C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Роза Амура. Пьеса. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Роза Амура. Пьеса.

                              ДЕЙСТВИЕ  ТРЕТЬЕ

                                       Сцена  1

Пристань с яхтой... Денис на моторке перевез Алексеева и Ягурского, вернувшихся из города, - их встречают Лариса и Кент, Валя и Оксана.
ВАЛЯ (поглядывая на Кента). Бедняга.
ОКСАНА. Оставь.
ВАЛЯ. Борис опасается, как бы Кент не выкинул чего-нибудь.
ОКСАНА. Это он выкинул... Наговорил тебе три короба и накинулся на Дениса.
ВАЛЯ. Ладно, ладно. Ему и так досталось.
К Денису у моторки подходит Оксана:
ОКСАНА. Денис! А где вы все время пропадаете?
ДЕНИС. Дел всегда много.
ОКСАНА. Какие у вас здесь дела, кроме купания и съемки, чем вы занимаетесь лишь урывками?
ДЕНИС. А удить рыбу - целое утро, пока вы спите, уходит на это.
ОКСАНА. Вы ездите удить с Тимофеем Ивановичем?
ДЕНИС. Когда с ним, когда один. Сегодня я удил здесь.
ОКСАНА. Что же не разбудили меня? Так друзья не поступают.
ДЕНИС. Мы друзья - лишь в память о детстве, когда нас случайно свела судьба.
ОКСАНА. Неужели вы обо мне помнили?
ДЕНИС. Конечно. Еще бы!
ОКСАНА. Еще бы?
ДЕНИС. Роза Амура. Так звали одну из фей из страны в поднебесье, где живут небожители. В вас я и узнал ее, одно из ее земных воплощений... Вы были столь чудесны в 15-16 лет, что я запомнил бы вас и так, без всякой сказки, но и сказка была.
ОКСАНА. Сказка о фее Роза Амура?
ДЕНИС. Можно и так сказать.
ОКСАНА. Расскажите мне ее.
ДЕНИС. Но для этого надо совершить восхождение.
Денис показывает на гору, где хижина Сэма.
ОКСАНА. Я готова. Давно хотела побывать там.

Переехав на моторке протоку, Денис и Оксана поднимаются на гору окольными путями. Голос Дениса, словно из его юности:
ДЕНИС. В детском доме в Вятском однажды меня навестил Сэм, два года навещал, затем взял меня в свою школу восточных единоборств в Хабаровске, а на лето мы приезжали сюда. Он заботился о всех своих учениках и особенно ревностно о лучших.
ОКСАНА (раскрасневшаяся от жары и подъема). А вы были из лучших.
ДЕНИС. Нет, мне не хватало прирожденных свойств борца, да и интересы мои не были связаны со спортом, что, впрочем, вполне устраивало Сэма. Нас связывало нечто иное. И вот однажды он заговорил о том.
Затемнение. Открывается лужайка у хижины, откуда видны просторы Амура в летний полдень, когда все замирает от зноя и как бы погружается в сон. Сэм и Денис в тени деревьев...
СЭМ. Иногда мне кажется (Смеется.) явственно, что я сплю где-то высоко в горах, в поднебесье, в яшмовом павильоне, как один из небожителей, и вижу сон о своей земной жизни... При этом я помню последний пир, в котором принимали участие и феи... Одну из них звали Роза Амура...
ДЕНИС. Моя мама была феей, сошедшей с вами на землю?
СЭМ. Я не знаю, но то, что я через тебя принимаю участие в ее земной жизни, закончившейся очень скоро, быстротечна земная жизнь, это недаром.
Денис склонил голову с благодарностью.
СЭМ. Я же продлил свою жизнь тем, что был всегда в пути, избегая крайностей, не доводя свою жизнь ни до возжделенного счастья, ни до катастроф, начинал жизнь наново в разных местах и странах.
ДЕНИС. Так, вы действительно жили в Америке?
СЭМ. Конечно. Я приехал в США на первенство мира по боевым искусствам... У меня не было цели стать чемпионом, что ведет к соперничеству, чаще кровавому, со смертельным исходом. Я открыл школу боевых искусств и жил бы припеваючи, если бы мафиози не заинтересовались моими учениками... Однажды мне пришлось покинуть Америку, чтобы, защищая школу и свою жизнь, не учинить худших бед для своих учеников, а самому не превратиться в убийцу.
ДЕНИС. Но как вы здесь оказались?
СЭМ. Я не стал возвращаться в Китай, а приехал сюда, на Амур, где и сошел на землю однажды, то есть я родился у нанайской женщины, когда ее муж ушел на войну и погиб, и меня усыновил одинокий китаец. Затем он вернулся в Китай, подвергся гонениям в годы культурной революции и погиб, а я вернулся на Амур, уже владея тайнами и навыками восточных единоборств... В эту пору я принял участие в жизни Розы Амура...
ДЕНИС. Как! Разве это не легенда?
СЭМ. Жизнь твоей матери и твое рождение? Впрочем, жизнь в ее высших проявлениях превращается в легенду, это естественно.
ДЕНИС. Девушка из маленького селения приглянулась лейтенанту строительного батальона, возводившего мосты через горные речки, - что же тут высокого?
СЭМ. Она была неописуемой красоты и прелести.
ДЕНИС. И, говорят, чуть ли не с детства никому не отказывала.
СЭМ. Она не отказывала в любви, поскольку сама была воплощением любви. Другое дело, мало кто это понимал. Не понял ее и тот, кого она полюбила всей душой и родила от него ребенка, плод ее любви. Лейтенант вернулся на родину, и она, не дождавшись его, решила уйти из жизни. Она вознеслась в поднебесье и снова стала феей Роза Амура.
ДЕНИС. Покинув ребенка?
СЭМ. Она позаботилась о нем и, думаю, не забывает о нем, если судьба, по сути, ничем не обделила тебя.

Оксана оглядывает дали сверху. Рядом с нею Денис.
ОКСАНА. Как ! Это сказка о фее Роза Амура? Или история вашей матери?
ДЕНИС. Здесь все, как в этих далях и нынешний день с нашим присутствием, и тысячелетия истекших жизней.
В небесах поверх облаков словно проступают сцены из жизни то ли из древности, то ли из легенды...
ОКСАНА. С вами и радостно, и грустно.
ДЕНИС. Это мне грустно. Особенно здесь.
За стволами деревьев заброшенное сельское кладбище, куда и вступить ногами боязно, и его обходят стороной, по самому краю обрыва.
ОКСАНА. Денис, куда мы?
ДЕНИС. Вот сюда.
Денис протянул ей руку, Оксана схватилась за нее, чтобы удержаться на крохотном пятачке выступа и перехода.
Под сенью кедра на глыбе черного камня была высечена стелла с эмблемой из цветка, что нельзя было понимать иначе, как Роза Амура. Это была могила матери Дениса.
Оксана потянулась к Денису и поцеловала его в щеку.

                                     Сцена  2

Хижина Сэма. Сэм выглядывает Дениса с Оксаной(он заметил, как они подъехали на моторке) и в предвечерней тишине слышит выстрел, произведенный явно с винтовки с глушителем, и замечает переполох у коттеджа, ему ясно, что произошло...
СЭМ. Эй, Денис! Денис! Кто там?!
Сэм вскричал, очевидно, с намерением поднять шум и вспугнуть киллера. Он видит его и, запрокидывая руки назад, падает, - приглушенный звук выстрела проносится далеко в предвечерней тишине далей земли и неба.
Вскоре шум отъезжающей машины... И телефонные звонки... Денис и Оксана с их мобильниками бегут к Сэму, который лежал, весь в крови, но поднимается не без смущения, ведь решил, что умер...
ДЕНИС. Сэм!
СЭМ. Пустяки. Царапина. А как там?
ОКСАНА. Слава Богу! Дядя отделался тоже, как говорит, царапиной.
СЭМ. Денис, дай мне переговорить с Алексеевым.
Оксана подала свой мобильник.
СЭМ. Стреляли отсюда. Я услышал выстрел и закричал: "Эй, Денис! Кто там?", хотя Дениса поблизости не было...
ДЕНИС. С Оксаной мы были на кладбище.
СЭМ. С Оксаной он был на кладбище.
Алексееву делала перевязку Лариса, - у него была простреляна край груди у подмышки.
АЛЕКСЕЕВ. Вы вспугнули киллера и спасли мне жизнь, Сэм. Говорят, был еще один выстрел.
СЭМ. Это он в меня стрелял.
АЛЕКСЕЕВ. Вы ранены?
СЭМ. Нет. Я увернулся от пули, он стрелял снизу, и она лишь обожгла кожу на груди.
АЛЕКСЕЕВ. Очень рад. Спасибо, Сэм.
СЭМ. Спаси нас Бог!
Сэм, не отключаясь, передал мобильник Оксане.
ОКСАНА. Дядя.
АЛЕКСЕЕВ. Сейчас подъедет милиция и "Скорая помощь". Пусть Сэму окажут помощь, а затем надо врачей перевезти сюда, чтобы мне не мотаться. Денис все сделает. А со следователем я переговорю.
ОКСАНА. Хорошо.
АЛЕКСЕЕВ. Мы возвращаемся в Москву. Как говорится, хорошего помаленьку, и за это надо быть благодарны судьбе.
ОКСАНА. Дядя! Вы ранены опасно?
АЛЕКСЕЕВ. Нет, нет. Минор в данном случае лучше, чем эйфория. Радоваться нечему.
ОКСАНА. Когда мы уезжаем?
АЛЕКСЕЕВ. Завтра. Оставаться скучно.
Денис показывает на камеру...
ОКСАНА. Денис спрашивает, продолжать ли съемки?
АЛЕКСЕЕВ. Да.
Оксана кивнула утвердительно и, отключившись, говорит с грустью:
ОКСАНА. Мы уезжаем завтра.

                                   Сцена  3

На следующий день сборы к отъезду у яхты на пристани... Денис и Сэм подъехали на моторке... Оксане грустно, она расстается с местами детства, с Денисом, и ей все хочется о чем-то с ним переговорить, - она с ним прощается на берегу у пристани:
ОКСАНА. Если не сегодня, все равно через пару дней мы бы уехали, правда, проехав до Троицкого или Амурска. Я расстаюсь с вами с хорошим чувством, как с детством, а с новой встречей - как с юностью.
ДЕНИС. Мы не расстаемся, Оксана, по крайней мере, до Хабаровска.
ОКСАНА. Это и будет прощанием.
Ягурский с Валей в стороне...
ЯГУРСКИЙ. Послушай! Если станут тебя спрашивать...
ВАЛЯ. Меня?! О чем?
ЯГУРСКИЙ. Мало ли о чем, мы все под подозрением... У меня просьба: не повторяй моей болтовни...
ВАЛЯ. Значит, была одна болтовня? А я, дура, развесила уши...
ЯГУРСКИЙ. И о наших отношениях распространяться не следует...
ВАЛЯ. Ну, конечно!
ЯГУРСКИЙ. Послушай. Стоит заговорить, слово за слово, ты выдашь меня или Кента с головой... А другие выйдут сухими из воды... Делай вид: ничего не было, ничего не знаешь, тебе же лучше - от тебя отстанут.
ВАЛЯ. Ничего не было?!
ЯГУРСКИЙ. Была игра. «Завтрак на траве». Мне это нравится в тебе. Но если ты впутаешь меня неосторожными словами в это скверное дело, я пропал, и моим клятвам - грош цена.
ВАЛЯ. Твои клятвы остаются в силе?
ЯГУРСКИЙ. Конечно! Прикольная ты женщина. Нам будет весело и любить друг друга, и детей растить.
ВАЛЯ. Это другое дело. Нема, как рыба.
Показываются Лариса и Кент, затем и Алексеев. Сторож и прислуга провожают хозяев и гостей.
КЕНТ.  А как с видеофильмом?
ЛАРИСА. Надо спросить у Тимофея Ивановича.
АЛЕКСЕЕВ. Денис должен подготовить фильм к просмотру и сам его показать в Москве. Это и для него реклама как оператора и режиссера.
Денис кивнул, распрощался с Сэмом и почти бегом направился на переднюю палубу, где принимали солнечно-воздушную ванну Оксана и Валя в одних трусиках и лифчиках.
ОКСАНА (поднимаясь на ноги). Что случилось, Денис?
ДЕНИС. Я лечу с вами в Москву.
ОКСАНА. Как! Я с вами все прощаюсь, прощаюсь... Больше не стану. Видно, вы вошли в мою жизнь навсегда. Ну, что ж.  Добро пожаловать!
ДЕНИС. Вы не очень рады. Вам грустно. И все же вы сказали нечто удивительное.
ОКСАНА. Что я сказала?
ДЕНИС. Добро пожаловать в мою жизнь.
ОКСАНА. Не берите в голову. Мне грустно, потому что в жизни из ряда возможностей приходится выбрать лишь одну.
ДЕНИС. Лишь одну, которая может оказаться не из лучших.
ОКСАНА. Да.
Отплытие яхты обозначается открывающейся водной ширью Амура до синей цепи гор.

                                        Сцена  4

Загородный дом Алексеева под Москвой; прием с показом видеофильма в крытом бассейне, с сиянием воды, со столиками вдоль стен; избранная публика из сферы кинематографа и журналистики. Входят Оксана и Антон, молодой человек, стройный, высокого роста, черноволосый, с аккуратно подстриженной черной бородкой, одетый в черный костюм, белая рубашка, красный галстук, выглядит скорее как интеллектуал, чем бизнесмен. Антон подходит к Кенту, Оксана устремляется к Денису, который поздоровался с нею издали.
ОКСАНА. Денис, я звонила к вам раза два. Чем вы так заняты?
ДЕНИС. Видеофильмом. Материала много.
ОКСАНА. Я хотела показать вам Москву. За ваше гостеприимство на Амуре. Долг платежом красен.
ДЕНИС. В Москве я жил три года, когда учился на Высших режиссерских курсах. Много бродил по Москве.
ОКСАНА. Один?
ДЕНИС. Один.
ОКСАНА. Неужели и романа не затеяли?
ДЕНИС. Нет. У меня не было на это ни времени, ни денег.
ОКСАНА. Жаль, что мы тогда не встретились.
ДЕНИС. Вы бы не обратили на меня внимания.
ОКСАНА. Нет, нет. У меня нет предубеждений. Наоборот. Ведь мы с вами родом из СССР.
ДЕНИС. Из прошлого, которого нет. Вы удивительно выглядите. И ваш жених хорош.
ОКСАНА. Денис, вы не хотите со мной знаться?
ДЕНИС. С Розой Амура? Это же сказка! Мне пора приняться за свое дело. (Уходит.)
Антон подходит к Оксане, и они усаживаются за отдельный столик.
На экране - ряд эпизодов видеофильма, воды Амура словно сливаются с  сиянием воды и кафеля бассейна, что всех приводит в восторг.
Оксана смотрит на экран не без смущения, что замечает Антон:
АНТОН. В чем дело?
ОКСАНА. Там, на Амуре, все было для меня просто, возможно, из-за Дениса, который был ненавязчив со своей камерой, а тут все на меня смотрят... Но я же не актриса.
АНТОН. Это и видно. Это и хорошо. Ты куда естественнее актрисы. И очень мила. Такой я тебя не видел.
ОКСАНА. Как?!
Экран гаснет, всплеск аплодисментов...
ГОЛОСА. Великолепно!  Это же почти готовый фильм! Прекрасный материал для полнометражного художественного фильма!
АЛЕКСЕЕВ. А это идея!
Алексеев поглядел вопросительно на Ларису, Кента и Дениса.
ДЕНИС. С местом действия на Амуре, с внесением мотивов и тем из видеофильма и событий с покушением?  
Денис заволновался: такой поворот означал, что он и будет ставить фильм на деньги Тимофея Ивановича.
ЛАРИСА. Мне свою жизнь сыграть в кино?
Ларисе это не нравится, да она понимает, что она с Кентом под подозрением.
КЕНТ. Почему бы и нет? Не всякой актрисе выпадает такое счастье!  Реклама есть, раскрутка будущего фильма началась.
АЛЕКСЕЕВ. Да, подумайте. Теперь главное, не промешкать. Денис внушает доверие, деньги есть. А пока повеселимся!
И в самом деле началось веселье, даже с купанием хорошеньких женщин в бассейне...
Лариса нашла минутку переговорить с Кентом:
ЛАРИСА. Знаете ли вы, что мы с вами под подозрением, и это я чувствую кожей, как косуля в фильмах о дикой природе, на которую набрасывается лев?
КЕНТ. Не может быть. Тимофей Иванович умен и любит вас. Он может подозревать только меня, но это вздор.
ЛАРИСА. Он скорее может подозревать меня, а не вас. Словом, мы у него на крючке, безвинны или нет.
КЕНТ. Мы безвинны, иначе он давно бы нас разлучил.
ЛАРИСА. Он просто не знает ревности к нам, что тоже обидно.
КЕНТ. Какая ревность, когда мы безвинны и верны ему!
ЛАРИСА. Значит, все в порядке.
Веселье продолжается.

                                     Сцена  5

Квартира Антона. Входят Оксана и Антон.
АНТОН. Жалею, что не поехал с вами на Дальний Восток. Я думал, будет скучно. Ты там была совсем другая, чем здесь. Или это ты смотрела так на того, кто снимал тебя?
ОКСАНА. Как?
АНТОН. Это видно.
ОКСАНА. Что видно?
АНТОН. Как влюбленная девушка, счастливая до самозабвения.
ОКСАНА. Неужели? Впрочем, там, на Амуре, где я родилась, временами я ощущала себя совершенно счастливой, как бывало лишь в детстве.
АНТОН. Это видно и сейчас.
ОКСАНА. Что?
АНТОН. В его присутствии ты совсем другая, чем со мной и со всеми.
ОКСАНА. Я с ним другая? (Задумываясь и встряхивая головой.) Нет, милый, с ним я чувствую, что мы друзья. Это тоже из детства. С вами, конечно, ничего подобного нет.
В спальне оба поспешно раздеваются, бросая вещи куда попало, и залезают под одеяло...
АНТОН. Ты с ним спала?
ОКСАНА. Перестань!
АНТОН. Не было случая?
ОКСАНА. Может быть. Не понимаю, чего ты добиваешься?
АНТОН. Любви.
ОКСАНА. А чем мы занимаемся?
АНТОН. Это секс.
ОКСАНА. Значит, ты не любишь меня?
АНТОН. Я-то люблю. Ну, как не любить тебя?
ОКСАНА. Ну, так и я могу сказать. Ты всем хорош, как не любить тебя?
Дело доходит до веселых вскриков и умиротворения.
Затемнение.
Утром за завтраком Антон и Оксана.
АНТОН. Давай поженимся в ближайшее воскресенье. Впрочем, нет.
ОКСАНА. Нет?
АНТОН. Скажут: хочу укрыться за твоей спиной.
ОКСАНА. Какая чушь!
АНТОН. Неужели не понимаешь, что я в числе подозреваемых?
ОКСАНА. Не может быть. Я переговорю с дядей.
АНТОН. Нет, нет, не хлопочи за меня!
ОКСАНА. Я и не думаю хлопотать за тебя. Я просто знаю, кто может быть прежде всего причастен к этому делу.
АНТОН. А ты давала показания?
ОКСАНА. У меня и не спрашивали. Я думала, дяде все ясно.
АНТОН. Кент?
ОКСАНА. Нет, нет. Если Кента подозревать, значит, и Ларису. Но им сподручнее было бы действовать здесь, чем на Дальнем Востоке.
АНТОН. Как сказать.
ОКСАНА. Ты хорошо знаешь Ягурского?
АНТОН (собираясь выходить). Когда он приезжал в Москву, мне приходилось его встречать как новичку в фирме, и он со мной не церемонился, выбалтывал все, чем занимался и жил. Я понимал, что он хотел сделать из меня своего человека в столице, а поскольку он действительно там проворачивал колоссальные операции, я, вникая во все детали, мог докладывать о них Тимофею Ивановичу со знанием дела. Но Ягурский молился на Тимофея Ивановича, ибо вся его сила исходила от него. Если искать из нашего круга, что, по-моему, безосновательно, скорее это Кент, который запутался с Ларисой и испугался за свою жизнь.
ОКСАНА. Мне кажется, дядя знал о связи, но отчего-то не пресекал, заставляя разыгрывать их перед ним преданность и любовь.
АНТОН. Конечно, знал. Ведь Ларису привел к нему Кент. То есть они вместе появились у него в поисках финансовой поддержки как продюсер и актриса. Тимофей Иванович - колоритная личность, Лариса вполне могла влюбиться в него. Вот он и женился, поскольку ему надоели особы, оказывающие всего лишь услуги.
ОКСАНА. Это он влюбился в Ларису и именно как в актрису, а просто жена - это ему неинтересно.
АНТОН. Измены жене не простил бы, а у актрисы - это игра, пусть тайная? Мне пора.
ОКСАНА. И я выйду с тобой.
АНТОН. Оставайся, отоспись. Приеду на обед, устроим снова пир.
ОКСАНА. Нет, мне надо появиться на работе и съездить на дачу навестить маму. Если бы ты приехал с ночевкой, мы и там устроили бы пир.
АНТОН. В гостях не развернешься.
ОКСАНА. Когда в тайне и стыдно шуметь, упоительно бывает хорошо.
АНТОН (обнимая и целуя Оксану). Ты переменилась. Боязлива, трепетна, стыдлива...
ОКСАНА. Как впервые... Я чувствую себя юной, какой росла на Амуре.
АНТОН (отшатываясь от девушки и про себя). Она влюблена! Только в кого? Боюсь, не в меня.
Оксана поспешно собирается и выходит, Антон за нею.




                          ДЕЙСТВИЕ  ЧЕТВЕРТОЕ

                                      Сцена  1

Загородный дом Алексеева. Оксана, одетая, кажется, в обычные вещи, но с шармом исключительного достоинства, подходит к Алексееву, который прогуливался вдоль бассейна. В дальнем углу за столиком Антон и Денис.
АЛЕКСЕЕВ (щурясь). Сияние воды действует на меня умиротворяюще, как на рыбалке.
ОКСАНА. Что за эта история с задержанием Дениса?
АЛЕКСЕЕВ. Это обратили внимание на его внешность и проверили документы. Мы забыли об его регистрации. Обошлись с ним грубо, он среагировал соответственно... Если бы он не успел позвонить мне, ему бы досталось.
ОКСАНА. Боже! У меня к нему очень хорошее чувство, как будто материнское, щемяще-нежное... Ничего подобного в отношении Антона нет, он прекрасный партнер в любви и в деле.
АЛЕКСЕЕВ. Это и нужно, дорогая, для жизни сегодня больше, чем когда-либо... Кстати, к Денису приехал на помощь именно Антон и уладил все.
ОКСАНА. Он поспешил мне об этом сообщить.
АЛЕКСЕЕВ. Ты хочешь сказать, Антон знает о твоем чувстве к Денису?
ОКСАНА. Увы! Кто-то донес. Я сказала ему, что мы друзья. Это всего лишь память о детстве на Амуре.
АЛЕКСЕЕВ. Хорошо. Молодцы!
ОКСАНА. Так, мой Антон вне подозрений?
АЛЕКСЕЕВ. Надеюсь, да. Но идет следствие. Не хочу я думать, что в этом деле замешаны мои ближайшие сподвижники. А врагов, ты знаешь, предостаточно.
Антон и Денис за столиком, уставленном бутылками и яствами.
АНТОН. Вот случай переговорить нам начистоту.
ДЕНИС. Да, конечно.
АНТОН. До меня доходили слухи о вас... о флирте одной особы с аборигеном.
ДЕНИС. Ясно, от Ягурского. Я думаю, он хотел и вас запутать в какую-то историю.
АНТОН. Нет, нет, я об Оксане.
ДЕНИС. Да, да. Если бы я сказал вам, что не влюблен в Оксану, разве вы мне поверили бы? Помимо красоты, а шарма даже слишком, открытое, правдивое, умное создание. Мне к ней не с чем подойти, кроме камеры. Зато могу уловить сияние самой жизни в облике молодой женщины, как Мане. Чего же больше?! Чем она еще может одарить меня чище, светлей и навеки?
АНТОН. Как чем? Любовью.
ДЕНИС. Любовью? (Рассмеявшись.) В любви современные девушки все на один манер, столь успешно усвоены все изыски косметики, моды и секса, что не остается места чувству нежности и неги... Я знаю, что такое бесконечная нега любви, когда любишь.
АНТОН. Странно. Я нечто подобное слышал от Оксаны...
ДЕНИС. Она говорила с вами о бесконечной неге любви?
АНТОН. Нет, не говорила, но в ее повадках я замечал, что она чувствует нечто большее, чем я, то есть независимо от меня...
ДЕНИС. Счастье - в ней самой. Поэтому она такая особенная.
АНТОН. Да, вас послушать... Вы просто задурили ей голову. Если вам нечего ей предложить, держитесь от нее подальше.
ДЕНИС. Это я знаю. Мне необходимо прежде всего найти точку опоры в своей сфере, а с девушками нет проблем.
АНТОН. А Оксана?! Уж с нею-то проблем не оберетесь.
ДЕНИС. Да. Поэтому я с нею не стану связываться.
АНТОН. Вот это правильно.
ДЕНИС. С нею, да, но ее образ занимает меня с тех пор, как я вновь ее встретил на Амуре. Образ Феи, сошедшей на землю. Образ Розы Амура.
АНТОН. А, с этим вы можете носиться сколько душе вашей угодно. А мы повенчаемся в церкви, как в старину, и уедем в свадебное путешествие в Париж. Не возьметесь снять видеофильм? У вас хорошо получается.
ДЕНИС. Заманчивое предложение. Но вряд ли Оксана согласится.
АНТОН. Я положительно начинаю думать, что между вами что-то было.
ДЕНИС. Было и есть.
АНТОН. Что?
ДЕНИС. Я говорил вам. Нечто в высшей степени существенное для замысла фильма "Роза Амура".
АНТОН. «Роза Амура»? Так, фильм о ней?
ДЕНИС. Нет, о Дальнем Востоке в его прошлом, настоящем и будущем, если удастся, конечно.
Небеса на закате, куда мы уносимся, и возникает внизу водная ширь Амура.

                                       Сцена  2

Звездная ночь. У хижины Сэма появляется темная фигура с винтовкой, дверь не заперта, она входит и тотчас вылетает во двор, роняя оружие, это киллер; выходит Сэм, подбирает винтовку; тот уже вскочил на ноги и набрасывается на Сэма, раздается выстрел, и киллер падает... Сэм стирает следы своих пальцев, бросает винтовку и исчезает в темноте... Вскоре у хижины возникают две фигуры, это Ягурский и его водитель-охранник.
ОХРАННИК. Черт! Это не он.
ЯГУРСКИЙ. Где Сэм? Сэм! Сэм! Мы пришли тебе на помощь.
Ночная тишина со всплесками рыб в реке.
Звонит телефон у Алексеева в его загородном доме. Здесь вечер. Алексеев поднимает трубку.
АЛЕКСЕЕВ. Слушаю.
ГОЛОС  СЭМА. Тимофей Иванович, это я, Сэм.
АЛЕКСЕЕВ. Здравствуй, Сэм. Что случилось?
ГОЛОС  СЭМА. Пришел за мной. Пришлось убрать. Лежит у хижины со своей винтовкой. Тут явился Ягурский с водителем. Если они уберут труп, значит, замешаны. Я возвращаюсь восвояси. С Денисом я буду держать связь.
АЛЕКСЕЕВ. Отключился. (Набирает номер.)

                                      Сцена  3

Квартира Алексеева в Москве. В столовой за столом Алексеев, входят Лариса и Денис.
АЛЕКСЕЕВ. Не хотел я  по телефону...
Тимофей Иванович жестом приглашает гостя к обеду.
ДЕНИС. Что-то случилось?
Денис взглядывает на хозяйку и качает головой, мол, обедать не буду.
АЛЕКСЕЕВ. Звонил Сэм и загадал мне загадку. Пришел за мной, говорит, пришлось убрать. Лежит у хижины с винтовкой. Тут явился Ягурский с водителем. И подсказал: «Если они уберут труп, значит, замешаны. Я возвращаюсь восвояси. С Денисом я буду держать связь».
ДЕНИС. Значит, с ним все в порядке?
АЛЕКСЕЕВ. Я тотчас позвонил в Хабаровск, и следственная группа выехала... В доме Сэма было все перевернуто, в подвале вскопано в разных направлениях... Чего-то искали. Трупа не было. Но следы крови были найдены. И Ягурский с водителем оставили следы. Вероятно, они думали спалить дом, да не успели. Ягурский с водителем задержаны. Сэма не было. Не был он и в Хабаровске в своей квартире. Что значит, Денис: «Я возвращаюсь восвояси»?
ЛАРИСА. Он вернулся в Китай?
АЛЕКСЕЕВ. Или в Америку?
ДЕНИС. Вряд ли. Его уже никуда не тянуло.
АЛЕКСЕЕВ. Он обещал держать с тобой связь, значит, даст о себе знать? (Выходя из-за стола.) Мне пора. Ягурский утверждает, что пришел на помощь Сэму, а Сэм с киллером, который явился покончить с ним, исчезли бесследно.
ДЕНИС. Сэм не станет ничего выдумывать.
АЛЕКСЕЕВ. Я тоже так думаю.
ДЕНИС. Я возвращаюсь восвояси.
АЛЕКСЕЕВ. Да, для съемок фильма. Пусть Кент составит смету. О событиях на Амуре никому ни слова. Это важно.
Тимофей Иванович целует жену и достает мобильник, направляясь к двери.
ДЕНИС. Когда подъедет Кент?
ЛАРИСА. К обеду должен был быть. (Услышав мелодию домофона.) Вот и он. (Отзывается и открывает дверь.)
Входят Кент и Оксана. Поскольку Лариса и Кент привычно целуются при встрече, Оксана потянулась к Денису, смеясь глазами, но он удержал ее за плечи, что почувствовала она как объятие и вся вспыхнула.
ОКСАНА. Я узнала случайно, что здесь будет обсуждение киносценария, и приехала. Я не помешаю.
ДЕНИС (расхаживая туда и сюда по столовой, поскольку Кент был усажен за обеденный стол). В основе сценария те фабульные линии, которые проступают в нашем видеофильме, разумеется, со свободной разработкой характеров и ситуаций.
ЛАРИСА. Неужели нельзя ничего лучше придумать?
КЕНТ. Именно на такой фильм с местом действия на Амуре Тимофей Иванович выделяет деньги. Хозяин - барин.
ДЕНИС. Поначалу у меня была идея снять фильм по легенде Сэма о Розе Амура, но одни воспоминания из детства, по сути, из младенческих лет, сменились другими, из отроческих лет, откуда я вынес новый образ Розы Амура, и легенда обернулась современной историей, продолжение и конец которой предугадать нетрудно, исходя из нынешних реалий.
ОКСАНА. Неужели происходит нечто ужасное?
Оксана взмолилась, складывая руки перед собой - ладонь к ладони.
ДЕНИС. Мы переходим из сферы жизни, что нашло отражение в видеофильме, в область кинематографа.  Это самое интересное. Здесь и нечто ужасное может быть прекрасно.
ОКСАНА. И что же с нами происходит, Денис?
Оксана смотрела на него чуть ли не умоляющими глазами, мы же видим ее в профиль с ее изящно-тонким носом, носиком, будет точнее сказать.
ДЕНИС. Пока мы здесь, в Москве, - мы видим в окна виды столицы, - там, на Амуре, - мы переносимся на гору с хижиной Сэма... Входим в дом, где все перевернуто, и никого... Мы на лужайке, перед нами открытые пространства Амура до синей цепи гор...
И тут звонок от Оксаны; она звонит из Хабаровска, из аэропорта:
ОКСАНА. Денис!
ДЕНИС. Оксана!
ОКСАНА. Ты где?
ДЕНИС. Силы небесные!
ОКСАНА. Что такое? Или ты догадался? Я сейчас прилетела...
ДЕНИС. Оксана, здесь неладно. Я возвращаюсь в Хабаровск. Сэм не дает о себе знать.
ОКСАНА. Я остановлюсь в гостинице, что над Амуром, и буду ждать твоего звонка.

Гостиница. Номер с видом на просторы Амура. Оксана и Валя. За окнами закатное небо.
ВАЛЯ. Оксана, я тебя предупреждала. Ты его погубишь.
Валя, слегка пьяная, с сигаретой меж пальцев. Оксана тоже курит.
ОКСАНА. Я хочу его спасти.
ВАЛЯ. Зачем он тебе?
ОКСАНА (с восхищением в глазах). Я Роза Амура.
ВАЛЯ. Оксана! Ты сходишь с ума.
Стук в дверь.
ОКСАНА (бросаясь к двери). Это он!
ВАЛЯ. Хорошо, хорошо. Я ухожу. Позвони.
Валя заторопилась, хватаясь за сумочку. Подруги целуются, дверь открывается, Валя исчезает со словами: «Меня здесь нет», входит Денис. Лицо его сумрачно.
ОКСАНА. Сэм?
ДЕНИС. Я был в его квартире. И там все перерыто. Баксы что ли искали, дурачье.
ОКСАНА. Здравствуй!
Оксана потянулась поцеловать Дениса. Он схватил ее и закружил вокруг, обнимая и целуя ее с мучительным упоением. Но вдруг он остановился и отошел в сторону.
ДЕНИС. Меня там поджидали. Одного пришлось сбросить с лестницы. Боюсь, погиб не за грош. Теперь меня ищет и милиция.
ОКСАНА Что происходит? Нет, это не из-за меня.
ДЕНИС. И все же вам не следовало приезжать.
ОКСАНА. Почему? Если именно здесь расцветает моя душа?
ДЕНИС. Это всего лишь ностальгия по детству и юности.
ОКСАНА. Всего лишь? Когда ничего лучше не бывает.
Оксана снова в его объятиях, исполненная неги и любви.
ДЕНИС. Вам должно вернуться в Москву.
ОКСАНА. Поговорим после.
ДЕНИС. «После» не будет. Сюда могут явиться в любую минуту.
ОКСАНА. Кто?
ДЕНИС. Люди Алексеева...
ОКСАНА. Не может быть. Дядя из тех, кто поймет нас.
ДЕНИС. Тимофей Иванович, возможно, но не его люди. Они ищут, мне ясно, нефритовую шкатулку Сэма. В ней он хранил ценные бумаги. Он смеялся над ними. Говорил, они достанутся мне, если по-настоящему мне понадобятся.
ОКСАНА. Сэм был состоятельным человеком?
ДЕНИС. Не здесь. В США. Теперь я думаю, он был весьма богат, если затеяли за ним охоту. А поскольку он скрылся, началась охота за мной. Я скроюсь, придут за вами. Уезжайте, прошу вас.
ОКСАНА. А ты? Нет, это будет бегством. Я переговорю с дядей. Мы улетим в Америку.
ДЕНИС. Сказка, у которой не будет доброго конца.
ОКСАНА. Что будет, то будет. А эта ночь высоко над Амуром принадлежит нам, если я вправду Роза Амура.
Затемнение.
И вдруг Москва за окнами, Оксана в слезах, Денис смеется, смеются и Лариса с Кентом...
ЛАРИСА. А что нас ожидает с возвращением на Амур?
ДЕНИС. О, это еще надо продумать!
ОКСАНА. Мне пора. (Денису.) Могу подвезти вас.
ЛАРИСА. Это сделает Кент. Впрочем, как вам угодно.
ОКСАНА. Мне нужно купить подарки для Вали.
ЛАРИСА. Бедняжка!
КЕНТ (беспокойный и рассеянный).  Денис, а концовка?
ДЕНИС (посерьезнев). По легенде и в ее современном варианте неминуемо трагическая. Стало быть, ваша линия должна иметь иной исход...
ЛАРИСА. Иной? Какой иной?
ДЕНИС (раскланиваясь). Еще не знаю.
Кент, Оксана, Денис уходят, Лариса остается одна.
ЛАРИСА. «Тятя, тятя, наши сети,
                  Притащили мертвеца...»

                                      Сцена  4

Москва-река с видами Москвы. Оксана и Денис.
ОКСАНА. Я выхожу замуж, хотя уже не уверена, хочу ли я этого...
Денис смотрит во все глаза вокруг, но в поле его зрения Оксана.
ОКСАНА. Я бы хотела уехать за вами на Амур, и ничего ужасного в том не было бы, даже случись все так, как вы придумали, понимаю, вполне в духе современных реалий...
ДЕНИС. И легенды о Розе Амура. Стало быть, я ничего не придумал, все складывается так, как бывало и бывает в жизни.
ОКСАНА. Нет, нет. Тимофей Иванович не стал бы преследовать вас из-за меня, если бы я последовала за вами на Амур, чтобы спасти вас. Он не способен на это. Большая душа принимает жизнь такою, какая она есть, особенно в ее лучших проявлениях. Он не способен даже разлучить Ларису с Кентом.
ДЕНИС. Возможно, вы правы.
Оксана вся вспыхнула:
ОКСАНА. Так, измените концовку в наших отношениях!
ДЕНИС. Какая концовка в наших отношениях? Речь пока о сценарии и фильме - здесь вся моя будущность.
ОКСАНА. Так, вы не ставите точку в наших отношениях?
ДЕНИС. Разве не вы сказали: «Добро пожаловать в мою жизнь»?
ОКСАНА. Отлично. Значит, я могу пригласить вас к нам. Мама моя хотела с вами познакомиться. У меня есть кассета с видеофильмом. Мама смотрела ваш фильм со слезами на глазах.
ДЕНИС (смеется). Все радовалась на вас?
ОКСАНА. Нет, я думаю, ей вспомнились ее лучшие годы, что дальневосточная природа словно сохранила в сиянии вод и неба...
Предвечерний город осветился огнями фонарей и всевозможной подсветки...

                                        Сцена  5

Гостиница над Амуром. В номере у Ларисы Кент со сценарием...
ЛАРИСА (с возмущением). Он что это нарочно?
КЕНТ. Это же сценарий.
ЛАРИСА. Пусть продумает другой вариант. Разве Ягурского мало? Пусть Антона выведет на чистую воду. Но из тебя делать злодея - это уж слишком.
КЕНТ. Очень мило.
Кент берет руку Ларисы, как для поцелуя, но вдруг притягивает ее к себе, обнимает и целует с побуждениями пойти дальше.
ЛАРИСА. Что ты делаешь? Дорвался.
КЕНТ. Воистину дорвался. И ты другая совершенно. И как Алексеев отпустил тебя одну со мной.
ЛАРИСА. На съемки он не ездит. Но нам, боюсь, несдобровать. Недаром говорят: «Два раза в одну реку не входят».
КЕНТ. Можно выше и ниже... И много, много раз...
ЛАРИСА. Это безумие.
Затемнение.
Съемки фильма - как отдельные кадры... Съемки идут на бульварах Хабаровска, на яхте Алексеева, на горе у хижины Сэма и на острове у коттеджа Алексеева... Конец августа, воздух светел и чист...
В спальне Лариса и Кент, как в святилище, где они могли быть столь счастливы...
КЕНТ. Послушай, никто не поверит, что мы не воспользовались случаем.
Кент ласкается с волнением, однако Лариса сопротивляется.
ЛАРИСА. Да, что с тобой? Хочешь наверстать упущенное?
КЕНТ. Да, конечно!
ЛАРИСА. В номерах грех...
КЕНТ. Секс, а здесь любовь.
ЛАРИСА. Здесь прелюбодеяние.
КЕНТ. Это и есть деяние любви.
ЛАРИСА. Ты губишь меня.
КЕНТ. Я люблю тебя, как прежде не любил. Кто сказал, что дважды нельзя войти в одну реку? Я вхожу, как в воды Амура, и нас уносит река жизни.
ЛАРИСА. Бог мой! Я, как вакханка, в твоих объятиях. Мы оба с ума сходим.
Кент откидывается на спину, в глазах его слезы...
ЛАРИСА. Что с тобой? Ты боишься ареста? Ты боишься, что Ягурский может оговорить тебя?
КЕНТ. Если меня, он оговорит и себя.
Кент, одеваясь, поднимается с кровати.
ЛАРИСА. Что ты сказал?
Лариса притянула на себя покрывало, усаживаясь на кровати.
ЛАРИСА. Кент милый, не таись от меня.
КЕНТ. Мотив у меня был, в самый раз для сценария... Игра стоила свеч: в итоге обретена любовь, я свободный продюсер, есть все условия для достижения твоей мечты стать настоящей киноактрисой и звездой.
ЛАРИСА (расхохотавшись). Это же из сценария!
КЕНТ (с оскорбленным видом). Нет, милая, я лишь хотел осуществить все твои притязания на славу, помимо Алексеева, сам. А заговор против него зрел без меня.
ЛАРИСА. Боже!
Лариса в ужасе; она впадает в отчаяние, укладывается в постели в изнеможении...
КЕНТ. Лариса?
ЛАРИСА. Уходи, ради Бога.
КЕНТ. Это все из сценария, кстати, с моей же подачи. Я играю в открытую: либо пан, либо пропал.
ЛАРИСА. Ты пропал. А с тобою и я.
КЕНТ. Лариса?
ЛАРИСА (вскакивая на ноги, выпроваживает его). Уйди, уйди...А как мне заснуть? (Находит таблетки.)  Самое лучшее - заснуть и не проснуться вовсе, заснуть навеки. (Падает на постель в изнеможении.)
В окно светит луна; она светит в вышине среди необыкновенно ярких звезд... Входит Кент, пугается, уходит и возвращается с ружьем... Раздается выстрел...
Затемнение.

                                     Сцена  6

У хижины, приведенной для съемок в порядок, Денис; он смотрит на луну, в ее сиянии словно проступает обитель небожителей с полетами фей по небу... И вдруг словно тень спустилась на землю...
ДЕНИС. Сэм?
Тень с повадками Сэма направилась в сторону кладбища, Денис, испытывая страх, не без колебаний последовал за нею, как тень исчезла у корней кедра у могилы его матери. Некоторые корни проступали, как ветви, ушедшие в землю и промытые дождями. Денис просунул руку под свисающие корни, пальцы его прощупали нечто, завернутое в полиэтиленовую сумку, и он вытащил ее.
ДЕНИС. Нефритовая шкатулка Сэма!
Зазвонил телефон; было уже утро; Денис проснулся: он заснул за столом...
ДЕНИС. Как! Это сон?
Полиэтиленовая сумка лежала на столе, а в ней нефритовая шкатулка.
ГОЛОС  СТОРОЖА. Денис! Несчастье!
ДЕНИС. Что случилось?
ГОЛОС  СТОРОЖА.  В доме прозвучал выстрел. Это Кент застрелился из охотничьего ружья. Это не все.
ДЕНИС. Лариса?
ГОЛОС  СТОРОЖА. Говорят, она заснула, приняв большую дозу снотворного, когда уж не проснуться. Вот Кент и застрелился.
ДЕНИС. Алексееву звонили?
ГОЛОС  СТОРОЖА. Денис, уж позвони ты.
ДЕНИС. Да, конечно. Вызывайте «Скорую», милицию. Я сейчас буду. Пусть никто ничего не трогает.
ГОЛОС  СТОРОЖА. Понятное дело.
ДЕНИС (забегав, с изумлением) Какая концовка! Нарочно не придумаешь.
Эпизод в спальне был снят тут же. Реальная смерть молодой женщины - и тело ее любовника на полу с разорванной от выстрела головой.

                                     Сцена  7

Хижина Сэма, коттедж внизу на острове и водная ширь до синей цепи гор, по которой то и дело проходят баржи вверх и вниз по Амуру, военные катера, суда на воздушных подушках, белоснежные теплоходы... Из трубы летней кухни вьется дымок. У хижины появляются Алексеев, Оксана и Валя.
АЛЕКСЕЕВ. Оксана, спрячься пока. (Громко.) Хозяин!
Из летней кухни выходит Денис.
ДЕНИС. Тимофей Иванович! Вы здесь? У коттеджа полно детей, словно там открыли пионерский лагерь. А вас не видать.
АЛЕКСЕЕВ (протягивая руку). Ну, здравствуй, Денис! Я слышал, ты уехал в Америку. Вот уж не думал увидеть тебя вновь у хижины Сэма.
Валя протягивает тоже руку, улыбаясь загадочно.
ДЕНИС. Валентина... Не помню по отчеству...
ВАЛЯ. Невелика госпожа. (Невольно оглядывается.)
ДЕНИС. Оксана здесь?!
Оксана выходит из-за кустов и оглядывается вокруг, словно припоминая местность. Алексеев и Валя, переглянувшись, уходят в сторону и заглядывают в летнюю кухню.
ОКСАНА. А где здесь было кладбище, Денис?
ДЕНИС. Хотите пройти на кладбище?
ОКСАНА. Говорят, там стоит обелиск, посвященный Розе Амура.
ДЕНИС. Это легенда.
ОКСАНА. А нефритовая шкатулка Сэма - тоже легенда?
ДЕНИС. Больше, чем легенда. Сэм оставил мне состояние, достаточное для покорения Голливуда.
ОКСАНА. Вы этим и занялись?
ДЕНИС (кивнув). А вы как?
ОКСАНА. Не знаю. Вот думаю, не вернуться ли, как дядя, на Дальний Восток?
ДЕНИС. Он вернулся?
ОКСАНА. Да. Продал недвижимость в Москве и обосновался в Хабаровске. Смерть Ларисы он пережил, как наступление старости, когда влюбляться и любить смешно, но это еще не конец жизни, как говорит, а начало в новом возрасте. Вот он принял решение о возвращении на Амур, как в будущее во исполнение грез юности, с чем впервые сюда приехал.
ДЕНИС. Смелое решение. (Оглядываясь вокруг и останавливая взор на коттедже.) А кто там?
ОКСАНА (рассмеявшись). Внуки и внучки. У него же двое сыновей, которые не поладили с ним из-за матери и Ларисы. Теперь мир. Он и вернулся, чтобы восстановить этот мир, с новым возрождением края.
ДЕНИС. Оксана! Как хорошо, что вы приехали...
ОКСАНА. На кинофестиваль во Владивостоке, где будет показан и ваш фильм «Роза Амура». Как я могла не приехать? Вы вошли в мою жизнь. А вы хоть помнили обо мне?
ДЕНИС. О Розе Амура?
ОКСАНА. Ну, здравствуй. С возвращением!
ДЕНИС. С возвращением в будущее?!
Алексеев и Валя выходят из летней кухни, смеясь глазами и пожимая плечами, мол, ладно, чего там, бес попутал. По Амуру проходят суда, баржи и белоснежные теплоходы.
АЛЕКСЕЕВ. Да, да, недаром Русь потянулась встречь солнцу! Здесь мы увидим осуществление русской мечты!
Чей-то взгляд с высоты птичьего полета: это Сэм как небожитель из поднебесья видит Дениса с Розой Амура.

© Петр Киле      2006 г.



« | 1 | 2 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены