празднествах и на Пифийских играх,
Мы рады все и каждая влюбиться,
Как девушки и юноши на играх...
                    ЭАГР
На играх, вспомнил, я тебя увидел!
               КАЛЛИОПА
Я увенчала лаврами тебя,
Прекрасного, как бог, и засмеялась,
Истому счастья предвкушая страстно,
И ты забыл свою победу, тоже
Уставясь на меня, влюбленный тотчас, -
И мы забылись, праздник многошумный,
Как море к ночи, стих, и мы умчались
На колеснице вслед за солнцем в горы.
                    ЭАГР
Сошли на луг мы у пещеры нимф,
И ты предстала предо мной впервые,
Какая есть, в блестящих одеяньях,
Как пламя, лучезарных, красотою
Превосходя всех женщин. О, богиня!
             (Воспроизводя воспоминанье.)
Кто б ты и ни была, ты из блаженных, -
В испуге, счастлив, я затрепетал, -
Афина, иль Фемида, Афродита?
Или из Ор? Харит? Иль нимфа ты?
Из тех, что населяют лес и реки,
И горы? Здесь я жертвенник воздвигну,
Чтоб жертвы приносить тебе отныне.
А ты, богиня, будь же благосклонна,
Даруй ты мне потомков славных, жизнь,
Исполненную счастьем бытия.
               КАЛЛИОПА
С улыбкой Афродиты я сказала:
"О, славный юноша! Я не богиня.
И смерти я подвержена, как ты.
Из Хора муз(мы их изображаем
На празднестве) я подошла к тебе
С венком, подвигнута стрелой Эрота.
Возьмешь ли в жены ты меня, Эагр?"
                    ЭАГР
"Да, всеконечно! Пусть я слишком молод,
Чтобы жениться, - отвечал, я помню. -
Поженимся мы в тайне до поры".
                КАЛЛИОПА
"Признаюсь, как ни стыдно, пусть все в тайне, -
Я отвечала, - будет между нами,
Когда тебе еще жениться рано,
А время самое любить и грезить
О подвигах, о славе и бессмертьи".
                   ЭАГР
Была там хижина охотничья,
Разубранная шкурами медведя,
И льва, и рыси, мною умерщвленных.
Я там устроил ложе из плащей,
И мы воссели рядом на закате;
В сияющих лучах я снял с тебя,
С прекраснейшего тела украшенья -
Застежки, пряжки золотые, кольца,
Браслеты, ожерелья...
              КАЛЛИОПА
                                        Да, я помню.
Зачем ты это делаешь сейчас?
                    ЭАГР
             (отступая от нее)
Затем я пояс распустил твой милый,
Совлек сияющие светом вещи,
И воссияло тело юной девы,
Как воплощение самой любви,
Стыдливо нежной и счастливой в страсти,
В порывах и изгибах сладострастных, -
И, смертный, я познал любовь бессмертной,
И мукам счастья не было конца;
Все ночи жизни - до восхода солнца,
Когда и впрямь предстала ты богиней,
Уж уходя, из света вся, как солнце.
               КАЛЛИОПА
Ведь тайну от самих себя не скрыть.
                     ЭАГР
В великом страхе я просил тебя:
"Я знал, что ты богиня, ты сказала
Неправду мне, кто ты; не допусти,
Чтоб я, еще живой, лишился силы.
Ведь силы смертный навсегда теряет,
Коли с богиней он разделит ложе!"
              КАЛЛИОПА
Не смертному в том горе, счастье кратко,
Как жизнь и радости все человека.
А горе мне, от смертного зачала
Я сына, Афродите в утешенье,
Что не одною с нею то случилось.
                   ЭАГР
У нас есть сын? Где он?
              КАЛЛИОПА
                                           У нимф он рос.
Я не могла заботиться о сыне,
Сокрыв о тайном браке от сестер,
И знать не знаю о его судьбе.
Прости же легкомысленную деву,
О, царь Эагр!
                    ЭАГР
                         Ты не могла иначе,
Я знаю, поступить. Утешься! Может,
Был найден он и ты его узнаешь.
Недаром наша встреча на исходе
Уж дней моих, как в юности была.
               КАЛЛИОПА
Был найден он? И рос в твоей семье?
И не его ль зовут Орфей, чья лира
Чарует всех - и смертных, и богов?
                    ЭАГР
Поэтов много, сын один у нас,
Любимец муз, и ты его не знаешь?
               КАЛЛИОПА
Мы снимся им, не видя их самих,
Как девы привлекают всех улыбкой,
И поступью, и станом, - удаляясь
И глаз не поднимая, - кто их видит,
Тот счастлив, вдохновен, исходит песней,
Как соловей неведомо о ком.
                   ЭАГР
Орфей - мой сын, в том не было сомнений,
И я признал в найденыше его,
Не зная лишь о матери ребенка.
Я думал, это сын от поселянки.
               КАЛЛИОПА
Ты жил в ту пору с ней, когда влюбился
В меня?
                    ЭАГР
               Не жил, а забывался просто,
А счастьем одарила ты меня.
               КАЛЛИОПА
О, да, конечно! Сон прекрасный снился
О шалостях с богиней в шалаше.
Так, наш поэт, быть может, не мой сын?
А царский сын от бедной поселянки?
                    ЭАГР
А дар?
               КАЛЛИОПА
             А дар от Феба. Где Орфей?
Когда увижу я его? Он здесь?
Боюсь узнать его, да при подругах;
И снова униженье, как при родах,
Я испытаю, и его боюсь.
Ведь он уж взрослый юноша, каким
Тебя, Эагр, я помню и люблю.
                   ЭАГР
Меня ты любишь?
               КАЛЛИОПА
                                  Не тебя, о царь,
А юношу, влюбленного в меня,
Каким тебя узнать не удается.
                   ЭАГР
Состарился уж слишком?
               КАЛЛИОПА
                                               Да, боюсь.
                   ЭАГР
А старость недостойна уж любви?
               КАЛЛИОПА
Речь не о том, мой старый муж.
                   ЭАГР
                                                          Смеется,
Как юность легкомысленная. Боги!
А старость, немощь, смерть - удел лишь смертных.
Что это значит? Почему? Зачем?
            (Хватается за тирс.)
Орфей живет в скитаньях здесь и там,
Повсюду, где душа его блуждает
И носится, как птица вслед за песней.

Царь в сопровождении муз и стражников уходит в горы.



« | 1 | 2 | 3 | 4 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:

Смотрите подробности консультация гинеколога здесь.


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены