C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Орфей и Эвридика. Трагедия. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Орфей и Эвридика. Трагедия.

                    АКТ  II
          
                   Сцена 1

Пещера нимф. Лужайка среди скал склона горы, покрытой лесом; вход в пещеру, часть пещеры c источником, образующим озеро.
Орфей и Эвридика, искупавшись в священном источнике,  со смехом от волнения выбегают на лужайку, где под кустами поспешно одеваются: он - в белый хитон, она - в пурпурную тунику.

                ЭВРИДИКА
Послушай, что случилось? День все длится?
Или всю ночь в источнике купались?
                   ОРФЕЙ
Купались мы недолго; холодна
Вода в пещере, кажется бездонной,
И в страхе утонуть я все всплывал
Из бездны - не внизу, а в небесах,
Где мы, как птицы, возносились к свету.
                ЭВРИДИКА
Мы там, как птицы, возносились к свету?
                    ОРФЕЙ
Да, так и было, я припоминаю,
Как с детства мирозданье вопрошал
Во сне и наяву в полетах мысли,
Куда ни шло, реальных, как купанье.
Но там носился я один средь звезд,
А ныне ты была со мной, как счастье,
Земное и живое, и как песня.
                ЭВРИДИКА
Любовь и счастье - для тебя все песня.
В объятиях моих ты улетаешь
В неведомые дали без оглядки.
  (Обнимает его, словно стараясь удержать его.)
                    ОРФЕЙ
И здесь все изменилось - горы, небо
И свет тишайший полон вещих звуков,
Как в детстве лишь бывало. Я Орфей,
Ты Эвридика не по именам,
Мы настоящие и здесь сегодня.
                ЭВРИДИКА
Что это значит?
                   ОРФЕЙ
                              Мы родились снова,
Мне кажется, как сын и дочь царя
От поселянки, что за диво в том,
Но Феб отметил именами нас
Орфея, Эвридики, вызав к жизни.
             ЭВРИДИКА
То миф.
                  ОРФЕЙ
               Да, в вечно настоящем мы.
             ЭВРИДИКА
В прекрасный летний день, который длится,
Особенно под вечер, долго-долго,
Нам снится сон чудесный о былом?
    (Разглядывая перстень на руке Орфея.)
О, чудо перстень! Он от поселянки?
                  ОРФЕЙ
Подарок от царя. Она вернула
Его, как вещий знак судьбы младенца,
Чтоб царь признал за сына своего.
               ЭВРИДИКА
Но я-то нимфа; лишь нашли нас вместе,
Поющих с плачем у пещеры нимф.

Орфей берет в руки лиру, и звуки ее пробуждают лес полусонный, как бывает ближе к вечеру. Сквозь птичий гам и пенье проносятся и звуки флейты, за кустами пробегают нимфы и сатиры.

Да, это сон! Сестер моих я вижу,
Едва одетых, в козьих шкурах, в платьях
Изодранных, поделенных на части,
В лохмотьях преизящных при красе
Нежнейших лиц и плеч, и рук, и ног.
              (Идет к нимфам.)
О, милые мои! Я Эвридика.

Нимфы, пугаясь, не убегают, но пляской и в пантомиме выражают то радость узнавания, то отчаянье.

               ОРФЕЙ
    Великий, сладостный Эрот!
    Не покидай ты этот грот,
    Где славим мы тебя любовью,
    Ликующе поющей кровью!
         (Прислушивается к звукам своей лиры.)
    Возлюбленный, крылатый бог,
    Беспечно смелый ты стрелок,
    В движеньях быстрый и безумный,
              Огненношумный!
    Играешь ты с богами и людьми,
    Вторгаясь в наши помыслы и сны.
    Владеешь ты ключами мира -
    Земли, и неба, и эфира;
    Видать, ты властвуешь один,
    Один над всеми властелин!

    Но, благодатный, сопричислись
          К сиянью чистых мыслей
Всех посвященных в таинства твои,
А злые устремленья отгони!
             (Удаляется.)
              ЭВРИДИКА
          (догоняя Орфея)
Поешь ты гимн, Эроту посвященный?
Мой милый, ты Орфей, я Эвридика,
Жена твоя, - и это не игра?
                 ОРФЕЙ
Да, Эвридика.
              ЭВРИДИКА
                           А куда ж уходишь?
                 ОРФЕЙ
На таинства, какие учредил
Я в честь Диониса, как утверждают.
             ЭВРИДИКА
Орфей! Когда вернешься? К ночи?
                 ОРФЕЙ
                                                               Завтра.
Но в ночь услышишь песнь мою с долины.
              ЭВРИДИКА
Я Эвридика, я жена твоя?
Какое счастье! Но боюсь поверить.
И страшно мне. Не уходи, Орфей!
Ведь счастье упоительное кратко
И улетучивается, как сон
Послеполуденный в укромном гроте,
С купанием в источнике у нимф.
                 ОРФЕЙ
Чего же ты боишься, Эвридика?
Мир полон света, ты совсем юна.
А юность и беспечна, и отважна,
И счастием любви упоена.

        Объятия и поцелуи.

             ЭВРИДИКА
Живешь ты песней, что находит отклик
В сердцах людей, у птиц и у зверей,
У нимф, и даже сам Великий Пан
Играет на свирели в унисон
Со звуками, чарующими лиры
Орфея, - я же лишь тебя люблю,
В разлуке день, как ночь, что длится вечно
Во снах мучительных природы дикой,
Очеловеченной твоею песней.
И я во страхе потерять тебя,
Как света дня и жизни обретенной
На краткий миг земного бытия.
                 ОРФЕЙ
Боишься за меня? О, Эвридика!
Охотой я не занят, как Адонис,
И вепря мне бояться нечего.
             ЭВРИДИКА
Есть зверь похуже вепря, то безумье,
Чем одержим Дионис, на беду
Вакханок, веселящихся беспечно,
Покуда он безумье не нашлет
На бедных женщин, в гневе сам безумен.
                 ОРФЕЙ
То знаю хорошо я, Эвридика.
Ведь таинства затеял я затем,
Чтоб женщин от безумья уберечь
И страхов, что на них находит
От вскриков Пана в тишине лесов, -
Все празднеством ведь легче одолеть,
Как сам Дионис с хороводом нимф
И козлоногих во главе с Силеном
Спасается весельем от безумья.
              ЭВРИДИКА
Да, весело, покуда здрав Дионис,
И я вакханкой по лесам носилась,
Пока тебя не встретила однажды...
                  ОРФЕЙ
С сатиром молодым, с которым ты
Предстала вдруг, как чудо красоты.
      (С видом воспоминания, что происходит как бы воочию.)
          Глазам своим не верю.
Нагая девушка, склоня головку к зверю, -
Который весь в шерсти, с копытцами, нагой,
А бюст и голова - мужчина молодой, -
Беспечно внемлет, верно, комплиментам,
Рукою прикрываясь лишь слегка при этом.
А он, смеясь, касается ее руки,
Сам, этакий нахал, он весь открыт!
              ЭВРИДИКА
          (рассмеявшись смущенно)
И правда, зверь и человек веселый,
Беспечный, лишь на ум весьма тяжелый.
                  ОРФЕЙ
То нимфа юная и молодой сатир,
Пришедшие на празднество, на пир,
         Куда незванный я попал,
Как вдруг сатир куда-то ускакал.
               ЭВРИДИКА
Я вскрикнула, увидев вдруг поэта,
Который любовался мной с восторгом,
И рассмеялась тут же над испугом,
Не в силах убежать от любопытства.
Спросил ты имя. "Нимфа я, а имя
Ты можешь дать мне. Стану я тогда,
Познавши человечье счастье, смертной". -
"А нимфы безымянные бессмертны?"
"Да, как колосья, что роняют зерна
И снова прорастают, мы бессмертны
И смертны. Но людская участь нас,
Не знаю отчего, прельщает больше.
Вочеловечиться - такое счастье,
Что даже божества ведут себя,
Как смертные - в любви, в борьбе, во славе.
О, назови! А я тебя сведу
В пещеру нимф, святилище для юных
Влюбленных, мы ведь влюблены, не так ли?
                    ОРФЕЙ
Но ты ведь станешь смертной, Эвридика?
                 ЭВРИДИКА
Я Эвридика? Не боюсь я смерти,
Когда взамен любовь, любовь Орфея,
Певца любви, объемлющей весь мир.
                    ОРФЕЙ
А что же плачешь?
                  ЭВРИДИКА
                                   За тебя боюсь.
Дионис в гневе - славишь ты Эрота
И Афродиту, а его забыл,
Чей культ ты учредил для вакханалий.
                   ОРФЕЙ
Я славил всех богов и буду славить.
Могу ли петь одну и ту же песню?
Ведь я не птица, а поэт Орфей,
Певец и музыкант разноголосый,
Как многозвучен мир в весенний день.
               ЭВРИДИКА
Все так, ты прав, но будь же осторожен.
Ведь я одна на свете, всем чужая
И без родни среди людей.
                  ОРФЕЙ
                                                И я
Один, пусть песнь моя слышна повсюду,
Но нас ведь двое, счастье наше - чудо!
Прощай!
               ЭВРИДИКА
                 Но почему прощай? Навеки,
Как день прекрасный уж неповторим.

Пантомима. Поцелуи и объятья. Орфей уходит. Эвридику окружают нимфы и сатиры, всячески стараясь развеселить ее.

                                          
                                   Сцена 2

Склон горы с нагромождением скал и лужайками, чащей кустов и рощами над долиной реки, впадающей вдали в море.
Музы, царь Эагр и его спутники из стражников, юношей и девушек, среди которых Мусей, прячась за кустами, наблюдают за нимфами и сатирами, которые ниже, как бы в глубине амфитеатра, поют и пляшут вокруг Эвридики.

                  МУСЕЙ
Нет, это сон! Как мы попали в горы,
Где в чаще дремлет сам Великий Пан,
И нимфы бродят, словно в ожиданьи
Свиданья или празднества какого?
                   ЭАГР
Да это поселянки здесь собрались
На таинства, в безумие впадая
Бегущие в леса, на склоны гор.
                  МУСЕЙ
На сельских празднествах ведь я бывал;
Старух там много, матерей с детьми,
А здесь все юны, красотой сияют
Цветов, и зелени, и сини неба.
                    ЭАГР
И правда хороши!
                 1-я  МУЗА
                                  Да их здесь много.
Поглядывают меж собою что-то строго.
Затея важная их всех собрала здесь.
Уж верно, что-то приключилось днесь.
                2-я  МУЗА
Мне кажется, я начинаю понимать,
О чем они поют, а больше пляшут,
Словами затрудняясь все сказать,
Или кривляясь на потеху нашу.
                МУСЕЙ
             (прыгая, как сатиры)
Кривляются сатиры, стать у них такая;
             Неловки и прыгучи,
     Скакать бы им по кручам.
У нимф, конечно, роль иная.
               2-я  МУЗА
Они поют протяжно, словно плачут,
Когда и слов не вымолвить от силы мук.
Но, кажется, сейчас я все означу,
О чем и всплеск их ломких рук.
       (Поднимая руки, пляшет.)
               МУСЕЙ
             Похоже,
      И я догадываюсь тоже.
О нимфе речь. Ее прелестней нет.
Недаром полюбил ее поэт.

Нимфы и сатиры поют и пляшут под звуки тимпанов и флейт.

               ХОР НИМФ
О нимфа с именем! О, Эвридика!
     Твоя пурпурная туника
          Сияет, как цветок,
     Любви и красоты исток.
     Любовью одарив поэта,
     Ты счастлива; ты им воспета
     За прелесть, ум и красоту
И юности извечную мечту
     О счастье в неге сокровенной
     И жизни вдохновенной.
     Что ж, Эвридика, ты грустна?
     Иль жизнь уходит, как весна,
     Как звук, уж отзвеневший в лире,
          Тебя не станет в мире?
                (Пляшет в сопровождении сатиров, у которых комический вид и скачки.)

Словно с небес звучит лира Орфея, заполняя всю долину шорохами листвы, текучих вод, пеньем птиц в унисон.

               ХОР МУЗ
    Несутся звуки, словно с неба,
            С кифары Феба,
            И все слышней.
        Конечно, то Орфей.
        И песнь его повсюду,
            Подобно чуду,
        Как счастия исток,
        Ввергает всех в восторг.
И нимфы легконогие, как в ласке,
        Исходят негой в пляске,
    Пленительной, как сладкий сон
        И страсти истой стон.
             О, нимфы! Нимфы!
        И счастливы мы с ними.
                 МУСЕЙ
    Да это прямо представленье!
    А, может статься, сновиденье?
             А где ж Орфей?
      Сатиры все быстрей
      Несутся в пляске дикой
      Вослед за Эвридикой.
      И тянут ноги в пляс
          Пуститься нас.
                  ЭАГР
    И музыке Орфея вторит
       Все сущее в природе.
    Лягушек беспечальный хор
    Несет свой непрерывный вздор.
               ЛЯГУШКИ
           А как же, как же!
           Ква-ква! Ква-ква!
              И все слова.
        Но лучше и не скажешь,
        Когда исходишь, к счастью,
        Неистовою страстью;
    То Эрос буйствует в крови
    И в жажде жизни, и любви!
            ХОР НАСЕКОМЫХ
    Весь стрекот, щебет, клич и свист
    Кто разберет нас? Только мист.
    Нас мириады, мириады,
         И небесам мы рады
              Из нашей тьмы,
              Как из тюрьмы,
              Где настежь двери.
              И мы не звери,
         Не птицы, а народ,
         Мы непрерывный род!
             ХОР ПЕРНАТЫХ
О, чу! Певец любви, как соловей,
    Исходит песнею Орфей.
    Ему мы внемлем, Хор пернатых,
         Как в море аргонавты
         Заслушивались им,
    Поющим вдохновенный гимн.
         И всякий песне вторит,
         О, дивные восторги!
    И всех победней о любви
    Поют, конечно, соловьи!
           ГОЛОС ОРФЕЯ
         О, чистый звук, летящий
         Стрелой Эрота ввысь,
                Ты зов и мысль
                    О счастье,
            С волнением в крови,
            О славе, о любви.
             ХОР ПЕРНАТЫХ
    Нас любят без сомненья Музы.
            О, сладостные узы!
            Охотно вторит нам
            Сам козлоногий Пан,
            Играя на свирели,
            Выдувая трели
    И посвист с нами в унисон;
            И даже Аполлон
    Бывает увлечен с томленьем
            Весенним нашим пеньем,
            В тоску о Дафне вновь
            Впадая, о, Любовь!
О, чу! Он песней новой изошелся.
            Прекрасны хор и соло.
               ГОЛОС ОРФЕЯ
            И нет прекрасней лика
    Влюбленной девы. Эвридика!
    Тебе я посвящаю гимн,
    Ведь для меня ты из богинь,
            Из милых муз - для сердца,
            Тоскующего с детства.
    Ты все - и песня, и любовь, -
    Пою я, повторяя вновь,
            За трелью соловьиной
            Над вечереющей долиной.
Усни с веселой думой обо мне.
            Прекрасна ты во сне,
    Как нега, что исходит песней,
            И нет ее чудесней!
                      ЭОС
    Грустна, стыдлива, лучезарна,
          Мне ни к чему румяна.
              Как осень и весна,
              Прекрасна я со сна.
          Я встреча и прощанье,
              Лишь обещанье,
          Предчувствие любви,
               Огонь в крови.
              ЭВРИДИКА
    Орфей! Я песен не пою,
    Но, знаешь, как тебя люблю -
          Любовью бесконечной
         И, как природа, вечной!

  Заря гаснет, и воцаряется ночь.


                  Сцена 3

Луг, усыпанный цветами; за деревьями охотничий домик, где живет, очевидно, Орфей с Эвридикой. Утро. Неподалеку в роще царь Эагр и его спутники; все спят.

                   МУСЕЙ
           (просыпаясь и выходя на луг)
Уж утро. Тишина. Заря в полнеба,
И Гелиос взошел на колеснице
На путь по небу с просиявшим ликом,
И птицы, пробудившись, уж поют.
В долине над рекой туман клубится,
Рассеиваясь, как обрывки сна.
                   ЭАГР
            (выходя на луг)
Да, сна, который нам приснился в яви,
С игрою козлоногих, точно в праздник
У поселян, да с пеньем нимф нагих,
Беспечных и прелестных, как одна.
Меж них в тунике красотой блистала
Подружка юная Орфея, да?
Тиха, скромна, пленительна, как Эос,
И сын мне стал яснее, да, на зависть,
Хотя и я был счастливо влюблен,
Как в юности пристало, но есть сроки,
Когда из юноши выходит муж...
Мусей! Мне нужно видеть Эвридику -
До возвращения Орфея лучше.
                 МУСЕЙ
О царь! Что вы замыслили?
                   ЭАГР
                                                   Сведи нас.
                 МУСЕЙ
Не то ли самое, что и Дионис?
                   ЭАГР
А что замыслил бог, ты, верно, знаешь?
                 МУСЕЙ
Орфея с Эвридикой разлучить.
                   ЭАГР
Зачем?
                  МУСЕЙ
             Чтоб ревностней служил Орфей
Ему, Дионису, чей культ повсюду
И славой, и напевом утверждая.

На луг у охотничьего домика выходит Эвридика в сопровождении нимф, полуодетых, кто во что попало, как понарошке. Они собирают цветы, сплетая венки.

               1-я  НИМФА
Венки сплетаем мы с утра пораньше.
А для кого?
               2-я  НИМФА
                    Конечно, для Орфея.
В разлуке долгой мы истосковались.
               3-я  НИМФА
Один-то день?
               2-я  НИМФА
                           Для нас все дни равны,
Как бы извечны, только не для смертных:
Им всякий день - утрата, убыль жизни,
Невосполнимая уже ничем.
              ЭВРИДИКА
Да, это правда. Тем дороже счастье
И жизни, и любви во всякий миг.
               1-я  НИМФА
А в чем же счастье жизни и любви?
              ЭВРИДИКА
В цветах! И в радости от их цветенья
Во всем разнообразьи красоты.
И так повсюду, и в любви, конечно.
               2-я  НИМФА
Орфей - поэт; а музы навещают
Его тайком, иль при тебе приходят?
              ЭВРИДИКА
Что хочешь ты сказать?
               2-я  НИМФА
                                            О, Эвридика!
Да, наболтать я лишнее боюсь.
Ведь говорят, к царю явились музы,
Да в яви, их все видели в саду.
              ЭВРИДИКА
К царю? Искали, может быть, Орфея?
           (Впадая в беспокойство.)
Недаром это - чтоб явились в яви,
Уж что-то приключилось, иль случится!

На луг выбегают сатиры с флейтами и тимпанами, а с ними Дионис под видом юноши, весьма похожего на Орфея, но столь странного в повадках, что Эвридика пугается его.

                    ЭАГР
Мусей! Кого там видишь? Не Орфея?
                  МУСЕЙ
             (в тревоге)
О, нет! Орфей и пьяный не поскачет
С повадками сатира к Эвридике.
                    ЭАГР
Да и она его боится, видно.

Сатиры играют на флейтах, нимфы весело пляшут; Дионис кружит вокруг Эвридики.

                ДИОНИС
Не узнаешь меня?
             ЭВРИДИКА
                                 А кто же ты?
                ДИОНИС
Ну, да, вакханками потрепан малость;
Всю ночь плясал я, пил во славу Вакха...
              ЭВРИДИКА
Стараешься напрасно - за Орфея
Принять тебя я не могу. Надень-ка
Другую маску, если не свою,
Природную, коль рассмешить ты хочешь.
                ДИОНИС
Изволь. Я сицилиец родом, друг
Орфея, а зовут же Аристей.
             ЭВРИДИКА
Бог пчел и меда? Друг Орфея?
                 ДИОНИС
                                                       Сладко?
              ЭВРИДИКА
Меня пьянят цветы и радость утра,
А мед уж слишком сладок, пчелы - с жалом.
                 ДИОНИС
Что пчелы? В чаще за кустами змеи,
Свернувшись, нежатся на солнцепеке.
              ЭВРИДИКА
Зачем ты это говоришь, пугая
Безумными глазами? Кто же ты?
          (Отходит от него.)

Нимфы, как бы вступаясь за Эвридику, окружают ее, сатиры в пляске рассекают круг, и все бегут по лугу в беспорядке, кто со смехом, а кто в страхе, за Эвридикой - Дионис; она забегает в чащу, где дремлют змеи, не потревожив их покоя, и замирает; однако Дионис вваливается, и Эвридика вскрикивает.

                 МУСЕЙ
Что там случилось? Эвридики вскрик
Разнесся негой ужаса и смерти,
И в тишине примолкли даже птицы...

Нимфы выносят из чащи тело Эвридики; сатиры уносятся вслед за Дионисом.

                  ЭАГР
О, злое дело чуть не совершил
Я сам...
                МУСЕЙ
             Как! Эвридика умерла?

Разносится далеко по лесам таинственный вздох-вскрик Пана, нимфы в страхе разбегаются.



« | 1 | 2 | 3 | 4 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены