Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Афинские ночи. комедия

                                    Действующие лица

ФРИНА, гетера.
ПРАКСИТЕЛЬ, скульптор.
ГИПЕРИД, оратор.
ЕВФИЙ.
БРОМИЙ.
КЛИНИЙ, знатный афинянин.
ЕЛЕНА, его племянница.
ПАРИС, его юный друг.
ФОТИДА, кормилица Фрины.
ХОР  девушек, а также гетер и прислужниц царицы Елены.
ГЕРМЕС.
ГЕРА.
АФИНА.
АФРОДИТА.
АФИНЯНЕ, ЖЕНЩИНЫ, РАБЫ.

Место действия - Афины IV века до н.э.


                                ПРОЛОГ

Выходит  ХОР ДЕВУШЕК  с комическими масками в руках.

        ХОР ДЕВУШЕК
       Повержены Афины
       Пред красотою Фрины.
   И нет у нас иных забот,
   Как, кроме тех, каких Эрот
На стрелах шлет, сынишка Афродиты,
   И нет у нас от них защиты.
   И знамениты мы теперь
Лишь славой и достоинством гетер.
              (Пляшет.)
Утрачены могущество, свобода.
       И только мать-природа
    Еще нас, радуя, влечет,
И женской красоте вся слава и почет.
       Ее воспел - дивитесь! -
       Во мраморе Пракситель,
       Влюбленный, как в мечту,
    Прелестной Фрины красоту.
              (Пляшет.)
    Но Рок завистливый, как в маске,
       Смеясь, в коварной ласке,
       Судьбой Елены говорит:
       Изгнанье Фрине тож грозит
За красоту и дерзость упованья
     Предстать богиней в изваяньи
И на морском купаньи наяву,
Одетой в моря, неба синеву!

В глубине сцены на миг, пока Хор пляшет, возникают берег моря и выходящая из волн Фрина(как Афродита).


             АКТ  I

             Сцена 1

Дом Фрины. Часть внутреннего двора; сад в отдалении; в одной из комнат Фрина одевается в окружении служанок. Стук в наружную дверь. Показывается раб.

РАБ. У ворот Гиперид, оратор. С ним молодой Евфий.
ФРИНА. Молодой Евфий? Мне надоел старый. Но Гиперид с ним пришел, думаю, недаром. Пусть примет их кормилица, заго-ворит и выпроводит. Я жду Праксителя.

Раб впускает Гиперида и Евфия. Входит Фотида.

                ГИПЕРИД
По просьбе Евфия пришел я с ним,
Как друг-поверенный прекрасной Фрины.
Узнай, захочет видеть нас она?
                ФОТИДА
Да если вы по делу, выслушать
Я вас должна; со мною сговориться
Вам будет легче; знаю счет деньгам,
Она же любит восхищенье, славу,
Весь фимиам и трепет воздыханий,
Как блеск очей своих, до умиленья.
        (Приглядываясь к Евфию.)
Ну-с, Гиперид, кого же ты привел?
Из знатных и богатых афинян,
Или приезжий? Хочет лишь взглянуть
На Фрину, как иные едут в Книд,
Отныне знаменитый Афродитой,
Богиней обнаженной и прелестной
На удивленье всем до сладкой муки?
                ГИПЕРИД
Да это ж Евфий!
                 ФОТИДА
                              Разве? Не признала.
Сбрил бороду? Как юноша, оделся?
Украсился венками, весь в цветах...
                ГИПЕРИД
Да он не стар еще; влюбленный в Фрину,
Помолодел, к тому же, - что за диво?
Сойдет за сына своего, пожалуй.
Из молодых да ранних, кровь взыграла,
И он готов отдать все состоянье
За две-три ночи.
                  ФОТИДА
                              Он богат и очень?
Иначе ведь и говорить - лишь грех.
                   ЕВФИЙ
Послушай, старая! Тебе быть сводней
Уж точно грех.
                 ФОТИДА
                            Когда б заманивала
Кого-нибудь я, стоя в подворотне,
Могла бы постыдиться; здесь я дома.
С чем ты явился, на тебе и грех,
Коли недоброе в душе гнездится.
                  ЕВФИЙ
Недоброе? Весь в нетерпеньи видеть
Красавицу, я должен истуканом
Выслушивать тебя, одну из Мойр!
                ФОТИДА
Но видеть Фрину всякому дано
На улице, на празднествах, в театре,
А дома - ясно, далеко не всем,
И я не сводня, а начальник стражи,
Недремлющее око госпожи.
                 ЕВФИЙ
Да будет важничать тебе, Фотида!
Я нес венки и подношенья в храм,
Но встретил Гиперида; посмеяться
Решили надо мною что ли вы?
              ГИПЕРИД
Терпенье, Евфий! Будь любезен с нею,
С кормилицею Фрины, если хочешь
Добиться благосклонности гетеры,
Прекраснейшей из женщин, как Елена.
               ФОТИДА
Когда я Мойра, нити жизни Фрины
В моих руках; не в молоко ль мое
Амброзию ей примешали боги?
Слаба, бледна росла, но грациозна,
Пока не расцвела, как вешний цвет,
Стройна и статна в прелести беспечной,
И с лаской нежной светоносной кожей,
Чью тайну в мраморе постиг Пракситель,
Уж я не говорю о красоте,
Божественной воистину, - уж я-то
Прекрасно знаю все ее изгибы
С подростковой до женской наготы.
                 ЕВФИЙ
Прекрасна и прелестна с юности, -
Что говорить! Как жаль, ее не знал я
Подростком грациозным, молод сам...
А ныне женственность сама и прелесть
При красоте, чарующей, как свет.
Все, чем я обладал - богатством, жизнью, -
Лишилось смысла; я люблю ее,
И только обладанья ею жажду,
Как жизни или смерти, как бессмертья!
                ФОТИДА
Он впал в безумье.
              ГИПЕРИД
                                    Да, уж это слишком.
Уходим, Евфий! Ты меня подводишь.
Повел себя, как юноша влюбленный,
Иль спьяну, - лучше Фрине на глаза
Тебе не попадаться, - засмеется
Без ласки, свысока, - и все пропало.
                 ЕВФИЙ
Оставь! Ты сам нарочно все устроил,
Чтоб выставить меня же в дураках.
Ведь помыслы у нас одни и те же,
Лишь прыти не хватает у тебя,
А у меня характер не такой.
                 ФОТИДА
И впрямь, как юноша, повел себя,
Влюбленный до безумия, несчастный!
                  ЕВФИЙ
Когда безумен я, в Афинах ныне
Безумны все, поди, все жаждут Фрины,
Бросая золото к ее ногам,
Какого бы хватило для защиты
Отечества и чести, и свободы!

Прибегают служанки узнать, что за шум. Входит Фрина.

                  ФРИНА
Кто здесь шумит, как пьяный скиф на рынке?
А, Евфий молодой? Тебя я знаю?
Но, отказав отцу, я не должна
Быть благосклонней к сыну, чтоб обидой
Почтенного напрасно не задеть.
                 ЕВФИЙ
Да тут все сговорились посмеяться
Над Евфием! Со мною шутки плохи.
Я знаю, как поставить вас на место.
А то, смотрите, вознеслись до неба!
   (Срывая с себя венок, уходит.)
                 ФРИНА
Что может Евфий сделать мне во вред?
                ГИПЕРИД
Пустое! Впав в отчаянье, грозится.
Влюблен до одури; любовь - безумье, -
Я слышал, но впервые вижу в яви,
Как сходит муж с ума в жестоких муках.
                  ФРИНА
Призвать его и успокоить лаской?
                ФОТИДА
Не выйдет ничего. Характер вздорный.
Я думаю, из сикофантов он.
                 ГИПЕРИД
О да, донос состряпать может Евфий,
Но станет лишь посмещищем в Афинах.
                  ФРИНА
Донос? И на меня? Да, в чем винить
Он вздумает меня? А образумить
Нельзя ли Евфия, пока не поздно?
                 ГИПЕРИД
Я постараюсь последить за ним,
Чтоб только услужить прекрасной Фрине!
         (Уходит, поскольку не предлагают ему остаться.)

                                 Сцена 2

Двор дома Фрины с садом, где колонны высятся выше деревьев, обвитых плющом и виноградом; цветут купами розы, нарциссы, фиалки; порхают птицы, в бассейне плавают лебеди, важно прохаживается павлин. В галерее вдоль одной из стен сада статуи и картины.
Фрина и Пракситель выходят из одной из комнат.

ФРИНА. Сколько можно говорить на одну и ту же тему и спо-рить? Я служу не любовным страстям мужчин, а богине, как сама Афродита - своей природе и сущности.
ПРАКСИТЕЛЬ. Клянусь Эротом, и он не во всем одобряет свою мать!
ФРИНА. Если я у кого-то вызываю похоть, не моя вина. Я этих гоню взашей от себя, как ты сам тому неоднократно был свидете-лем.
ПРАКСИТЕЛЬ. Свидетелем? Заступником!
ФРИНА. Если же я кого привечаю, беру деньги, запрашивая значительно больше, чем все гетеры и флейтистки Эллады, вместе взятые, это вовсе не всегда означает, что я отдаюсь, да к тому же за деньги. Ведь и ты, Пракситель, работаешь над своими статуями за деньги. И за большие деньги. Еще не один скульптор не был богат, как ты.
ПРАКСИТЕЛЬ. Я богат? Богат Клиний, твой поклонник, он весь купается в роскоши, как ты, а я весь в трудах, как раб. Ведь также будет верно сказать, что еще не одна гетера не была столь богата, как ты. О красоте я не говорю, именно она не дает мне покоя ни днем, ни ночью и приходится спешить запечатлеть ее, постичь...
ФРИНА. А я говорю о красоте. Ведь многие, кто домогается моей любви, испытывают великое наслаждение, видя мое тело, изучая с изумлением и трепетом, воистину священным, все его части и целое, все изгибы благодатные и линии неуловимые, как в твоей статуе, только нежданно-негаданно ожившей, поэтому и прикоснуться к ней страшно, и в обладании либо нет уже смысла, как статуей обладают всецело через созерцание, либо просто ока-зываются не на высоте.
ПРАКСИТЕЛЬ. Фрина! Что ты хочешь сказать?!
ФРИНА. Ведь я весьма крупнотелая, и со мной справиться без моей помощи, без моего участия, без моего потворства, без моей нежности и ласки, без моей любви, которой я одаряю лишь тебя, мой друг, никому вполне не удается, и я никому не принадлежу, кроме тебя, пока я люблю тебя, по воле Эрота и его матери.
ПРАКСИТЕЛЬ. А я-то думал, что именно со мной ты так об-ходишься, поскольку любишь и знаешь, что любима.
ФРИНА. Лишь красота моя доступна вполне тому, кто покупа-ет у меня ночь, как она доступна всем во время Элевсинских мис-терий или Посейдоний, когда я раздеваюсь для всех равно, купаюсь в море и выхожу из воды, как Афродита. А что касается таинств любви, то они доступны лишь для посвященных, то есть влюбленных, как ты да я.
ПРАКСИТЕЛЬ. Я никогда не бываю до конца уверен, что я посвященный и в таинства любви, и в таинства искусства.
ФРИНА. В таинствах, мой друг, потому они называются таин-ствами, никогда нельзя быть до конца уверенным.
ПРАКСИТЕЛЬ. И в любви твоей?
ФРИНА. Красота моя принадлежит всем, кто ценит ее, восхи-щается ею, любит, а моя любовь - одному тебе, Пракситель, пото-му что ты обессмертил меня своим искусством и прославил навеч-но. Ну, да, через мою красоту, постигнув ее природу и сущность.
ПРАКСИТЕЛЬ. А Апеллес?
ФРИНА. Картина на холсте или на доске недолговечна; краски блекнут, выгорают, трескаются; на картину Полигнота "Разорение Трои" страшно смотреть. А твои статуи вечны. Я состарюсь, сойду в Аид, стану тенью, но вечно молодой, как сама богиня Афродита, буду возвышаться над несметными поколениями людей, стекаю-щихся в Книд лицезреть меня. Как же не любить мне тебя, Пракси-тель?
ПРАКСИТЕЛЬ. И денег не брать!
ФРИНА. Смеешься? Ничего. В накладе я не останусь.
ПРАКСИТЕЛЬ. Фрина, что у тебя на уме?
ФРИНА. За твою любовь я попрошу у тебя однажды твою луч-шую скульптуру.
ПРАКСИТЕЛЬ. Хорошо, на твой вкус.
ФРИНА. Нет! Ту, которую ты больше всего ценишь.
ПРАКСИТЕЛЬ. Но я редко бываю доволен своими работами.
ФРИНА. Вот поэтому я могу довериться только на твой взыс-кательный вкус.
ПРАКСИТЕЛЬ. А ты не боишься, что я тебя обману?
ФРИНА. Нет! Мне очень легко вывести тебя на чистую воду. Не уходи! Идем в сад. Я хочу побыть с тобой, Пракситель. Ты так редко заглядываешь ко мне. А я не люблю бывать у тебя в мастер-ской, где ты не меня хочешь видеть, а богиню во всей ее прелести и величии. Легко ли смертной женщине являться Афродитой, когда она жаждет лишь любви и ласки? И наблюдать, как весь пыл тво-его восхищения переходит от меня в очертания богини в мраморе?
ПРАКСИТЕЛЬ. У тебя здесь чудесно.
ФРИНА (рассмеявшись). Первый раз видишь?
ПРАКСИТЕЛЬ. Я только тебя вижу. В красоте твоей я заме-чаю новые черты.
ФРИНА. Что же это?
ПРАКСИТЕЛЬ. Совершенная зрелость плода и открытость взора с ласковой детскостью.
ФРИНА. Значит, я на пределе и так люблю тебя.
ПРАКСИТЕЛЬ. Но к чему в таком случае этот Евфий или Клиний?
ФРИНА. Пракситель! У тебя был один достойный соперник - Апеллес, все остальные служат мне и богине Афродите.
ПРАКСИТЕЛЬ. Достойный соперник?
ФРИНА. Не ревнуй! Ведь я говорю о художнике, а не о любов-нике. Я позволяла ему лишь целовать мне ступни ног, не выше ко-лена.
ПРАКСИТЕЛЬ. Апеллес молод. Он может вернуться в Афины и увезти тебя, как Парис Елену. Я удивляюсь, как он, едва окон-чив картину "Афродита Андиомена", уехал, да и куда? В Македо-нию!
ФРИНА. Именно потому что молод, за славой своей погнался. А в Македонию, недавно еще варварскую страну, теперь все едут. У царя Филиппа, говорят, растет сын Александр, воспитанием ко-торого занимается Аристотель, то есть вся Эллада, себе же на по-гибель, по утверждению прорицателей.
ПРАКСИТЕЛЬ. Мне одному позволено целовать тебя всю?
ФРИНА. Конечно. Только закрывай глаза, не отвлекайся ни на цветы, ни на небо, ласкай и люби. Любить надо вслепую, недаром все это проделывают впотьмах, а Эрот прилетает с факелом, иначе все это игра...
ПРАКСИТЕЛЬ. За что платят деньги и большие.
ФРИНА. ... а я люблю тебя, Пракситель, по-настоящему, как приучил ты меня любить, изучая подолгу мое тело в своей мастер-ской с полным самозабвением, отрешенно созерцая прелести и до-стоинство самой богини Афродиты.
ПРАКСИТЕЛЬ. Прости! Я все принимаю тебя за Афродиту Пандемос, когда ты давно превратилась в Афродиту Уранию.
ФРИНА. Ты смеешься. А над кем? Я буду такою, какою ты меня видишь и воспроизводишь в мраморе. Постой. Ты очень мил и бываешь страстно-нежным бесконечно.
ПРАКСИТЕЛЬ. Я и люблю тебя бесконечно.
ФРИНА. А статуи, над которыми ты готов трудиться целыми днями?
ПРАКСИТЕЛЬ. В них продолжение моей любви к тебе; в них та доля бессмертия, какая отпущена нам, смертным.
ФРИНА. Увы!
ПРАКСИТЕЛЬ. Увы!

                               Сцена 3

Царский портик(здание суда). На ступенях Евфий, внизу афиняне, среди которых Гиперид  и Парис.

                  ГИПЕРИД
Что ты надумал, Евфий? Рад чему?
                    ЕВФИЙ
                 (с важностью)
Наш город славен был могуществом,
Торговлей и свободой; ныне чем же?
Афины, как Пирей, где порт и гавань,
Гетерами лишь стали знамениты.
                  ГИПЕРИД
Прекрасны женщины на радость нам.
Чем ты-то недоволен? Разве Фриной
Не восхищался, как мальчишка, ты?
             1-й АФИНЯНИН
И бородой пожертвовал он было,
Помолодев почти на сорок лет!
             2-й АФИНЯНИН
И что - то слишком стар, то слишком молод -
Равно красавице не угодил?
                   ЕВФИЙ
Что ей мой возраст? Только деньги любят
Гетеры в нас.
                ГИПЕРИД
                         А Фрина - знаю я -
С тебя ж не захотела взять и денег.
             1-й АФИНЯНИН
А, верно, мало предлагал.
                  ЕВФИЙ
                                                Не мало!
Не меньше, чем другие. Только славы
От сговора со мной не ожидала,
Как с Апеллесом; только тут кощунство
Ее всегдашнее с морским купаньем,
Из моря выходящей, как богиня,
Запечатлел художник знаменитый.
             2-й АФИНЯНИН
Поплавав в море на виду у всех,
С дельфинами играя без опаски,
Она выходит к нам в сияньи света,
Нет слов, прекрасна, как сама богиня
Пеннорожденная, - в чем здесь кощунство?
                  ЕВФИЙ
Да, выдает себя за Афродиту,
Что подтвердил картиной Апеллес
И статуями в мраморе Пракситель,
В которых под богиней всюду Фрина,
И стан, и голова, и груди, взор,
Гетера из гетер, - она богиня?
Я подал иск, я обвиняю Фрину
В нечестии; архонт назначил суд
Для разбирательства...

      Проносится смех.

               БРОМИЙ
                                        Как! Вам смешно?
О афиняне! Что же сталось с вами?
К суду не вы ли привлекли Сократа,
Мудрейшего из смертных? А теперь -
Прекраснейшую женщину из смертных,
С ее достоинством и красотой
Воистину божественными, вы
В нечестии хотите обвинить?
                 ЕВФИЙ
Да кто такой?
           1-й АФИНЯНИН
                           А, видно, чужестранец.
Или пастух с далеких горных пастбищ?
Все ходит с посохом, плющом увитым,
С цветами, вкруг которых вьются пчелы.
                 ЕВФИЙ
Эй, чужеземец, ты для нас, что варвар
Иль раб, и в споры наши не встревай.
Поди-ка прочь!
      (Замахивается и подвергается нападению пчел.)
                                  Ай! Ой! Да он нарочно
Пчел на меня наслал. Эй, стража!
                ГИПЕРИД
                                                              Евфий!
Все видели, ты первый замахнулся
На пчел; вини себя, не гостя. Брось!
                 БРОМИЙ
Умилостивь гетеру, поцелуем,
Как заговором, снимет жженье, Евфий!
И влюбится в тебя, хоть ты и вздорен,
Как оводом гонимый старый конь,
А думает, что боль от стрел Эрота.
Но кобылицы от него бегут,
Смеясь, играя весело хвостами.
                  ЕВФИЙ
       (водя ладонями вокруг лица)
О, боги! Я найду и на тебя
Управу. Он еще смеется, шут!
                 БРОМИЙ
К богам взываешь? Хорошо же, Евфий!
Я здесь и посох мой, плющом увитый,
Не говорит тебе, кто я такой?
                 ЕВФИЙ
Все выдают себя, кто за богиню,
А кто за бога, - благочестье это?!
А я вот утверждаю: святотатство -
Причина наших бедствий и утрат!
И положить чему конец пора!

  Афиняне, глядя на обкусанного пчелами Евфия, весело смеются.
                                  



« | 1 | 2 | 3 | 4 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены