C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Роза Амура. Пьеса. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Роза Амура. Пьеса.

                                      Действующие лица
             
АЛЕКСЕЕВ  Т.И., владелец крупной компании.
ЛАРИСА, киноактриса, его жена.
ОКСАНА, его племянница.
ВАЛЯ, ее подруга.
ДЕНИС, оператор.
КЕНТ, продюсер.
ЯГУРСКИЙ, менеджер.
АНТОН, менеджер.
СЭМ  С.М., старик-китаец.
МАКСИМ, охранник.
СТОРОЖ, а также прислуга, охранники, дачники, гости.

Место и время действия - берег Амура, Хабаровск, Москва в наши дни.



                             ДЕЙСТВИЕ  ПЕРВОЕ

                                       Сцена  1

На высоком берегу узкой протоки Амура на каменистом выступе, среди деревьев и кустов, небольшой бревенчатый дом с летней кухней рядом. Это слева на сцене, а справа и ниже на другом берегу протоки коттедж с черепичной крышей, здесь же пристань с яхтой и моторками.
Вдали видны синие цепи гор по горизонту и водная ширь, несущаяся всей массой неудержимо, дальний берег обозначен тонкой полоской земли, точно наплаву, а где-то и ее нет, сияние воды без края и конца...
У пристани Лариса, Кент, Оксана, Валя, Ягурский, охранники и хозяин коттеджа Тимофей Иванович Алексеев.
АЛЕКСЕЕВ. Я на рыбалку, а вы, молодежь, на пляж, на пляж! Прежде всего искупайтесь всласть. Я к вам подъеду под вечер, и мы там устроим пикник.
Алексеев усаживается в моторную лодку и уезжает с двумя охранниками. Молодежь весело машет им вслед и направляется мимо коттеджа в сторону Амура.
На лужайке у бревенчатого дома старик-китаец, которого зовут Семен Михайлович Сэм, а попросту Кун Фу, и молодой человек, почти юноша на вид, Денис Дункан. Оба наблюдают, как моторная лодка Алексеева уходит вниз по течению мимо села на холмах, покинутого жителями и занятого дачниками из Хабаровска. Им все ясно.
СЭМ (смеется). Алексеев охотно поехал бы с тобой на рыбалку, Денис.
ДЕНИС (рассмеявшись тоже). Сейчас не время. Я съезжу искупаюсь.
СЭМ. Хорошо. Я займусь ужином.
Денис в синей футболке и джинсовых брюках, прихватив спортивную сумку, сбегает вниз по крутой и весьма извилистой тропинке между скал. Вскоре разносится рокот его моторки.


                                   Сцена  2

Песчаный берег, проросший местами то кустами, то рощицами ив, то травой... На лужайке в тени нависающих ветвей ивы Лариса Васильевна Суздальская, киноактриса и молодая жена Алексеева, у нее длинное стройное тело и красивое лицо. Она лежит на бело-синей подстилке после купания, а рядом на песке на солнце сидит Иннокентий Кент в легких брюках, босой, в расстегнутой безрукавке, крупнотелый, из обрусевших англичан, у него вид скучающего на природе интеллигента. Он щурится, не видя, кажется, ничего, кроме глаз, линий тела Ларисы.
 Выходит на берег Борис Ягурский, невысокого роста плотный детина веселого нрава:
ЯГУРСКИЙ. А?! Каково! Это вам не на море купаться...
КЕНТ (щурится). Чего кричишь?
ЯГУРСКИЙ. Да, я, кажется, оглох. Боюсь, поднялось давление. Ладно, ладно. Не стану вам мешать.
Лариса приподнимается, надевает солнцезащитные очки и грозит указательным пальцем правой руки.
ЯГУРСКИЙ. Что я?! Природа! Земной рай!
ЛАРИСА. Не ори, Борис. Ты знаешь, о чем я.
ЯГУРСКИЙ. Здесь тайна? Я и говорю: не стану вам мешать.
КЕНТ. Борис, перемени тему. Во всяком случае, это не предмет для шуток.
ЯГУРСКИЙ. А я шучу? Но лучше мне быть с вами откровенным, чем за глаза. (Уходит в сторону девушек.)
Лариса, сняв очки, смотрит на Кента не без смущения.
ЛАРИСА. Он знает?
КЕНТ. Откуда? Он вместе нас увидел лишь в Хабаровске.
ЛАРИСА. Слухи?
КЕНТ. Зачем бы меня взяли с вами на Амур?
ЛАРИСА. Мне это показалось странно. Но Тимофей Иванович всегда знает, что делает.
КЕНТ. Да, он предложил мне организовать съемки видеофильма о вашем пребывании на Амуре.
ЛАРИСА. Постарайтесь понять, что у Ягурского на уме.
КЕНТ. Он просто прислуживается к вам.
ЛАРИСА. Таким образом?
КЕНТ. Балагур.
ЛАРИСА. Опасный балагур.
КЕНТ. Где опасность, если мы столь чинно-невинны.
ЛАРИСА (рассмеявшись, ласково глядит на Кента). Да, роман на старинный лад... Тоже интересно.
КЕНТ. Вам хорошо, у вас муж, а мне каково?
ЛАРИСА. Бедненький! Искупайтесь, станет легче.
КЕНТ. Еще смеетесь?
ЛАРИСА. Да, что с вами? Поздно вам влюбляться в меня.
Синева ее глаз вспыхивает сиянием неба  в воде до песчаного дна, вспыхивающего золотинками...
Дальний рокот моторки стихает, на берегу Амура выше по течению показывается Денис, который медленно входит в воду, изучая песчаное дно, испещренное следами моллюсков.
Девушки - подруги, одна из них Оксана, другая Валя, она из Хабаровска. Давно не виделись... Искупавшись, приглядываются друг к другу и идут вдоль берега в одних трусиках и бюстгальтерах.
ВАЛЯ. Оксана! Сдается мне, ты ничуть не подросла, но вся - как спелая слива!
ОКСАНА. А ты округлилась, как чернослив, продолговатый и спелый. Тоже хорошо!
ВАЛЯ. Ты так и не была замужем?
ОКСАНА. Нет. Но пора, пора, и это грустно. А ты?
На фоне стремительно несущейся воды девушки с их легкой поступью словно вступают по воздуху... За ними наблюдает Ягурский, переглядываясь с охранниками.
ВАЛЯ. В студенческие годы вышла было замуж, чтобы не трахаться с кем попало, а потом... О, много чего было потом... Ты права, пора остепениться, родить, пока не поздно. А Иннокентий Кент не женат?
ОКСАНА. Нет.
ВАЛЯ. Он заглядывается на тебя?
ОКСАНА (машет рукой, невольно оглядываясь на Ларису с Кентом). Только не на меня.
ВАЛЯ. Что такое?!
ОКСАНА. Не бери себе в голову. Борис Ягурский тебе как? Весельчак и себе на уме. С ним не соскучишься.
ВАЛЯ. Ты советуешь мне обратить на него внимание?
ОКСАНА. Не знаю. Но он явно на тебя глаз положил.
ВАЛЯ. Да, просто ему больше не кем тут заняться, поскольку у тебя есть жених. А я рада подцепить хоть одного из ваших охранников и уехать в Москву.
ОКСАНА. Им запрещено чем-либо заниматься, кроме их прямых обязанностей.
ВАЛЯ(с сочувствием оглядываясь на охранников). Надо же.
ОКСАНА. Ах, что там?
Плыть против течения бесполезно; Денис опрокинулся на спину, вытянул руки вдоль головы, при этом ноги всплыли, он лежал наплаву без всяких усилий, - лицо, плечи, кисти рук и пальцы ног то всплывали, то уходили под воду...
КЕНТ(прохаживаясь, вдруг останавливается). Утопленник!
ЛАРИСА (поднимаясь на ноги).. Этого еще не хватало.
КЕНТ. Пусть уносит...
ВАЛЯ. Утопленник?!
ОКСАНА. А что если он еще жив? Максим! Нельзя ли его вытащить?
Максим, один из охранников, который парился в одежде, наконец, собрался искупаться, недоуменно повел головой и бросился в воду.
ЛАРИСА (выходя к воде).
«Тятя! Тятя! Наши сети
Притащили мертвеца...»
Максима относит течение, а утопленник уходит под воду.
МАКСИМ (поднимая голову из воды). Где он?
Денис выходит на берег как ни в чем не бывало... Смех, а охранник в досаде плывет к берегу, а заметив, кто его разыграл, размахивается, но сам летит в воду. Никто не успел заметить, что случилось.
ЛАРИСА. Это кто?
КЕНТ. Абориген.
Денис, которого встретили не очень дружелюбно, направился было в свою сторону, как заметил моторку Алексеева, шедшую вверх по течению.
ВАЛЯ (оглядывая Дениса с головы до ног). Я где-то видела его.
ОКСАНА. Это он нас снимал, когда мы сходили с яхты.
Оксана помахала рукой. Денис обрадованно ответил ей, мол, и я вас узнал, радость его была столь явна, что девушка невольно рассмеялась.
ВАЛЯ. Нет, раньше.
ОКСАНА. А он хорош собой.
ВАЛЯ. А ну его!
ОКСАНА. А что?
ВАЛЯ. У нас косятся на русских девушек, которые гуляют с аборигенами.
ОКСАНА. Что за вздор!
ВАЛЯ. Увы! Ты давно не была на Дальнем Востоке. Здесь все переменилось по сравнению с нашим детством.
И тут подъезжает моторка Алексеева, и затевается пикник, всем распоряжается Ягурский:
ЯГУРСКИЙ. Вот вам скатерть-самобранка...
Моторка пристает к берегу. Алексеев показывает улов из карасей, весьма скромный, Денису, он доволен тем, что посидел с удочкой...
АЛЕКСЕЕВ. Хорошо! Помолодел на лет десять... Денис, оставайся на пикник.
ДЕНИС. Спасибо. Но меня ждет к ужину Сэм. Мне пора, Тимофей Иванович. Лодка моя (взмах рукой вверх по течению) там..
АЛЕКСЕЕВ (Ларисе, занявшейся сервировкой скатерти-самобранки). Я пройдусь. Разомну ноги.
 К нему присоединились Оксана с Валей, которая вполне дружелюбно посматривала на аборигена:
ВАЛЯ (Денису). А где я могла вас видеть?
ДЕНИС. Кажется, и я вас видел...
ОКСАНА. Дядя, кто это?
АЛЕКСЕЕВ (улыбнувшись). Я с ним езжу на рыбалку.
ОКСАНА. Я поеду с вами.
АЛЕКСЕЕВ. Оксана! Что ты задумала?
ОКСАНА. Еще не знаю. А что?
АЛЕКСЕЕВ. Наши дамы на моих глазах пытались его приручить...(Взглядывая вокруг с горделивым чувством.) Природа здесь волнующая, как видишь, но он не из тех, не из обслуживающего персонала, так сказать.
ОКСАНА. Разве он не охранник?
АЛЕКСЕЕВ. Нет. Здесь сторож со своей семьей живет, а Денис летом гостит у китайца в его хижине на горе, откуда наша усадьба, как на ладони, и ясно, если они заметят злоумышленников, придут на помощь сторожу. Это ясно для нас без слов.
ОКСАНА. Чем же он занимается?
АЛЕКСЕЕВ. Работал оператором на телевидении. Намерен снять фильм по собственному сценарию, этим и занят. А ради заработка он снимет видеофильм о нашем пребывании на Амуре.
ОКСАНА. Что-то я не видела его за работой.
АЛЕКСЕЕВ (рассмеявшись). А он это делает так, что мы даже не заметим.
ОКСАНА. Скрытой камерой, что ли?
АЛЕКСЕЕВ. Ему дозволено все - для вящего эффекта!
ОКСАНА (взглядывая на Дениса, который посматривал, к ее удивлению, узнающим взглядом, будто они раньше встречались) Вы шутите!.
АЛЕКСЕЕВ. Денис снимает природу, что ему всего интереснее, а люди попадают в кадр нечаянно, и это у него хорошо получается.
Уже солнце садится, водная ширь окрашивается в цвета закатного неба.
Девушки в легких полосках бюстгальтеров и трусиков, Алексеев, широкий в плечах, высокого роста, в свободных дачных брюках и блузе, на босу ногу, время от времени любуется ими, не скрывая своего восхищения, что у него выходит хорошо, и всем весело.
ОКСАНА (вполголоса.) Скажите мне, Денис, мы с вами раньше встречались?
ДЕНИС (опуская слегка голову в ее сторону) А мы встречались?
ОКСАНА. Я первая спросила. (Смотрит на свои груди, куда он невольно заглядывает.)
ДЕНИС. Я и ответил.
ОКСАНА. Значит, нет. Но почему вы поглядывали на меня, будто узнали?
ДЕНИС. А вы где родились?
ОКСАНА. Здесь, на Амуре. Училась в школе в Троицком.
ДЕНИС (подпрыгивает, будто играет в футбол). Значит, это были вы?!
ОКСАНА. Вы меня видели в Троицком?
ДЕНИС. На районной олимпиаде. Вы бегали или прыгали в длину, не заметил, но помню ваше лицо... Только у вас были черные волосы, мне кажется, жгучая брюнетка, яркая, как роза.
ОКСАНА (рассмеявшись).. Как роза? А этот цвет мне не идет?
ДЕНИС. Идет. К новому вашему возрасту.
ОКСАНА. Я постарела?
ДЕНИС. Нет. Просто слегка повзрослели. А в общем мало изменились, несмотря на золотой цвет волос, как у Афродиты.
ОКСАНА. Нет, если кто сойдет у нас за Афродиту, так это Лариса.
ДЕНИС. Это точно. И Валя, только иной комплекции и эпохи.
ОКСАНА. Она понравилась вам?
ДЕНИС. Валя? Или Лариса Васильевна?
Денис искоса взглянул на Оксану, мол, ясно, кто ему приглянулся. Оксана поняла его и осеклась.
Денис из лодки смотрит на девушек на фоне водной шири: они будто несутся стремительно над водой! А Алексеев протягивает за ними руки.
Между тем закатное небо освещается рассветными лучами, и солнце сквозь полоски облаков, словно вращаясь, как амфора, восходит где-то над Тихим океаном...

                                    Сцена  3

Интерьер коттеджа, в столовой прислуга сервирует стол к завтраку, - это камера Дениса фиксирует...
Дверь приоткрывается, показывается Валя в ночной сорочке, вскрикивает и машет рукой, мол, иди ты...
ГОЛОС ОКСАНЫ. Кто там?  Денис? Пусть входит.
ВАЛЯ. Он с камерой.
Две кровати, как в гостиничном номере, на одной из них Оксана; она отбрасывает одеяло и встает на ноги...
ОКСАНА. Он же нас видел на пляже.
ВАЛЯ. На пляже одно, а здесь другое.
ДЕНИС. Меня здесь нет.
ОКСАНА. Все зависит от того, что ты имеешь в виду. Вообще тут Дениса нет, а только камера.
ВАЛЯ. А кого ты приветствовала со словами: "Входи"?
Девушки смеются. Обе в белых ночных рубашках с вышивкой на голое тело, что фиксирует камера при их движениях в потоках света от бра и люстры, в чем они, вероятно, не отдают отчета.
ОКСАНА. Я не так сказала.
ВАЛЯ.. Но могла иметь в виду.
ОКСАНА. Хватит. Что подумает о нас Денис?
ВАЛЯ. Его тут нет. Я хочу одеться. И это хочешь снять?
Валя снимает через голову рубашку, мы видим только движение ее рук вверх. Оксана, смеясь, машет рукой Денису, в окно видны струи дождя, что превращается в струи над ванной за полиэтиленовой пленкой с очертаниями мужской фигуры.
ГОЛОС ЯГУРСКОГО. Кто там? (Показывается голова Ягурского.)  Черт! Иди ты...
Проступает зеркало с лицом Ларисы, она перед зеркалом в спальне, за ее спиной показывается Кент.
КЕНТ. А где же Тимофей Иванович?
ЛАРИСА. Он уехал на рыбалку затемно.
КЕНТ. Боже! Что же не дали мне знать?
ЛАРИСА. А я знала?
КЕНТ. Проспать часы клева!
ЛАРИСА. Я спала, как сурок.
КЕНТ. Ясно.
ЛАРИСА. Ну, что вам ясно? 
КЕНТ. Он-то не проспал.
ЛАРИСА. Оставим эту тему. И вообще держитесь от меня подальше. Боюсь, это западня.
В полуоткрытую дверь мы видим в зеркале лицо Ларисы и ее голову сзади, как она схватывает волосы на затылке, и ее плечи... Молодая женщина вздрагивает, встает, оборачивается, но смотрит в сторону вопросительно, как можно, понять, ты попал в кадр? Мы видим рядом с Ларисой и Кента, который делает не совсем понятные телодвижения, словно не может объяснить, как он здесь оказался.
КЕНТ. Завтрак подан. Вас ожидают к столу, Лариса Васильевна.
ЛАРИСА. Я готова.

Компания за завтраком, речь о съемках, возможно, съемки идут и сейчас...
ЛАРИСА (усаживаясь за стол). Денис, оставьте камеру и садитесь завтракать.
ДЕНИС. Не беспокойтесь, Лариса Васильевна. Камера меня кормит.
КЕНТ. Он питается нашими телами.
ЯГУРСКИЙ. Он каннибал!
ЛАРИСА. Калибан?
КЕНТ. Он особенно любит проглатывать живьем хорошеньких женщин.
ЛАРИСА. Калибан с камерой. Надо же, какой прогресс!
Лариса с веселой улыбкой смотрит в камеру.
ВАЛЯ. Нет, у Дениса знаете какая фамилия? Дункан. Он потомок Айседоры Дункан.
ДЕНИС. Оксана, ваша реплика.
Оксана встает из-за стола и идет к выходу:
ОКСАНА. У меня к вам вопрос.
Оксана показывает пальцами, мол, это уже не для съемки. Компания за столом переглядывается: кажется, нас поставили на место.
Оксана и Денис на веранде... Идет дождь...
ОКСАНА (с грустью глядя на нити дождя). Вы знаете,  мне припомнилось, что и я вас видела на олимпиаде.
ДЕНИС. Как! Не может быть! Я был тогда еще совсем пацаном.
ОКСАНА. Рослый мальчик из футбольной команды детского дома... Это были вы?
ДЕНИС. В самом деле!
ОКСАНА. Вот так встреча. Я очень рада за вас.
ДЕНИС. За меня?
ОКСАНА. Без родителей вырасти в такого молодца, это замечательно.
ДЕНИС. Природа. Вся природа у нас такая.
ОКСАНА. Да, конечно. Я рада и тому, что вы внушаете доверие моему дяде.
ДЕНИС. Это по поговорке: «Рыбак рыбака видит издалека».
ОКСАНА. Я поеду с вами на рыбалку.
ДЕНИС. Как прикажете, мэм.
ОКСАНА. Смеетесь?
ДЕНИС. Разве вы не смеетесь?
ОКСАНА. Мне весело. Идемте искупаемся. Ведь и в дождь можно купаться.
ДЕНИС. А ваши женихи?
ОКСАНА. Кто вам сказал? Жених мой остался в Москве. Он правая рука моего дяди.
ДЕНИС. Понятно. Лучше мы отправимся удить рыбу тут неподалеку в заливе на лугу.
ОКСАНА. Прекрасно!
ДЕНИС. Разведем костер и поджарим на вертелах карасей.
ОКСАНА. Замечательно! (С усмешкой.) Вы смеетесь?
ДЕНИС. Нет.
ОКСАНА. Как под дождем костер? И карасей вряд ли мы поймаем на лугу...
ДЕНИС. Так же, как купаются под дождем. Это будет весело и  удачу я обещаю.
ОКСАНА. Я могу позвать всех, кто пожелает?
ДЕНИС. Конечно.
Струи дождя усиливаются.

                                   Сцена  4

Коттедж, спальня... Тимофей Иванович после рыбалки и обеда собрался соснуть... Из-за дождя и молодой жене предлагает соснуть, не очень уверенный, что это правильно, и его смущение Лариса принимает за намек.
ЛАРИСА. Как! И в ночь, и сейчас?
АЛЕКСЕЕВ. Я утром постеснялся тебя разбудить, да перед рыбалкой нельзя иметь дело с женщиной,  такое поверье существует у местных рыбаков.
ЛАРИСА. Я не знала, что ты бываешь таким ненасытным.
АЛЕКСЕЕВ. Здесь такой край. Разве не чувствуешь мощное движение Амура? Точно несет и тебя в омут любви и счастья... Или смерти и небытия.
ЛАРИСА. Да, ты прав. Я лягу с тобой, если хочешь.
АЛЕКСЕЕВ. Нет, если сама хочешь.
ЛАРИСА. Хочу ли я? Меня никогда не покидает желание.
Лариса раздевается, привлекая взор мужа к своим телодвижениям, который между тем укладывается на кровати в трусах и майке.
АЛЕКСЕЕВ. Это твоя молодость.
ЛАРИСА. Молод и ты, мой друг.
АЛЕКСЕЕВ. Это ты возвратила мне молодость.
ЛАРИСА. Но зачем эти съемки здесь? Я хочу расслабиться и отоспаться.
АЛЕКСЕЕВ. Чтобы сохранить твою красоту в ее лучшую пору.
ЛАРИСА. О, дорогой! Но, боюсь, что если потом, мало ли случается в жизни, тебе будет неприятно смотреть на меня в видеофильме?
АЛЕКСЕЕВ. Что бы с тобой ни случилось, красота твоя, вся из света и неги любви, останется незапятненно чистой.
ЛАРИСА. Откуда в суровом Алексееве столько поэзии?
АЛЕКСЕЕВ. От тебя, милая. Я же говорю, ты вернула мне молодость. Я полжизни в этом краю учительствовал, прежде чем перейти к административной работе и к бизнесу. Я всегда оказывался на передовой. Таков уж характер.
ЛАРИСА. Это точно. (Снимая лифчик, идет в постель в протянутые руки мужа.)
Затемнение.

                                      Сцена  5

Из затемнения - свет на экране, это просмотр видеофильма в гостиной, которая то и дело исчезает, и, кажется, мы на берегу Амура, где идет игра в пляжный волейбол... Является и публика из дачников, в основном, из детишек и мамаш, а также подростков, которые держатся отдельно...
Играют Кент, Ягурский, Максим с одной стороны и местные - с другой, здесь и Денис... Лариса и Валя болеют за первых, Оксана за местных... Кент владеет мячом и команда его побеждает, к радости Ларисы...
После просмотра Ягурский входит вслед за Алексеевым в его кабинет.
ЯГУРСКИЙ. Здорово!
АЛЕКСЕЕВ (обернувшись). Что?
ЯГУРСКИЙ. Невероятно! (Снижая голос.) Вы не обратили внимания, как  Лариса Васильевна оглянулась через плечо, бросая нежный-нежный взгляд...
АЛЕКСЕЕВ. Прекрасный кадр...(Насторожившись.) Что ты хочешь сказать?
ЯГУРСКИЙ. А на кого она так? На вас? Нет, камера тут же показала, на кого.
АЛЕКСЕЕВ. На кого? Черт!
ЯГУРСКИЙ. Не знаю, не знаю. Может быть, абориген что заметил и подает сигнал? Или хочет их подставить?
АЛЕКСЕЕВ (усаживаясь за стол). Не твое это дело. Но я тебя знаю: если что взбредет в твою голову, ты будешь копать...
ЯГУРСКИЙ. Нет, Тимофей Иванович, без вашего одобрения я не предпринимаю никаких шагов, хотя сбором информации я должен заниматься постоянно во всех сферах жизни и бизнеса. Иначе нельзя.
АЛЕКСЕЕВ. В этом ты прав и здесь ты незаменим.
ЯГУРСКИЙ. Добро. С Кентом мне нетрудно сойтись.
АЛЕКСЕЕВ Иди. (Собирается позвонить.) Мне рано вставать. Не знаю, еще когда удастся вот так поудить рыбу.
ЯГУРСКИЙ. Я пробовал здесь на заливе вместе с девушками... Куда там! У всех удочки, а клюет только у аборигена...Показуха какая-то.
АЛЕКСЕЕВ. В рыбалке я удачлив, но за Денисом мне не угнаться. Это всегда удивительно. А ведь он такой же рыбак, как я. Ну, ладно. Займемся делом..
Затемнение.


                             ДЕЙСТВИЕ  ВТОРОЕ

                                       Сцена  1

От сильного ветра против течения на Амуре бушевали волны, с пеной на гребне, разлетавшейся по пляжу... В такую погоду хорошо на лугах, обдуваемых ветром, комаров нет, и компания отправилась на прогулку по тропинкам вдоль увалов, заросших кустами и черемухой, а в иных местах яблоней и грушей, словно это остатки заброшенных садов...
Оксана и Валя, выбрав тропинку наугад, вскоре оказались по ту сторону залива, где удили рыбу, а Ягурский, Кент и Лариса между тем ушли вглубь небольших рощ... Лариса шла впереди; Ягурский, выразительно взглянув на Кента, махнул, мол, прогуляйтесь далее сами.
КЕНТ. Мы без вас можем заблудиться.
ЯГУРСКИЙ. Здесь остров. Заблудиться невозможно. Разве что?
КЕНТ. Что?
ЯГУРСКИЙ. Знаешь, Кент, Тимофей Иванович посвистывает...
КЕНТ. Посвистывает?
ЯГУРСКИЙ. Не знаете, что это значит? Впадает в беспокойство, как Отелло.
КЕНТ. Бросьте! Хотите разыграть меня?
ЯГУРСКИЙ. Разве мы не на "ты"?  Хорошо. Дело вот в чем. Некоторые кадры видеофильма недвусмысленно показывают, как Лариса смотрит на вас...
КЕНТ. Как?
ЯГУРСКИЙ. Как влюбленная в вас женщина. Будьте осторожнее!
КЕНТ. Как влюбленная женщина? (Рассмеявшись.) Просто у нее такая улыбка и взгляд, впрочем, как у всякой красивой женщины. Мы думаем, они обольщают нас. Нет, это самообольщенье красоты, как бабочки или цветка. (Взгляд его следит за бабочкой с красными, с черными линиями и пятнами, крыльями.)
ЯГУРСКИЙ. Я говорю: земной рай! Не теряйте времени. Всю жизнь будете жалеть. Я буду с девушками там, у вас на виду, а вас за деревьями, стоит вам лечь, никто не увидит.
КЕНТ. Черт! Чего вы добиваетесь, Борис?
ЯГУРСКИЙ. Одного. Чтобы гостям из столицы было хорошо на Амуре.
Ягурский поспешно уходит в сторону Оксаны и Вали, вышедших на тропинку по высокой части увала.
ЯГУРСКИЙ. Остановимся здесь. На высоком месте свежей и комаров нет.
ВАЛЯ (переглянувшись с Оксаной). А где Лариса с Кентом?
ОКСАНА. Мне кажется, там прошел Денис.
ЯГУРСКИЙ. Правильно! Они задумали там снять некий эпизод. Не станем им мешать.
ОКСАНА. Я бы хотела посмотреть. Не буду им мешать.
ЯГУРСКИЙ. Да, не отвлекайте их. Особенно Дениса, который рад только вас снимать.
ОКСАНА. Меня? Разве я главная героиня фильма?
ЯГУРСКИЙ. Я о том и говорю.
Оксана сошла с высокой тропинки к низине и исчезла за кустами и деревьями кое-где. По лугу, заросшему тростеполевицей, ходили зеленые волны от сильных порывов ветра.
Ягурский в футболке, шортах и сандалиях на босу ногу занялся Валей в легком летнем платье, которое расстегивалось, как халат.
ВАЛЯ. Что вы задумали?
Валя сидела на стволе дерева, без коры, омытого дождями до бархатистой поверхности светло-серого цвета. Ягурский опустился перед нею на карточки, взял ее руку, поцеловал пальцы, а затем, перевернув руку, в ладонь. Валя вскрикнула и потрепала Ягурского по голове, крепкой, крупной, с редеющими волосами.
ЯГУРСКИЙ. Я?! Мое дело - привечать гостей. А что задумал Тимофей Иванович, не совсем понимаю.
ВАЛЯ. О чем речь, Борис?
Валя слегка защищалась, отводя его руку, норовившую залезть ей под платье.
ЯГУРСКИЙ. Я не думаю, что Тимофей Иванович не догадывается об отношениях Ларисы и Кента...
ВАЛЯ. Об отношениях? Неужели они так далеко зашли? (Одергивая его руку.)  Это безумие.
ЯГУРСКИЙ. Куда дальше, чем я. Кент - один из друзей Антона...
ВАЛЯ. Жениха Оксаны?
ЯГУРСКИЙ. Да. Значит, он в курсе... Но не предстерег друга от этой поездки на Амур, где его отношения с женой шефа уже не укрылись бы, как мы видим. Возможно, Антон вознамерился погубить Ларису...
ВАЛЯ. Зачем?
ЯГУРСКИЙ. Это ясно. Женившись на Оксане, Антон становится одним из владельцев компании и он заинтересован, чтобы доля Тимофея Ивановича досталась не Ларисе, а его супруге.
ВАЛЯ. Оксане?
ЯГУРСКИЙ. Кент рискует головой, но отказать Ларисе не может.
ВАЛЯ. Это она его обкрутила?
ЯГУРСКИЙ. Это замысел Антона.
ВАЛЯ. Какой подлец! (Ударяет при этом Ягурского по руке.)
ЯГУРСКИЙ. Почему?! Это Лариса играет с Кентом, в собственных интересах, он ее продюсер, правда, на деньги ее мужа. Антон лишь воспользуется ситуацией.
ВАЛЯ. Значит, и с Оксаной он лишь воспользовался ситуацией?
ЯГУРСКИЙ. Как всякий на его месте.
ВАЛЯ. Хороши вы все!
Валя оттолкнула Бориса и поднялась.
Ягурский упал на спину и расхохотался.
ЯГУРСКИЙ. Впрочем, ты не знаешь Антона. Может статься, это Оксана воспользовалась ситуацией. Антон - финансовый гений и красавец.
ВАЛЯ. Правда?! Что-то не слыхала я от Оксаны ее восторгов...
Ягурский поднялся на ноги, подошел к девушке и потянул ее к земле, чтобы их не видели.
ЯГУРСКИЙ. Но, знаешь, у меня есть подозрения, что он голубой.
ВАЛЯ. Кто?
ЯГУРСКИЙ. Антон.
ВАЛЯ. Как!
ЯГУРСКИЙ. Тсс! Не разболтай. Есть голубые, которые и до женщин охочи. Хотя, конечно, это гадость, как и лесбиянство. Ты женщина и настоящая. Это сразу видно. Без всяких выкрутас актрис и стриптизерш.
ВАЛЯ. На настоящих женятся.
ЯГУРСКИЙ (обнимая девушку и целуя на земле). Давай поженимся.
ВАЛЯ. Этим не шутят.
ЯГУРСКИЙ. Какие шутки! Я весь дрожу.
ВАЛЯ. И я дрожу. Но земля так царапается.
ЯГУРСКИЙ. Это интересно!
ВАЛЯ. Так ляг ты на спину, а я сверху.
ЯГУРСКИЙ. Здорово! Я, ей-богу, на тебе женюсь. У тебя и туловище как раз для вынашивания младенцев и родов без проблем.
ВАЛЯ. Так серьезно? (Поднимаясь на ноги.) Ну, значит, все после свадьбы.
ЯГУРСКИЙ. Здорово!
Ягурский в восторге вскакивает на ноги.

Оксана снова вышла на тропинку, чтобы не прятаться ни от кого, и увидела Дениса, шедшего к ней навстречу.
ОКСАНА. Привет!
ДЕНИС. Куда вы, если не секрет?
ОКСАНА. А что?
ДЕНИС. Мне позвонили о предстоящем свидании в роще, что следует заснять.
ОКСАНА. Кто звонил?
ДЕНИС. Не знаю. Мужской голос. Я решил, это один из охранников.
ОКСАНА. Наверное, Ягурский. Я увидела вас и за вами-то последовала. А Борис сказал, что там будут съемки, не мешать.
ДЕНИС. Ясно.
ОКСАНА. Так, идемте. Я не помешаю.
ДЕНИС. А если там свидание?
ОКСАНА. Боже! Это ловушка? Ловушка и для вас. Уходим.
ДЕНИС. А помешать не хотите?
ОКСАНА. Э, нет! Люди взрослые. Пусть живут, как хотят.
ДЕНИС. Смотрите. Здесь яблони и груши.
ОКСАНА. Как! Это заброшенный сад?
ДЕНИС. Вы не знаете? Это дикорастущие плодовые деревья, яблони мелки, как вишни, спелые розовые и без косточек, зимой и вовсе сладкие, лакомство для людей и птиц, а груши крупные, как садовые, дозревают, упав на землю в траве...  
ОКСАНА. Груши я помню. Груши я ела... Сладкие-сладкие.

В это время на повороте тропинки показались Лариса и Кент, шедший за нею. Поведение Ягурского смутило их.
ЛАРИСА. Денис с камерой. И Оксана. (Оглядываясь на Кента.) Нас хотели застукать на месте преступления.
Они остановились, чтобы обсудить положение.
КЕНТ. Не они же. Это Ягурский. Вопрос лишь в том, сам старается, как ищейка, или действует по поручению босса? В любом случае, Лариса, не лучше ли нам самим открыться, пока не поздно?
ЛАРИСА. Признаться в прелюбодеянии? А у нас здесь, на краю света, ничего и не было.
КЕНТ. Как женщины легкомысленны! Ничего не было...
ЛАРИСА (подавая знак, мол, снимай, если с камерой). Денис!
Между тем ветер усиливается, в небе громоздятся тучи, и молнии где-то сверкают...
ДЕНИС. Сейчас ливень прольется. Бежим!

                                      Сцена  2

Проливается дождь, но это уже за окном. В ночь подруги обсуждают последние события, то есть Валя воспроизводит рассуждения Ягурского...
ВАЛЯ. Послушай, у тебя нет фотографии твоего жениха?
ОКСАНА. Нет. Зачем?
ВАЛЯ. Могла бы похвастать. Говорят, Антон - финансовый гений и красавец.
ОКСАНА. Кто говорит? Ягурский?
ВАЛЯ. Да.
ОКСАНА. Странно, зачем он возносит Антона?
ВАЛЯ. Он не только возносит... Но не следует мне все это повторять. Он явно ведет какую-то игру.
ОКСАНА. Что он говорит еще про Антона? Мне надо все знать. И слухи про него.
ВАЛЯ. Он голубой, говорит и прямо с отвращением. И лесбиянок не жалует.
ОКСАНА. Вздор какой!
ВАЛЯ. Ты точно знаешь?
ОКСАНА. Хочешь спросить... Да, мужчина в полном смысле слова. Но откуда такой слух?
ВАЛЯ. Если хочешь, я попытаюсь разузнать у Кента. Он, конечно, не выдаст друга, но станет ясно и так.
ОКСАНА. Не надо. При случае я сама спрошу у Антона.
ВАЛЯ. А не обидится?
ОКСАНА. В любом случае, нет. Он правдив, хотя в себе на уме.
ВАЛЯ. И красавец?
ОКСАНА. Ну, как? Денис скорее красавец, чем мой Антон.
ВАЛЯ. Денис. Нашла о ком думать.
ОКСАНА (рассмеявшись). В самом деле, из головы не выходит! (Укладывается спать.)
ВАЛЯ (шепотом). Хочешь закрутить роман?
ОКСАНА. С ним так легко не получится.
ВАЛЯ. И слава Богу! Перекрестись и ты. (Выключает свет настольной лампы.)
ОКСАНА (смеется). Он не Антихрист.
ВАЛЯ. Язычник.
ОКСАНА. Нанайцев обратили в православную веру еще до революции. Так что он из православных, как мы.
ВАЛЯ. Есть разница.
ОКСАНА. Никакой. Во всяком случае, с ним я этого не чувствую. Он мне в чем-то даже ближе, чем мой Антон.
ВАЛЯ. Боже! Влюбилась, что ли?
ОКСАНА. Наверное, нет. Это нечто из детства на Амуре. Какое-то родственное чувство. И то же я чувствую - у него ко мне.

Алексеев с Ягурским в кабинете, то и дело вступают в переговоры по телефону, а Лариса и Кент с кем-то из охранников смотрят по телевизору какой-то фильм.

Валя и Оксана в постели.
ВАЛЯ. Но ты же не знала его в детстве. И он тебя нет.
ОКСАНА. Он видел меня однажды и запомнил...
ВАЛЯ. Оксана, да ты его погубишь!
ОКСАНА. Как!
ВАЛЯ. Никто этого не потерпит. Не те времена.
ОКСАНА. О чем ты?
ВАЛЯ. Да, его просто уберут. Если не твой дядя, то Борис, чтобы услужить Антону. Он Дениса терпеть не может.
ОКСАНА. Ну, так будь осторожней с ним... о моих сердечных делах и вообще, если он такой страшный человек.
ВАЛЯ. Я-то его не боюсь. (Тоном шутки.) Еще неизвестно, кто кого, но все равно в накладе не останусь.
Подружки, рассмеявшись, погружаются в сон, в котором проступает яркий солнечный день на песчаных отмелях Амура....


                                       Сцена  3

Взгляд с вышины, словно кто-то меж кучевых туч поглядывает на землю, на несущуюся ширь Амура, на узкую полосу песка вдоль правого берега с фигурками людей...
Денис и Оксана идут по мокрой полосе песка, вступая босыми ногами то на горячий сухой песок, то на воду...
ОКСАНА (задумчиво). Золото выгорит на солнце, и я снова предстану такой, какой вы меня запомнили.
ДЕНИС. Как Роза Амура.
ОКСАНА. Есть такой сорт?
ДЕНИС. Я говорю, помимо реки, об Эроте.
ОКСАНА. Роза Амура. Это в вас есть нечто от розы Амура...
ДЕНИС. Как вы угадали!
ОКСАНА. Что я угадала?
ДЕНИС. Нет, нет! (Смутившись, хватается за камеру.) Вы будете купаться?
ОКСАНА. Да.
Денис исчезает, лишь голос его слышен, мы видим на фоне неба, песка и стремительной водной шири одну Оксану.
ДЕНИС. Ну, раздевайтесь. Вы здесь одни.
ОКСАНА. А вы?
ДЕНИС. Меня нет. Или я - это небо, песок, река, что приветствуют вас теплом и сиянием света, и вы отзываетесь на эту ласку.
Девушка расстегивает пуговицы белоснежной кофточки, пальцы ее рук длинны и изящны, снимает ее, предоставляя груди в легких полушариях бюстгальтера солнцу и свежим порывам ветерка, далее спадает на песок легкая юбка...
ОКСАНА (не без вызова). Все снять?
ДЕНИС. Снимите.
ОКСАНА (спохватившись). Как!
ДЕНИС. Не знаете, как?
ОКСАНА. Знаю как. Только если я здесь одна-одинешенька, все снимать незачем. Да стыдно!
ДЕНИС. Ох, вы правы. Простите!
Денис, смутившись, прекращает съемку, и мы видим его рядом с Оксаной. Он раздевается, чтобы искупаться тоже.
ОКСАНА (смеется). Но если вам нужно, придумайте ситуацию, в которой естественно мне с себя все снять. Ведь там вас не будет!
Оксана бежит по воде, Денис за девушкой в брызгах воды; они окунаются в воду, подхватывающую их в ее стремительном, неудержимом движении и сиянии бликов света.
ОКСАНА. Бог мой! Как хорошо!
ДЕНИС. Да. Но через несколько минут, самое большее полчаса, уже нет сил наслаждаться этим блаженством. (Едва переводя дыхание.)  Слаб человек.
ОКСАНА. Да, вы правы. Мне уже почти дурно.
ДЕНИС. На берег! Хватайтесь за меня!
ОКСАНА (потянувшись, вдруг отодвигается, будто тонет). Нет!  Еще подумают, что я обнимаюсь с вами.
ДЕНИС. Ложитесь на спину и спокойно плывите к берегу.
Оксана на спине, руки не забрасывает вперед, а вытянуты в стороны и лишь слегка загребают воду; он плывет у ее ног, она вся у него на виду под легким покровом воды, она догадывается об этом и, смущаясь, нежно смотрит на него, как завлекает женщина мужчину, когда все покровы спали, остается лишь погрузиться в омут любви.
Руки Оксаны касаются песка, еще одно усилие, спина и туловище  на песке, выступая из воды, она опускает голову и замирает, а в вышине из синевы возникает фигура Дениса.
ДЕНИС (с усмешкой). Надеюсь, вы живы.
Оксана, опомнившись, поднимается и уходит в сторону.
ДЕНИС. Вы повернули не в ту сторону.
ОКСАНА. Я хочу пройтись.
ДЕНИС. Пожалуйста, только мы ушли далеко. Пройтись можно и в том направлении. А я пока вздремну здесь.
Денис улегся на горячий песок, чтобы согреться.
ОКСАНА. Боже! Вы это нарочно делаете? (Идет мимо Дениса.)
ДЕНИС. Что?
ОКСАНА. Все, чтобы мне было завидно.
В это время из рощи ив послышались вскрики... Валя выбегает из рощи, за нею выходит Ягурский, весело ухмыляясь...
Оксана и Валя, улегшись на песке, секретничают...
ОКСАНА. Что случилось, Валя?
ВАЛЯ. Пока ничего. Но чуть не попалась.
ОКСАНА. Он становится опасным?
ВАЛЯ. Как всякий мужчина, если его раззадорить.
ОКСАНА. Ты не заигралась?
ВАЛЯ. Не более кого-либо здесь. Надо мне осадить Бориса, но так, чтобы он не шутя заговорил о женитьбе. Ты не могла бы мне помочь?
ОКСАНА. Как?
ВАЛЯ. Не знаю... (Поднимается на ноги.) Мне надо окунуться. Что если Денис снимет меня с Борисом в момент, когда он проявит готовность жениться, чтобы только... Ну, ты понимаешь.
ОКСАНА (поднимаясь тоже). Денис не стал снимать свидание Ларисы с Кентом в роще, как только понял, что кто-то их хотел подставить.
ВАЛЯ. Ясно кто. Его мы и подставим.
ОКСАНА. И тебя?
ВАЛЯ. Меня не убудет. В худшем случае, я буду жертвой обмана.
Девушки, рассмеявшись, пробегают по воде, поднимая ликующие брызги вокруг их женственных фигурок, что привлекает внимание всех, кто находился поблизости на пляже.
В брызгах и сиянии воды проступает радуга, которая нависает над горой.

                                        Сцена  4

Хижина Сэма. На открытой веранде Денис возится с аппаратурой.  Телефонный звонок Оксаны снизу, с луга, где виден ее зонтик от солнца.
ОКСАНА. Денис.
ДЕНИС. Оксана.
Из летней кухни, похожей на маленький домик, выглядывает Сэм.
ОКСАНА. Вы где?
ДЕНИС. А что?
ОКСАНА. Вы можете сейчас придти на луг у залива, где я вас встретила третьего дня?
ДЕНИС. Да. Выхожу.
ОКСАНА. Это будет не наше свидание, а Вали с Борисом.
ДЕНИС. Жаль. Что вы затеяли?
ОКСАНА. Это Валя. Я звоню по ее просьбе. Будет объяснение. Ей нужны свидетели.
ДЕНИС. Я приду, если и вы будете там.
ОКСАНА. Буду, буду. Я вас встречу.
ДЕНИС. И это не свидание? Хорошо!
СЭМ (выходя из летней кухни, без обычной улыбки). Оксана?  Денис, с Оксаной тебе нельзя связываться.
ДЕНИС (засобиравшись). Я знаю. Она выходит замуж за одного из менеджеров Алексеева, что отвечает его интересам.
СЭМ. Я не о том, выходит замуж или нет. Ты еще не встал на ноги. Влюбиться в такую девушку легко и легко тебе сбить себя с пути, когда ты еще только в начале.
ДЕНИС. Я знаю, мне предстоит восхождение, а она на вершине, до которой я могу не дойти. Она для меня, как Роза Амура.
СЭМ. Нет, пока она всего лишь современная девушка.
ДЕНИС. Красива и богата, к тому же. А шарм, как у топ-модели. Золотой феномен. В ее мире я более, чем никто. Но у меня есть свой путь.
СЭМ (смеется). Заноситься тоже не следует.
Денис с сумкой поскакал с горы вниз и словно перенесся по воздуху на луг вдали за рощами ив у дальнего берега протоки Амура, где светло-синим пятном перемещался зонтик.
Оксана в длинном платье по старинной моде и под зонтиком(от солнца и отчасти от комаров)...
ОКСАНА (с интимной улыбкой). И это не свидание? Отчего вы добавили: "Хорошо"?
ДЕНИС. Свидание на лугу средь бела дня в зной - это мучительно.
ОКСАНА. Случалось?
ДЕНИС. Нет, нет. Мы встретились с вами здесь по просьбе вашей подруги. Где она?
ОКСАНА (показывая рукой в кусты). Там. Бориса еще нет.
ДЕНИС. Вы можете к ней выйти?
ОКСАНА. Да.
ДЕНИС. Скажите ей, что это будет "Завтрак на траве".
ОКСАНА. По картине...?
ДЕНИС. Эдуарда Мане.
ОКСАНА. С голой женщиной?
ДЕНИС. А мужчина пусть останется в одежде, ну, пока завтрак... Дальше съемки прекращаются.
ОКСАНА. Как хорошо вы придумали! (Близко подходит к Денису, откидывая зонтик.) Можно вас поцеловать?
ДЕНИС. Нельзя. Это не наше свидание.
ОКСАНА. Хорошо.
ДЕНИС. Вот вы сами ответили.
ОКСАНА. Я сейчас. (Исчезает за кустами.)
Денис, находясь в низине, увидел Ягурского с сумкой и с пледом, шедшего по тропинке по верху увала. Девушки тоже его увидели, Оксана тут же вернулась, испытывая волнение.
ДЕНИС. Что с вами?
ОКСАНА. А что? Я волнуюсь, точно замуж выдаю подругу.
ДЕНИС. Она поняла замысел?
ОКСАНА. Да. Но съемки должны идти до тех пор, пока не прозвучит предложение до клятв о женитьбе.
ДЕНИС. Ну, этого можно не снимать, достаточно голосов.
ОКСАНА. Тоже верно.
ДЕНИС. Тсс!
Лужайка по склону увала, с переходом к низине, с поблескивающей водой залива... Валя расстилает плед на траве.
ВАЛЯ. Борис, не оглядывайся покамест.
Ягурский в мягких свободных брюках и блузке и сандалиях на босу ногу, опустившись на корточки, вынимал из сумки припасы к пикнику и раскладывал с видимым удовольствием деликатесы на трех подносах. Потирая руки, он поднял голову и глазам своим не поверил: на пледе полулежала обнаженная женщина.
ЯГУРСКИЙ. Здорово! Сразила наповал.
Валя подняла руку, мол, оставайся там и в одежде.
ВАЛЯ. "Завтрак на траве". Есть такая картина.
ЯГУРСКИЙ. Не видал.
ВАЛЯ. Сейчас видишь. Там женщина, как я, и, кажется, двое одетых мужчин.
ЯГУРСКИЙ. Я сойду за двоих.
ВАЛЯ. Да, конечно. Весь эффект в том, что ты одет за затраком на траве, а я - нет.
ЯГУРСКИЙ (разливая вино). Здорово! Выпьем!
ВАЛЯ. За нас?
ЯГУРСКИЙ. Разумеется, за нас. За кого же еще?
Ягурский протягивает стакан с вином и опускается на плед, а Валя садится, одна нога коленом вверх, другая полусогнута тоже и лежит на пледе.
ВАЛЯ. Можно бы и за дитяти.
Борис видит ее всю перед собой, хотя со стороны поза молодой женщины вполне невинна.
ЯГУРСКИЙ. Черт! Ты ждешь в сию минуту от меня предложения, что ли?
ВАЛЯ. Время и место - и выбрать лучше невозможно.
ЯГУРСКИЙ (вскакивая на ноги). Как! Нельзя вот так сразу бросать человека на обе лопатки.
ВАЛЯ. Меня можно?
ЯГУРСКИЙ. Сама разделась.
ВАЛЯ. Похоже, задушевного разговора у нас не получается.
ЯГУРСКИЙ. Сначала надо выпить и закусить. (Начинает есть.)
ВАЛЯ. Выпей и закуси. А я оденусь.
ЯГУРСКИЙ. Нет, нет! Давай выпьем за дитяти!
ВАЛЯ. Не шутишь?
ЯГУРСКИЙ. Какие шутки! Дети - это святое, за что и стоит вкалывать, как я вкалываю. Пашу один за всех.
ВАЛЯ. Поклянись.
ЯГУРСКИЙ. Достала. Клянусь!
Ягурский, срывая с себя одежду, ринулся на девушку, которая в испуге вскрикнула:
ВАЛЯ. Мы здесь не одни!
ЯГУРСКИЙ. Черт! Так и знал. Вы меня разыграли.
ВАЛЯ. Вы?
ЯГУРСКИЙ. С Оксаной. Что ж, я не против. Пусть и она присоединяется к нашему завтраку на траве.
ВАЛЯ. Здесь и Денис.
ЯГУРСКИЙ. Что-о?! Да я его убью!
Оксана поспешила увести подальше Дениса, а сама вернулась за подругой, опасаясь, что Ягурский отыграется на Вале, и застала нечто, что заставило ее отшатнуться и повернуть назад. Денис поджидал ее.
ДЕНИС. Что там?
Оксана покачала головой не без смущения.
ДЕНИС. Понятно.
ОКСАНА. Что вам понятно?
ДЕНИС. Пикник превратился в пирушку и вакханалию.
ОКСАНА. Как вы догадались?
ДЕНИС. Кажется, ваша подруга достигла своей цели. Поздравляю.
ОКСАНА. Меня-то с чем?
ДЕНИС. Ведь и у вас впереди свадьба.
ОКСАНА. Да. А вы чем недовольны? Завидно?
ДЕНИС. Нет. Почему-то все думают, что богатым завидуют. Я не из тех.
ОКСАНА. Вы никому не завидуете?
ДЕНИС. Нет. Разве что вашей красоте, красоте неба и вод. Жизни в ее вечности, когда наша жизнь всего лишь миг.
ОКСАНА. Жаль, что вы не позволили мне вас поцеловать, а теперь я боюсь это сделать, даже помыслить.
ДЕНИС. Прощайте.
ОКСАНА. До завтра. Я ведь немножко старше вас и смотрела на вас, как на юношу, который лишь слегка подрос после детства. А вижу, вы взрослый молодой человек, чем-то очень особенный, не знаю чем.
ДЕНИС. Абориген.
ОКСАНА. Нет, вас можно принять за китайца, корейца, японца и даже за русского.
ДЕНИС. Аборигены Дальнего Востока.
ОКСАНА. Верно!
Денис уходит прямо через луг к рощам ив, Оксана по тропинке в сторону коттеджа.

                                       Сцена  5

Пристань с яхтой, бегущая мимо вода... Сойдя с яхты уходят к коттеджу Лариса и Кент, Ягурский и Максим; на пристани Валя и Оксана; Алексеев сходит с яхты.
ВАЛЯ. Боюсь, Ягурский с Максимом что-то затевают против Дениса.
АЛЕКСЕЕВ. Ну, что такое, барышни мои?
ОКСАНА (со смущением). По нашей просьбе Денис снял свидание Вали с Ягурским...
АЛЕКСЕЕВ (расхохотавшись). Посмотрим!
ОКСАНА. Получилось, по-моему, хорошо, как по картине Мане «Завтрак на траве». Но речи...
АЛЕКСЕЕВ. Слово не воробей, вылетит - не поймаешь?
ОКСАНА. Дядя! Вина наша, но Денису несдобровать. И Максим на него сердит. Он спасал утопленника, а тот сбросил его в воду.
АЛЕКСЕЕВ. Вот-вот, им с ним не справиться.
ОКСАНА. Дядя! Они могут с ним расправиться иначе.
АЛЕКСЕЕВ. Иначе - нет! Не позволю. А поединок - это честно. Денис не должен был идти у вас на поводу.
ОКСАНА. Вы хотите устроить поединок между Ягурским и Денисом?
АЛЕКСЕЕВ. Денис - ученик Сэма. КУН-ФУ не шутка. Пусть с Борисом выступит и Максим.
ОКСАНА. Дядя, вы такой же, как они?
АЛЕКСЕЕВ. Это будет честно. Ты увидишь. Судьей будет Сэм. Я переговорю с ним. Идем. Как легко здесь нагулять аппетит!
На горе на фоне высоких белоснежных кучевых облаков из трубы летней кухни Сэма вьется легкий дымок.

                                    Сцена  6

Песчаный пригорок, кое-где заросший кустами и травой; там Алексеев, охранники,  идут приготовления к поединку, Ягурский и Максим разминаются... У воды прогуливаются Оксана и Валя, поодаль Лариса и Кент. Слышно приближение моторки.
КЕНТ. Я не могу больше так. Всего лучше нам признаться - не в прелюбодеянии...
Лариса в длинном платье в стиле ретро, с зонтиком от солнца.
ЛАРИСА. А в чем?
КЕНТ. В любви.
ЛАРИСА. Признаться в измене?
КЕНТ. В любви, в любви, если ты любишь меня.
ЛАРИСА. Здесь, на Амуре, он такой ненасытный и так любит-голубит меня, что я стану стервой, если еще к вам буду бегать, хотя, видит Бог, я вас люблю, а ему подчиняюсь, как моей судьбе... Что же мне делать?
КЕНТ. Выбрать кого-то одного из нас.
ЛАРИСА. Я и выбрала, выйдя за него замуж. Зачем он не разлучил нас?
КЕНТ. Вероятно, он решил, что я буду оберегать вашу честь лучше кого-либо в свете, вне его глаз.
ЛАРИСА. Правда!
КЕНТ. Так продолжаться не может. Прежде я любил молодую особу с артистическими амбициями, ради кино готовой на все, ныне моя душа срослась с вашей. Я переговорю с Алексеевым...
ЛАРИСА (снижая голос). А я? Хочешь оборвать мне крылья? Он не даст денег никому, кроме тебя. То есть мне дает, как на наряды и драгоценности. Я могу и должна воспользоваться этим, чтобы стать настоящей актрисой, кинозвездой. Это твоя мысль, которая нас снова сблизила. И хочешь все разрушить?
КЕНТ. Воздушные замки.
ЛАРИСА. Кино и состоит из воздушных замков.
КЕНТ. Воздушных замков, как эти нагроможденья туч, а в основе деньги, деньги, деньги... А жизнь? А любовь?
ЛАРИСА. Милый, наша любовь -  полусъеденное яблоко...
КЕНТ. Остается только его выкинуть?
ЛАРИСА. Увы! Чуть не сказала: «Выкинь меня из головы!»
КЕНТ. Нет, я объяснюсь с Алексеевым.
ЛАРИСА (холодно). Он уволит вас, вот и все.
КЕНТ. Дьявольщина!
Показываются Сэм, а затем бегущий весьма картинно Денис. Алексеев их приветствует и подает знаки о начале поединка.
Среди публики, кроме Алексеева, Сэма, Ларисы, Кента, Оксаны, Вали и охранников, прислуга и дачники, которые прослышали о предстоящем поединке и съехались, все-таки развлечение. По Амуру то вверх, то вниз по течению проплывают самоходные баржи.
На Дениса нападают то Максим, то Ягурский.
Максим, оказывается, не промах, да и Ягурский, и по началу кажется, что Денису достанется, достается уже весьма, женщины в испуге, даже Алексеев уже готов прекратить бой, но Сэм спокоен; если чем он недоволен, то только непростительными промахами его ученика, который, впрочем, не имел настоящего опыта реальных столкновений, пусть, благодаря случаю, набирается, - поэтому бой вышел продолжительным и воистину зрелищным, к удовольствию публики... В конце концов, Денис, подвергшись одновременному нападению обоих противников, которые решили покончить с ним, исчезая меж ними, столкнул их лбами буквально, и те рухнули с искрами в глазах, к восторгу местных, хотя и русских, но в Денисе они видели своего, а его противники - приезжие.
Начинается дождь, и все весело разбегаются. В небесах меж туч проступает просвет, день сияет, дождя и в помине нет. По Амуру идут самоходные баржи, крупные теплоходы, создавая ощущение труда и праздника. Алексеев в сопровождении Оксаны и Вали провожает Сэма с Денисом к моторке, ради прогулки.
АЛЕКСЕЕВ. Не помню такого интенсивного движения по Амуру... Край после запустения вновь оживает... Вот задействуют наши гидроэлектростанции и БАМ на полную мощь, тогда мы увидим, что здесь будет.
ДЕНИС. Говорят о Русской Калифорнии.
АЛЕКСЕЕВ. Какая Калифорния? Это уже вчерашний день, как Гонконг или Япония. Здесь будущее, какое нам и не снилось.
Вспыхивает яркий свет из-из высоких кучевых туч.
 



« | 1 | 2 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:

Напольное покрытие в гараже. Для склада плитка пвх с замковым соединением для пола Спецпол.


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены