Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Орфей и Эвридика. Трагедия.

               АКТ  III
    
               Сцена 1

У пещеры нимф. Беломраморное надгробье, усыпанное венками и цветами. Музы и Орфей.

                ХОР МУЗ
Увы! Увы! И бог ее не уберег.
    Она бежала со всех ног, -
    За нею Аристей помчался, -
    И прямо к змеям в чащу.
        (Пляшет, выражая отчаянье.)
Орфей, пронзен внезапною тоской,
    Из дальних мест спешит домой.
    И песнь его проносит Эхо
    Со склонов гор далеко.
    К нему навстречу все бегут,
    Лишь Эвридику не несут
    Ее пленительные ноги.
И лица у подруг печально-строги.
    Что с Эвридикой? Где она?
    Где юная его жена?
- Орфей, прости! Ужасны мы в ответе.
    Жены прелестной нет на свете.
         Ее ужалила змея,
                И яд
         Проник ей прямо в сердце.
         Ведь нимфы не бессмертны,
Когда, как люди, носят имена.
     Не возродит ее весна.
         (Пляшет вокруг Орфея.)
     О, где ж ты был, когда все в мире
         Твоей послушно лире?
                ОРФЕЙ
О музы! Это вы? Я думал, нимфы.
Впервые вижу вас в сияньи дня,
Что для меня чернее темной ночи, -
Уж верно, потому. Но что случилось?
Кто этот Аристей? Бог пчел и меда,
Диониса иная ипостась?
Иль сын Зари и Феба? Да откуда
Он взялся здесь? О Феб! Что это значит?
                 3-я  МУЗА
Ты видишь нас воочию впервые?
                  ОРФЕЙ
О, голос твой я узнаю, нежнейший,
Влюбленной девы - не в меня, не знаю,
В кого, но радостен ее привет
Для слуха всякого, отрадна ласка,
И трепетом душа ей отзывалась,
Как помню я себя; я думал, мать,
Подкинувши дитя к чужим, томится
И снится мне, как Музой обернулась
Утешить песней и развеселить, -
И я запел к отраде бытия
Не только моего, как стало ясно.
                1-я  МУЗА
Орфей! Ты музыкант, поэт первейший,
Каких на свете не было, не будет,
Ведь первородство выше всех начал,
Как свет предвечно славит мирозданье,
Из тьмы все возникая вновь и вновь,
И, музыкой озвученный, он небо
И землю сводит в песне бытия,
Чью тайну первым гений твой постиг,
И славой беспримерной ты прекрасен.
                 ОРФЕЙ
Что слава мне, когда убит я горем!
Что слава мне, когда несчастлив я!
Такой удар судьбы - на гребне счастья.
Зачем она, не я погиб от гнева
Диониса, - я знаю, в чем тут дело?
И это бог? Блаженный? Где же Правда?
Я вижу, не в обители богов.
Я к Правде обращаюсь за управой,
Когда бесчинства чинят сами боги,
Бессмертные, как люди в нетерпеньи
Достичь желаемого - власти, славы
Или богатства на день бытия,
Как мотыльки, летящие на пламя.
В чем смысл такого нетерпенья, если
Итог один - сошествие в Аид?
И в чем тут справедливость? Та же Правда?
Или Неправда торжествует в мире,
Как Власть и Сила, отнюдь не Закон?
Но чья Неправда? Рока? Что же это,
Чему подвластны смертные и боги?
Мой разум негодует, сердце ропщет,
Душа изнемогает, петь не в силах,
Вся прелесть жизни сгинула в Аид,
Где жизни нет, а души, как в темнице,
Томятся до рожденья вновь в обличьях,
Неведомо каких, чтобы вернуться
В круговороте дней опять в Аид.
                2-я  МУЗА
Как Прометей, прикованный к скале,
Он ропщет, негодует, - не поет.
А Каллиопа плачет безутешно,
Из состраданья обезумев тоже.
А музам сострадать без меры вредно;
Утешить может только песнопенье.
                 ОРФЕЙ
Дионис, претерпевший стольких бедствий,
Подумал я, быть может, прав, в безумье
Впадая то и дело, и в весельи
Пускаясь в пляску, обращая беды
Свои, чужие - в радость бытия?
               3-я  МУЗА
У бездны горя есть своя отрада.
                 ОРФЕЙ
Как в похоронном плаче женщин? Да!
Но я не плачу. Жизнь ушла из тела.
Без песен я ни мыслить, ни дышать
Не смею, не могу. Я, верно, умер
И вижу вас во тьме беззвездной ночи,
Чудесные эфирные созданья.
Прощайте, Музы! Мне пришла пора
Сойти туда, откуда нет возврата.
                 3-я  МУЗА
            (вся в слезах)
Увы! Увы! Орфей! Что ты задумал?
Ушла из жизни нимфа, ты же жив;
Ты молод, пенья дар вновь встрепенется,
Как птица Феникс из огня утрат.
Сойдя в Аид, расставшись с жизнью с горя,
Удвоишь лишь кручину Эвридики.
Ведь души радуются из Аида
Живым, о ком им помнить так отрадно.
                   ОРФЕЙ
Как в радости мы были вместе, ныне
В печали мы пребудем тоже вместе.
                 3-я  МУЗА
Орфей! О, вспомни об отце, он любит
Из всех детей тебя, с тобою в ссоре
Из-за Диониса; вам объясниться
Необходимо; прав-то он, как видишь.
И ты ведь прав; не поняты вы оба.
                  ОРФЕЙ
Но царь Эагр мне, может, не отец.
Я незаконный сын и не наследник,
И за делами обо мне не вспомнит.
Пускай поет со мною вся природа,
Но отзыва не находил в семье
И рос один; найдя в Мусее друга
И с Эвридикой тайно обвенчавшись,
Я одиночества не ведал больше,
О славе не заботился, как птицы,
Природу оглашая свистом с трелью.
Но ныне, как Икар, упавший в море,
Я одинок и рад уйти под воду.
Я смертный, я умру, готов сейчас.

Орфей подходит к краю пропасти и бросается вниз; музы устремляются за ним.

                Сцена 2

Аид. Елисейские поля у дворца Плутона и Персефоны; справа глубочайшие ущелья среди гор - Тартар, слева синее море с островом блаженных - Элизиум. Музы и Орфей.

               1-я  МУЗА
Где мы? Едва дышу. Он, как Икар,
Разбиться мог. В восторге от полета
Он кувыркался в воздухе упругом,
А крыльями ему служили мы,
Легчайшие эфирные созданья.
Боюсь подумать даже: жив ли он?
                2-я  МУЗА
Все хорошо. Он спит и грезит. Сон
Наслал ему, конечно, Феб. Иначе
Без бога света что нам удалось бы?
Разбился бы о камни и в Аид
Сошел бы он душою безвозвратно.
                 1-я  МУЗА
Но спать он мог и дома, видя сны.
                 3-я  МУЗА
Он здесь и там, он в мире песнопений.
В свой час и здесь проснется, с удивленьем,
Как в детстве с ним бывало, внове вдруг
Мир возникал, с богами на Олимпе.
                 2-я  МУЗА
А ныне Елисейские поля,
Где Персефоны огород чудесный,
С дворцом Плутона, перед ним предстанут,
С летящим ворохом теней от стаи
Не птиц, а душ умерших на земле.
                  ОРФЕЙ
        (проснувшись, вскакивает на ноги)
Я жив? Не может быть! Где я? О, музы!
Как я свершил сошествие в Аид,
О камни не разбившись, жив и с лирой?
Гермес помог мне? Или Аполлон,
Коль музы мне явились и в Аиде?
О, чьи здесь голоса, как щебет птиц,
Птенцов голодных, выпавших из гнезд?
                 2-я  МУЗА
То душ умерших горестные пени,
От радости впадающих в тоску
При виде вестника живого жизни,
Как солнца свет, сияющей вдали,
В безмерных высях бытия земного.
                  ОРФЕЙ
Без облика бесчисленные тени!
Как отблески луны на водной глади!
И щебет, стрекот на заре вечерней -
Угасших речи, песни бестелесных?
О, Эвридика! Где ты? Отзовись!
          (Играет на лире.)
                 ГОЛОСА
- О, что за звуки? - То с кифары Феба!
Божественные звуки песнопений...
                1-я  МУЗА
В ущельях и расщелинах земли,
В беззвучном мире теней все ожило,
Как на рассвете, с голосами птиц
Разносится далеко всякий шорох.
         ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
О звуки чудные! Впервые слуха
Коснулись моего они в Колхиде,
На родине моей, и всколыхнули
И сердце, и мою судьбу, к несчастью.
         МУЖСКОЙ ГОЛОС
То лира аргонавта! О, Орфей!
И ты, певец, сошел под вечны своды,
Но с лирой не расстался, как при жизни
И в бурю пел, готовый к смерти с песней.
         ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Ясон! В каких краях ты обитаешь,
Клятвопреступник, совратитель мой,
Подвигший на измену и злодейства
Медею, потерявшую рассудок
От стрел Эрота, - нет от них спасенья!
               3-я  МУЗА
Медея и Ясон в слезах винятся,
Он - в умысле жениться на царевне,
Чтоб только стать затем царем в Коринфе,
Она - в убийстве не его невесты,
А собственных детей - все ради мести, -
В глубинах Тартара неся вину.
Но песнь Орфея возвращает им
Из лучших дней и память, и любовь.
          ГОЛОС СТАРИКА
Кто слеп, и в сумраке Аида слеп;
Лишь слух острей, как у летучих мышей,
Но в голосах умерших нет отрады,
Лишь горечь и тоска, - но что за звуки
Несутся в царстве мертвых, пробуждая
Нас к жизни, возвращая зренье мне?
               2-я  МУЗА
Эдип многострадальный - как мудрец
Обрел покой на островах блаженных,
Где вижу я Ахилла, с ним Елена,
Блистающая красотой, как жизнью,
Какой цвела, поныне все цветет.
               1-я  МУЗА
Герою красота ее досталась
В награду?
               2-я  МУЗА
                    Справедливость торжествует.
          ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
                  (сопрано)
О, звуки неба! То любовь без слов;
И слов не нужно, слово рушит правду;
Любовь - отрада с мукой бесконечной, -
Как вынести ее в Аиде, если
При жизни жизнь свою я пресекла,
Боясь вины, позора и стыда.
О, Ипполит! За месть мою простишь ли?
За честь свою боролась с Афродитой,
Которой ты не угодил напрасно!
              3-я  МУЗА
Все любит пасынка бедняжка Федра,
Оклеветав его и смерть приняв -
За честь царицы и царя Фесея,
Проклявшего беднягу Ипполита.
                  ОРФЕЙ
А где же Эвридика? Эвридика!
Как мне тебя узнать среди теней?

               Тень Эвридики.

               ЭВРИДИКА
Я здесь, Орфей! Ты видишь ли меня?
                  ОРФЕЙ
Твой облик отражением в воде
Игрою света с тенью все мелькает,
Как при купанье в озере у нимф.
               ЭВРИДИКА
Держи меня! Мой голос, словно ветер,
Меня уносит, кружит вкруг тебя.
                  ОРФЕЙ
Как удержать тебя? О, Эвридика!
Ты вся из света в сумраке Аида,
Как светлячок в ночи или звезда
Падучая в ночном бездонном море.
               ЭВРИДИКА
О, говори! Твой голос оживляет,
Как ток крови, мое дыханье, сердце.
                  ОРФЕЙ
Твой образ возникает, бестелесный,
Воздушный, нежный, как в виденьях сна,
Прекрасный, чистый, негой упоенный,
В стыдливой муке страсти и восторгов,
Какой тебя я помню и люблю,
Как песнь мою, рожденную восторгом
Пред красотою бытия земного!
Как мне умчаться за тобой, чтоб падать
С тобою вместе пусть и в самый Тартар!
                ЭВРИДИКА
О, нет, Орфей, живи, мой милый муж,
Покуда жив, - я вижу, жив ты, славный,
Отважный и могучий, как герой,
Сошедший в мир загробный, смерть отринув.
Прекрасна жизнь во всякое мгновенье,
И небо голубое, лес и море,
Недаром все живое и поет,
И пляшет, горе превращая в радость.
                   ОРФЕЙ
Твой голос и рыдает, и поет.
                ЭВРИДИКА
Нет радости в сердцах у бестелесных, -
Как стынет кровь у старости угрюмой.
Здесь немощь и докука торжествуют,
И только память о былом сияет,
И этот свет - вся радость и печаль.
                  ОРФЕЙ
О, Эвридика! Ты не рада мне?
              ЭВРИДИКА
Я рада, но и радость - мука здесь, -
Нет жизни, лишь одни воспоминанья,
Одни лишь слезы, слезы о былом,
Поскольку счастье было, жизнь все манит,
Но недоступно более ничто.
                  ОРФЕЙ
Помочь тебе не в силах я ни в чем?
              ЭВРИДИКА
Забыть, смириться - благо для умерших;
Но я люблю тебя! Едва успела
Влюбиться, полюбить от всей души,
Как юношу, влюбленного в меня,
Но как поэта я тебя чуждалась,
Из ревности к восторгам всех вокруг
И к Музам, коим ты служил прилежно,
И счастью своему не смела верить.
Иначе Аристей меня едва ли
Смутил и до испуга взволновал.
И змей не испугалась бы до смерти.
                  ОРФЕЙ
О, Эвридика! Не вини себя.
Ведь Аристей - бог пчел и меда, он же
Диониса иная ипостась.
Бог пошутил во гневе надо мною,
И если кто повинен, это я, -
Тебя не уберег я от безумца.
              ЭВРИДИКА
Как! Юноша, вступивший в наши игры, -
Бог пчел и меда? То-то пчелы вились
Вкруг нас и змей. О, не вини себя!
Теперь я знаю, в чем причина бедствий,
Постигших нас, Орфей, и легче мне.
                  ОРФЕЙ
Смириться ты готова, Эвридика,
И все забыть, любовь мою и песни,
Все счастие земного бытия?
              ЭВРИДИКА
Что ж делать? Нимфа как жена Орфея
Я смертная, таков удел людей.
Смиренье - благо, весь Аид - смиренье.
Не пой здесь песен - это мука счастья,
Отныне недоступного нам всем.
                  ОРФЕЙ
О, нет! Когда могу я петь, я буду
И в царстве мертвых петь - с мольбой к богам
Несправедливость явную исправить.
               ЭВРИДИКА
Как Прометей, вступил ты в спор с богами?
                  ОРФЕЙ
Не в спор вступил с богами, я пою,
И жизнь в тебе трепещет, Эвридика!
Ты песнь моя и лира, ты вне смерти,
Когда душа бессмертна и возможно
Рожденье новое - и в теле прежнем,
Поскольку юно, расцветая вновь,
Как по весне цветы и все живое!

Души, растревоженные диалогом влюбленных, проносятся, как буря, увлекая за собой и тень Эвридики.
 
                 ГОЛОСА
Орфей! Ты песен не допел чудесных!
Вернись-ка в свет! Аида не минуешь.
                  ОРФЕЙ
В чем справедливость высшая, о, боги?
Лишь в жизни, возвращающейся вновь,
В рожденьи новом - в красоте нетленной!
И в чем же смысл существованья мира
Подземного, как не в ключах, струящих
До гор и моря воды, жизнь дающих?
           (Поет, играя на лире.)
И нимфы оживают по весне.
А Эвридика смертна - в наказанье мне?
Я смертный, жизнь мою взамен возьмите,
А ей весну предвечную верните!
               ХОР МУЗ
    Орфей то плачет, то поет,
    Неведомо куда бредет,
    Не в силах вынести разлуки,
    Что горьше смертной муки.
              И песнь его,
              Как волшебство,
    Живит мир теней. Персефона
    К богам взывает, и Плутона
    Она пугает, что конец
Его владычеству несет певец.

    Хотя та мысль казалась дикой,
    Бог счел за благо: с Эвридикой
    Орфея отпустить назад,
    Туда, где жизнь цветет, как сад.
                  (Пляшет на лугу Елисейских полей.)

                Сцена 3

Аид, как в сумерках ущелья; Гермес, Орфей  и Эвридика  по извилистой тропе среди скал выходят к свету.

                 ГЕРМЕС
Совет богов собрался на Олимпе
По случаю, какого я не помню,
Так ты, Орфей, всех всполошил в Аиде
Игрой на лире, к жизни всех зовущей,
И речью с Эвридикой в унисон,
Что Персефона плакала навзрыд,
Плутона обвиняя в похищеньи,
Пусть честь царицей быть и велика
Над третью мира, с Герой наравне,
Но счастлива была бы на Олимпе
В сияньи дня и вечного эфира.
Плутон взмолился: "Что могу я сделать?" -
"С Орфеем Эвридику отпусти!
О том меня ведь просит и Дионис,
Повинный, может, в смерти Эвридики,
Орфея же он любит и возносит
За культ Диониса, им учрежденный".
Плутон воззвал к богам, и те решили,
Что ты на свет вернешься с Эвридикой.
Но должно проявить тебе, Орфей,
Терпение, и веру, и отвагу.
Плутон поставил ведь условье: ты
Взглянуть не можешь на жену не прежде,
Чем ты дойдешь до дома с ней, иначе
Ее не станет враз, в Аид вернется.
                  ОРФЕЙ
Не оглянуться, что бы ни случилось?
Какая новая напасть, о, боги!
Могу ли я заговорить с женою?
                 ГЕРМЕС
Конечно, можешь: как с самим собою,
Себе под ноги глядя и вперед.
Но это и опасно. Речь до слуха
Доходит не всегда столь внятно,
Чтоб не взглянуть в ответ или с вопросом.
                  ОРФЕЙ
А как мне ведать, что она за мною
Безмолвно следует?
                 ГЕРМЕС
                                    Я здесь недаром.
Довериться ты можешь мне, - я вижу
Тень Эвридики в яви, как живую.
Ее смятенье и меня тревожит,
Как и тебя, Орфей, и дальше больше.
Рожденье так же трудно, как и смерть.
Ведь жизнь и смерть в бореньи пребывают
У врат Аида, как на поле битвы.
Я мир несу и мертвым, и живым.
                  ОРФЕЙ
Могу я петь, играть сейчас на лире,
Чтоб Эвридика слышала меня
И не боялась возвращенья к жизни,
Случайностей каких, напасти новой?
                 ГЕРМЕС
Она покамест под моей защитой,
И за нее не бойся ты, Орфей.
Решениям богов кто помешает?
Ее вернет в Аид один твой взгляд.
                   ОРФЕЙ
В чем смысл условия такого, боги!
Мне только это - видеть Эвридику
Необходимо, чтоб дышать и петь,
Иначе я задохнусь в немоте.
          (Играет на лире.)
      МУЖСКОЙ ГОЛОС
               (тенор)
Чарующие звуки! Как краса
И прелесть женской поступи и стати,
Принесшие, как буря, гибель Трое.
О, Афродита! Обещала славу
И счастие с прекраснейшей из жен,
А вышло-то на деле лишь бесчестье
И смех потомков в череде веков.
А в чем повинен я? Ведь человек -
Игрушка у завистливой судьбы.
В Аиде я, как пленник за оградой,
А во дворце блаженствует с Еленой
Ахилл...
                ГЕРМЕС
             Как Менелай глядел на Трою,
Где ты блаженствовал с его женой.
         МУЖСКОЙ ГОЛОС
                 (тенор)
Гермес, не ты ли с яблоком раздора,
Сыскав меня, устроил суд Париса,
По воле Зевса? В чем я виноват,
Когда и сами боги не сумели
Провидеть распри, разоренье Трои,
Как вижу я великую войну?
                  ОРФЕЙ
Великую войну? Кого же с кем?
          МУЖСКОЙ ГОЛОС
Персеевых потомков с эллинами,
С сожжением Афин, как птица Феникс,
Восставших вновь из пепла, с возвышеньем
До величайших городов Эллады.
                   ОРФЕЙ
Как! Аттика, столь скудная землей,
В могуществе всех превзойдет в Элладе?
А в чем же тут причина?
          МУЖСКОЙ ГОЛОС
                                             В красоте!
                 ГЕРМЕС
     (взмахом жезла возвращает тень Париса назад; Орфею)
На свет выходим. Я вас оставляю.
У дома вы. Ты узнаешь места?
                  ОРФЕЙ
Еще бы нет. О, свет! О, красота
Земная! Лес, и небо голубое,
И даль морская, - о, какое чудо!
Ты видишь, Эвридика?
              ЭВРИДИКА
                  (как эхо)
                                          Эвридика?
                  ОРФЕЙ
              (останавливаясь)
Лишь эхо. Я один? Где Эвридика?
Не смей взглянуть назад - условье помни.
               ЭВРИДИКА
Я вижу льва; он скачет за тобою
Прыжками, как на крыльях, о, Орфей!
                  ОРФЕЙ
Да, это же Дионис! Лишь виденье!
Не бойся за меня! Иди за мною.
               ЭВРИДИКА
Орфей! Исторгни лиры звук! Орфей!
Несется за тобою свора гончих,
Как в яви. И откуда взялись? Нет!
Растерзан он на части!
                 ОРФЕЙ
                                          Эвридика!
                ЭВРИДИКА
Без рук, без ног, без тела - голова
Упала в реку и поет. Орфей!

Орфей оглядывается, тень Эвридики с плачем исчезает.

                 ОРФЕЙ
Нелепая уловка для богов
Блаженных, всемогущих, - я попался.
Не в силах воскресить, меня надули,
Чтоб только вывести вон из Аида,
Покуда жив, покуда я пою.
 (Заслушивается жаворонка, трепещущего в небе.)
 



« | 1 | 2 | 3 | 4 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены