C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Мусагет. Трагедия. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Мусагет. Трагедия.

                ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Х о р м у з.
П у ш к и н  А.С., поэт.
Н а т а л ь я  Н и к о л а е в н а, его жена.
Л е в, брат поэта.
О л ь г а, сестра поэта.
С е р г е й  Л ь в о в и ч, отец поэта.
Н а д е ж д а  О с и п о в н а, мать поэта.
Р а е в с к и й Н.Н., гусарский офицер.
П у щ и н  И.И.,  декабрист.
Н и к о л а й  I, царь.
К н я з ь  Вяземский П.А., поэт.
К н я г и н я Вера Федоровна, его жена.
Е л и з а в е т а  М и х а й л о в н а  Хитрово.
Е к а т е р и н а  Орлова, урожденная Раевская.
М а р и я  Волконская, урожденная Раевская.
Р о с с е т  А.О.
Г р а ф  Воронцов М.С., генерал-губернатор Новороссийского края.
Г р а ф и н я  Воронцова Е.К., его жена.
А л е к с а н д р  Раевский, адъютант генерал-губернатора.
Д а н з а с К.К., лицейский товарищ Пушкина.
Г р а ф  Соллогуб В.А.
Г е к к е р н, голладский посланник в России.
Д а н т е с, его приемный сын.
Д`А р ш и а к, секретарь французского посольства.
Н и к и т а, слуга Пушкина.
Н я н я  Арина Родионовна.
И о н а, настоятель Святогорского монастыря.
С в е т с к и е  д а м ы, о ф и ц е р ы,  с т у д е н т ы  и др.

Место действия - Россия XIX века.


        ПРОЛОГ

Таврида. Развалины античного храма. Празелень моря и лазурь неба. Пушкин с настороженным вниманием прислушивается, делая шаги то вправо, то влево, то пробегая, то останавливаясь, в сопровождении Хора муз, мелькающих в струях света, в одеяниях зеленого, пурпурного цветов.

                  Х о р  м у з
           Поэт, любимец Феба,
           Здесь, на земле у неба,
           Он водит хороводы муз,
           И нет священней уз,
           Счастливых вдохновеньем,
     Что можно б счесть и сновиденьем,
      Когда б любовь, и грезы, и грехи
      Не претворялись в дивные стихи.
            (Пляшет, следуя за поэтом.)
      За них-то претерпел гоненья, -
      Души высокие стремленья, -
      Едва коснулся вещих струн,
            Беспечный, сердцем юн.
       Что можем сделать мы? Он с детства,
       Вступив во Фебово наследство,
             Рос в силе как поэт,
Веселый и могучий Мусагет.
        (В пляске словно уносятся ввысь.)
               П у ш к и н
Что это? Слышу чьи-то голоса!
Ужели это музы в одеяньях
Из волн и света улетают ввысь?
О, музы милые! Когда явились
Столь явно вы, надеюсь, на свиданье
Я новое - в судьбе моей унылой
Отраду грез и лучезарных мыслей.

     Все вокруг озаряется светом на миг, и где-то далеко разносится колокольный звон.
                                            
                                              
                             АКТ  I

                          Сцена 1                                                                                                      

     Одесса. Январь 1824 года. Номер в гостинице. Входят Раевский и Пушкин.

                П у ш к и н
Прекрасно, милый, ты уже полковник.
Счастливцу двадцать два всего!
               Р а е в с к и й
                                              Ах, Пушкин!
На много ль старше вы меня, а первый
Поэт России, с будущностью славной,
Великой...Только если не погубишь
Себя до времени в дуэлях глупых.
                П у ш к и н
В вопросах чести? Со Старовым прав
Был я, уж точно. Славно мы подрались.
               Р а е в с к и й
А если б не метель? Последствия
Могли ужасны быть, подумать страшно.
Поэт, унынья полный и любви,
Откуда это удальство гусара
Да более из песен, чем из жизни?
                П у ш к и н
Ты сам ответил хорошо: из песен.
Как я пою, так и живу. Разрыва
Меж жизнью и мечтою я не знаю,
Пусть в крайности впадаю поминутно.
               Р а е в с к и й
Пожалуй, так. Поэт и человек
Неразделимы в вас; а в людях прозы
Всегда ведь больше. Я страшусь за вас.
Обеспокоены вы чем-то очень.
                П у ш к и н
Три года пребыванья в Кишиневе,
Отмеченные странствием в начале
С семейством вашим по Кавказу, Крыму,
Когда я ожил телом и душой,
Прошли, и я вздохнул, прощаясь, с грустью.
О чем же? О покинутых цепях,
Как пленник, обретя свободу в мире,
Где он по-прежнему гоним и сир.
               Р а е в с к и й
Ах, Пушкин, что такое?
                П у ш к и н
                                             Ничего.
Друзья, исхлопотав о переводе
Меня в Одессу, радовались: море,
Европа, меценат - что нужно мне?
Граф Воронцов, в опале пребывавший,
Вельможа просвещенный, вновь назначен
Военным губернатором краев
Обширнейших на юге; двор завесть
Задумал, в штат зачислив и поэта.
Но покровительства я не терплю,
Ты знаешь, разве что отеческого,
Как с генералом Инзовым и было
У нас. Сказать короче, с графом вряд ли
Поймем друг друга мы.
                Р а е в с к и й
                                            А Александр
Давно с ним; в Англии провел ряд лет;
И в адъютанты снова попросился,
Хотя уж вышел было и в отставку
Из-за раненья в ногу.
                П у ш к и н
                                       Верно, в них
Есть много общего. С графиней дружен
Как родственник...
               Р а е в с к и й
                                   Оставь ты их и графа.
Пиши себе роман, что ты уж начал...
                П у ш к и н
Ах, наконец, вновь перешел на "ты".
               Р а е в с к и й
Как с другом, да. С поэтом, милый Пушкин,
Я буду все ж на "вы", как младший чином.
Однако я бываю и несносен
Как критик молодой.
                П у ш к и н
                                        Нет, милый мой,
Мне критика твоя всегда на пользу.
С Онегиным моим - все то же будет.
Ты романтической поэмы ждешь;
Задумал было я сатиру злую,
А выйдет шире, да, как жизнь сама
У нас в России...
               Р а е в с к и й
                               А, пиши, как знаешь.
Ты слогом овладел неповторимым,
Как кистью Рафаэль, творить ты можешь
Отныне с ясной простотою стиля
Классических эпох.
                П у ш к и н
                                     Прекрасно, милый.
Здесь кое-что есть новое. Читай.
                  
    Стук в дверь. Входит Александр Раевский.
                 
Войдите!
             А л е к с а н д р
                 Пушкин, я, как обещал,
Прознал причину перемены в графе
По отношенью к вам. Во-первых, где же,
Ну, если и не оды, то хотя бы...
               П у ш к и н
Угодничество и прямая лесть?
             А л е к с а н д р
Его сиятельство не любит лести.
               П у ш к и н
Ну, да, милорд не русский барин, власть
Ему милей. А во-вторых, скажите?
             А л е к с а н д р
Да в этой страсти и таится страх
Утраты силы, вновь приобретенной
Ценой отказа от идей эпохи,
Неважно, хороши они иль плохи.
А вы глашатаем идей тех самых
Уж навлекли гоненья на себя;
И вышло так, как будто он приблизил
Опального поэта, друга тех,
Кто у правительства на подозреньи.
               П у ш к и н
Все вышло не по воле Воронцова,
Уж это верно.
             А л е к с а н д р
                          В-третьих... Вспомни сам.
               П у ш к и н
Графиня? Да, конечно. Но милорд
Не волен властвовать над нами в мире,
Где все любовь, свобода - наш закон.
              Р а е в с к и й (оставляя рукописи)
Я не пойму, да кто из вас влюблен
В графиню, кто - наперсник? Скверно, право.
Боюсь, ты, Александр, все водишь за нос
Поэта простодушного, играя
Роль Демона его.
     А л е к с а н д р (усмехнувшись). Ну, нам пора. Пушкин, идемте с нами.
    П у ш к и н. К графине?
   А л е к с а н д р. Да. Она велела мне чаще приводить к ней Николая, пока он не уехал. Во мне она не хочет видеть родственника, а в нем - видит.     
П у ш к и н. На родственные посиделки я не пойду. К счастью, графине я не родственник. Мне письма писать надо, не откладывая на последний день, чтобы воспользоваться оказией, что верней и безопасней, чем почта.     
      Р а е в с к и й. Хорошо, еще увидимся.     
     А л е к с а н д р. Прощайте! То, что я прознал, не кажется вам новостью, но дело может принять нешуточный оборот. Нам есть, о чем поразмыслить.                           
                              Раевские уходят.
     П у ш к и н (просматривая начатое письмо, как бы с сомнением проговаривает отдельные места). Так как я дождался оказии, то и буду писать тебе спустя рукава. Николай Раевский здесь. Он о тебе привез мне недостаточные известия; зачем ты с ним чинился и не поехал повидаться со мною? денег не было? После бы сочлись - а иначе бог знает когда сойдемся. Я дважды просился через министров в отпуск - и два раза воспоследовал всемилостивейший отказ. Осталось одно - писать прямо на его имя - такому-то, в Зимнем дворце, что против Петропавловской крепости, не то взять тихонько трость и шляпу и поехать посмотреть на Константинополь. Святая Русь мне становится невтерпеж... Душа моя, меня тошнит с досады - на что ни взгляну, всё такая гадость, такая подлость, такая глупость - долго ли этому быть? Прощай, душа моя - у меня хандра - и это письмо не развеселило меня. (Вскакивает на ноги). Ужели я всерьез должен подумать о побеге?  Но и для побега, и для жизни в изгнании нужны деньги. При нынешней цензуре и скупости отца я нищий. Как Данте, подниматься с гордым видом по ступеням чужих дворцов я не могу - не те  времена. (Подходит к окну и, глядя на звезды, с волнением и с тоской продолжает раздумья).
Надеждой сладостной младенчески дыша,
Когда бы верил я, что некогда душа,
От тленья убежав, уносит мысли вечны,
И память, и любовь в пучины бесконечны, -
Клянусь! Давно бы я оставил этот мир:
Я сокрушил бы жизнь, уродливый кумир,
И улетел в страну свободы, наслаждений,
Где мысль одна плывет в небесной чистоте...
Но тщетно предаюсь обманчивой мечте;
Мой ум упорствует, надежду презирает...
Ничтожество меня за гробом ожидает...
Как, ничего! Ни мысль, ни первая любовь!
Мне страшно!.. И на жизнь гляжу печален вновь,
И долго жить хочу, чтоб долго образ милый
Таился и пылал в душе моей унылой.

                                     Сцена 2
    
 Дача графа Воронцова М.С., генерал-губернатора Новороссийского края. Июль 1824 года. Граф сидит за столом, входит графиня. В саду гости, там же одиноко прохаживается Пушкин.

                Г р а ф и н я
С делами на сегодня, я надеюсь,
Покончено?
                   Г р а ф (с улыбкой)
                      Да вот сижу в раздумьях,
Как Пушкин, выкинув бог знает что.
                Г р а ф и н я
А что?
                   Г р а ф
             Подал прошенье об отставке.
                Г р а ф и н я
Слыхала я о том. Ему ль служить?
                   Г р а ф
Да не служил, как говорит он сам.
Кто ж видел в нем чиновника? Поэт!
К тому ж в негласной ссылке пребывающий.
                Г р а ф и н я
Зачем на саранчу его послали?
Ужель в насмешку, как решил поэт?
                   Г р а ф
То был совет Раевского: по службе
Затем хоть как-то отличить его
И, может быть, вернуть его в столицу.
А то ему здесь скучно, и тоска...
                Г р а ф и н я
Он думает, с отставкой обретет
Свободу.
                    Г р а ф
                  Вряд ли то возможно ныне.                    
               Г р а ф и н я  
            (как бы про себя)
Как быть? Княгиня Вяземская просит
Меня замолвить за поэта слово.
А я бы рада, да не знаю как.
Он молод и поэт; ему пристало
Влюбленным быть. Зачем же эпиграммы
На графа шлет, как стрелы Аполлон?
                   Г р а ф
             (выходя из-за стола)
О, не унижусь я до ссоры с ним
И поединка, что прервет карьеру
И жизнь мою, быть может. Я не трус.
Но слишком много чести негодяю,
Взирающему на мою жену
С завистливым желаньем обезьяны,
Дать волю поиграть моей судьбой.
Пусть пишет эпиграммы в тщетной злобе -
Не мне, ему, несчастному, во вред.
Тебя же уберечь - мой долг пред Богом.
               Г р а ф и н я
Не бойся. С ним, как ты, я холодна
И снисходительна. Он это сносит
С тоской, как наказанье и укор.
                 Г р а ф
В войне с Наполеоном славой я
Увенчан. Но имел неосторожность
Записку подписать и дать ей ход,
Ну, об отмене крепостного права...
Крестьян от рабства, как анахронизм...
И впал в немилость. Славой либерала
Наскучившись, напомнил о себе
Я государю, с прежним рвением
Готовый вновь служить. Возвысив снова,
Лукаво улыбнулся царь и пальцем
Мне пригрозил. Я думаю, добро.
              Г р а ф и н я
Как радовались все: конец опале!
И с новыми надеждами тебя
Встречали здесь твои же сослуживцы,
Из молодых участников войны,
Съезжаясь, как нарочно, отовсюду
В сезон морских купаний.
                  Г р а ф
                                                Вскоре снова
Наедут. Многие на подозреньи,
Как Пушкин, у правительства...
               Г р а ф и н я
                                                        И что же?
                  Г р а ф
Им кажется, я с ними заодно.
               Г р а ф и н я
Да нет.
                  Г р а ф
              Ты помнишь, как о прошлом годе
Его величество к нам приезжал?
Со всеми милостив - со мной ни слова,
Как будто я не первый здесь - последний.
              Г р а ф и н я
Как новый губернатор и наместник,
Не мог ты отвечать еще за всех.
                 Г р а ф
В чем дело, думал я. Какую пакость
Из зависти придумали враги?
Открытью своему я рассмеялся.
Из Кишинева Пушкина в Одессу
Перевели по хлопотам друзей
По ту же пору, как  приехал я.
А вышло так, что я его пригрел;
А с ним и всех, кто от него в восторге.
Вот царь и обошел меня во всем;
Я все не полный генерал. О, боже!
Я ждал уже опалы и гонений...

Г р а ф и н я (про себя). Он вспомнил эпиграмму. (Вслух.)                           Ах, вот что тебя мучило в течение зимы! Я все удивлялась.   Неужели ревнует столь сильно, совсем, как Отелло, а роль Яго - я знаю - кто играл.
Г р а ф. Что же делать? В это время молодой человек влюбляется в мою жену, что не могло остаться незамеченным при ярких вспышках то веселости, то меланхолии поэта, и что сделало его для меня просто невыносимым. Мне постоянно приходилось сдерживать себя, во избежание скандала, а ему ведь все нипочем. Заметив во мне перемену, он обиделся, будто его все должны любить, и разразился эпиграммой. Чтобы избежать скандала, я написал письмо графу Нессельроде, по ведомству которого Пушкин числится. Постой. Чтобы быть точным и чтобы ты знала, что я старался быть справедливым, вот из письма моего. (Читает): "Я не могу пожаловаться на Пушкина за что-либо; напротив, он, кажется, стал гораздо сдержаннее и умереннее прежнего, но собственные интересы молодого человека, не лишенного дарования, недостатки которого происходят скорее от ума, чем от сердца, заставляют меня желать его удаленья из Одессы. Главный недостаток Пушкина - честолюбие. Он прожил здесь сезон морских купаний и имеет уже множество льстецов, хвалящих его произведения; это поддерживает в нем вредное заблуждение и кружит ему голову тем, что он замечательный писатель, в то время как он только слабый подражатель писателя, в пользу которого можно сказать очень мало..."
Г р а ф и н я (про себя). Это же мысли Александра Раевского о Байроне.     
  Г р а ф (читает). "По всем этим причинам я прошу ваше сиятельство   довести об  этом деле  до    сведения  государя и испросить его решения. Если Пушкин будет жить в другой губернии, он  найдет  более   поощрителей  к  занятиям  и  избежит здешнего опасного общества. Повторяю, граф, что прошу об этом только ради его самого; надеюсь, моя просьба не будет истолкована ему во вред, и вполне убежден, согласившись со мною, ему можно будет дать более возможностей растить его рождающийся талант, удалив его от того, что так ему вредит - от лести и соприкосновения с заблуждениями и опасными идеями."     
     Г р а ф и н я. Ах, боже, он погиб! Когда ты это писал?
     Г р а ф. Еще в марте.
     Г р а ф и н я. Ответа не было?
Г р а ф. Я получил царский рескрипт - знак благоволения. В нем подтверждается, что среди офицеров, стекающихся сюда в сезон морских купаний, очень заметны брожение и вредные идеи. Но о Пушкине никаких распоряжений не поступало. Теперь с его прошением об отставке, очевидно, будут приняты какие-то решения.
               Г р а ф и н я
О, если бы ты объяснился с ним
Великодушно, с полным уваженьем
К таланту, к личности поэта, столь
Для многих притягательных, и он бы
Раскаялся чистосердечно...
                  Г р а ф
                                                   Да,
У ног твоих, быть может, чтоб затем,
Как дьявол, тут же расхохотаться.
Я еду в Симферополь по делам
На месяц, может быть. Прошу тебя
Последовать за мной.
               Г р а ф и н я
                                        Зачем бы это?
Когда ты брал меня в свои поездки
По краю? Летом здесь покойно мне.
Я жду родных.
                  Г р а ф
                            Мы возвратимся скоро.
Я думал, ты поедешь следом. Нет,
Поедем вместе завтра. Собирайся.
               Г р а ф и н я
Ужель согласья моего не нужно?
Скажи, кто я, невольница твоя?
                  Г р а ф
Довольно, Лиза. Я несу ответ
Пред Богом за тебя...
               Г р а ф и н я.
                                      Сама я - нет?
                  Г р а ф
Напрасно споришь. Мы уедем вместе.
Идем к гостям. Нам нужно попрощаться.
                   (Уходят.)
                     
                                      Сцена 3

     Дача княгини Вяземской. Княгиня  на террасе высоко над морем пишет письмо мужу; слышны детские голоса и звонкий смех Пушкина.
                  
             К н я г и н я
В одну минуту горести забыв,
С детьми он, словно отрок милый, весел;
Стремглав бежит, хохочет до упаду,
А только что вздыхал: "Тоска!Тоска!"
Гонимый горем, он бросался в море
Иль в гротах исчезал один до ночи;
А я, как мать, волнуясь, но покорно
Ждала его у моря, жив ли он,
Боясь подумать. Между тем как солнце,
Пылая вещею личиной бога, -
А на закате Гелиос похож
На старца пламенного, лик живой...
    (Пишет, иногда проговаривая вслух.)
Он обнаружил там пещеру нимф.
Он говорит, что Еврипид писал
Трагедии свои в подобных гротах,
Что, мол, неудивительно нисколько, -
Там песнь миров слышна и гимн веков.
           Д е т с к и й  г о л о с
Ах, Пушкин, где же вы? Идемте с нами!

Показывается Пушкин, поводя руками  в полном отчаянии.

Где дети? Что случилось?
                П у ш к и н
                                                Ничего.
Не беспокойтесь. Грусть напала снова.
Такая грусть, хоть плачь, пляши иль пой.
О, никогда не буду счастлив я!
                К н я г и н я
В несчастье вашем, Пушкин, больше счастья,
Чем в жизни многих смертных; вы поэт...
                П у ш к и н
Простого счастья я хочу. Я - смертный.
Я жить хочу, а на досуге петь...
                 К н я г и н я
Жениться?
                П у ш к и н
                    Мне? О, нет! Что музы скажут?
                 К н я г и н я
А, вспомнили о музах? Это лучше.
Я с ними здесь оставлю вас на время,
Сама ж с детьми отправлюсь на прогулку.
                 П у ш к и н
Я лучше спрячусь в доме, как в пещере.
Я синих далей моря не могу
Спокойно видеть, кораблей на рейде.
Не знаю, что удерживает больше
Меня на берегу.
                К н я г и н я
                               Опять побег
У вас в уме? Куда? Душа поэта
Объемлет мир...
                 П у ш к и н
                              И всюду он изгнанник?
          Ж е н с к и й  г о л о с
Посланец Феба, он повсюду дома.
                 К н я г и н я
Кто здесь?
                 П у ш к и н
                    Идите к детям. Я, пожалуй,
Вот здесь вздремну, как сам Великий Пан.
Мне странно, нынче все чего-то жду.
Свершилось в мире иль во мне, не знаю.
                 К н я г и н я
О, милый Пушкин, как боюсь за вас.
                 П у ш к и н
Нет, для меня не страшное как будто,
Скорее радостное.
                 К н я г и н я
                                  Что? Свиданье?
Надеетесь увидеться с графиней?
Безумие! Погубите ее.
Себя же вы давно уж погубили.
                 П у ш к и н
Ужель любовь погибель? Вдохновенье,
Когда и мука - песенный напев.
                К н я г и н я
Что говорила? Да поможет Феб!
                 (Уходит.)
   
  Поэт усаживается за столик, достает какие-то бумажки из кармана и из книжки; задумчивый, он то и дело вскакивает, неожиданно расхохотавшись, выказывая два ряда прекрасных зубов; при этом нет-нет он слышит голоса, то музы, мелькающие перед его большими голубыми глазами, как световые образования.                    
                    
              1-я  м у з а
Впервые вижу я его. Ужасно.
И вправду некрасив. Скорей сатир,
Кудряв и синеглаз, в рубашке белой,
Вскочил, как прыгнул, и смеется звонко.
               2-я  м у з а
И я смеюсь с ним заодно. Он мил.
                  П о э т
Да кто же здесь? Я слышу голоса,
Смеющиеся весело и нежно,
Как ласковы бывают с нами девы,
Когда мы юны, обещая счастье,
Увы, не нам.
               3-я  м у з а
                        Увы? Он слышит нас!
Но, кажется, не видит. Мы явиться
Воочию могли бы?
               1-я  м у з а
                                   Да, конечно.
Как видит он своих знакомцев в мире
Его же жизни и фантазий чудных,
Когда смыкаются и явь, и сон.
               2-я  м у з а
Пером провел он быстро по бумаге,
Схватив сейчас мой профиль, плечи, стан...
               3-я  м у з а
Что ж, покажи скорей ему и ножки,
Небось они приглянутся поэту,
И будешь явлена, какая есть.
               2-я  м у з а
Да не одна, а с вами. К жизни вызвал
Всех нас он, Мусагет, и важно весел.
                  П о э т
О, музы! В самом деле, это вы?
В мечтах я видел вас, но на яву, -
Ведь вы явились наяву, - впервые.
И я смущен, быть может, потому,
Что быть счастливым - новость для меня.
Прекрасны вы! И вечно юны, правда?
Смущен я и прозваньем Мусагет.
Зовут так Аполлона. Как бы бог сей
Не наказал меня за самомненье,
Когда бы я дерзнул сравняться с ним.
               1-я  м у з а
Он предводитель муз на Геликоне
И водит хороводы для богов.
И смертных любит он, как Прометей,
И музам он велит сходить на землю,
Где предводителя находим мы,
Иль он находит нас, по воле Феба.
                   П о э т
Я Мусагет? Служить я не умею.
Свобода - мой закон. Но вам, о, музы,
Я предан всей душой с лицейских лет.
                1-я  м у з а
Вы предводитель; музы вашей воле
Послушны.
                    П о э т
                      В самом деле? Значит, я,
О, музы, с вашей помощью взлелеяв,
Мой поэтический побег могу
Свершить?
                 1-я  м у з а
                     Туда, откуда мы?
                     П о э т
                                                    Возможно?
Не в Грецию, встающую от рабства,
Ее сынов я навидался здесь.
Кумир их не свобода, - власть и злато,
С предательством народа и идей,
Высоких, чистых, как везде в Европе.
Куда ж бежать? Где мой приют заветный?
                  2-я  м у з а
В обители трудов и вдохновений,
В деревне.
                      П о э т
                    Как! В деревне? Это сон!
                  1-я  м у з а
Но в чем же суть гонений и вины?
В стихах пленительных, как сон весенний
О счастие, о славе, о любви?
                 2-я  м у з а
С призывом покарать порок на троне.
И страха не избыть царям отныне,
Вот Мусагет в цепях, как Прометей.
                Х о р  м у з
     Свободы сеятель беспечный,
          Как пленник вечный,
     Что сбросил груз цепей,
          Опасен для царей.
     И, кроме внутренней свободы,
     Что у поэта от природы,
      Как вдохновенье и любовь,
      Что в сердце вспыхивает вновь,
          Нет счастья и отрады
          И выше нет награды.

В сиянии света исчезают музы, поэт словно просыпается.

                                        Сцена 4

     Дача Воронцовых. Кабинет графа. Александр Раевский и графиня Елизавета Ксаверьевна.
                  
             А л е к с а н д р (роясь в бумагах)
Простите, ради Бога! Я сейчас.
              Г р а ф и н я
Да не спешите. Отпущу я вас
Лишь после чая. Времени хватает.
             А л е к с а н д р
А Пушкин будет?
              Г р а ф и н я
                                 Прямо и скажите,
Что с ним хотели свидеться. Есть вести
Из Петербурга? Да? Худые? Арест?
          (Умоляющим голосом.)
Я знаю, вам нельзя мне говорить.
Все в тайне сохранить я обещаю.
Мне просто надо знать, быть в курсе дел.
Мишель показывал свое письмо.
            А л е к с а н д р
К министру? Графу Нессельроде?
              Г р а ф и н я
                                                          Да.
            А л е к с а н д р
Так, значит, вам известно обо всем?
И тайны нет из обращений графа
К министру с предложеньем удалить
Поэта из Одессы?
              Г р а ф и н я
                                 Да, в его же,
Как утверждалось, интересах. Так ли?
            А л е к с а н д р
Вы в курсе. Значит, тайны из ответа
Нет нужды делать мне, и, я надеюсь,
Его сиятельство простит меня.
Но все должно остаться между нами.
Помимо заключения, о чем
И Пушкин будет знать. Пускай узнает.
                               Г р а ф и н я
Я поняла. Все будет между нами.

А л е к с а н д р. Хорошо. (Вынимает письмо из папки.) Граф Нессельроде сообщает графу: "Я подал на рассмотрение императора письмо, которое ваше сиятельство прислали мне, по поводу коллежского секретаря Пушкина. Его величество вполне согласился с вашим предложением об удалении его из Одессы..."     
Гр а ф и н я. Вот как!    
     А л е к с а н д р. "... об удалении его из Одессы, после рассмотрения тех основательных доводов, на которых вы основываете ваши предложения, и подкрепленных в это время другими сведениями, полученными его величеством об этом молодом человеке".     
Г р а ф и н я. Другие сведения?
А л е к с а н д р (с усмешкой). "Все доказывает, к несчастью, что он слишком проникся вредными началами,  так пагубно выразившимися при первом вступлении его на общественном поприще. Вы убедитесь в этом из приложенного при сем письма, его величество поручил переслать его вам..."
Г р а ф и н я. Где оно? Читай, прошу тебя!
А л е к с а н д р. Это и вовсе тайна, Лиза.
     Г р а ф и н я. Тсс! Все в тайне и останется.    
А л е к с а н д р (с сарказмом). Условились. Из перехваченного письма Пушкина к одному из товарищей по Лицею приводится невнятный отрывок: "... читая Шекспира и Библию, святый дух иногда мне по сердцу, но предпочитаю Гете и Шекспира.- Ты хочешь знать, что я делаю - пишу пестрые строфы романтической поэмы - и беру уроки чистого афеизма... Система не столь утешительная, как обыкновенно думают, но к несчастью более всего правдоподобная".
 Г р а ф и н я. Это же всего лишь шутка! Он с увлечением читает и Коран. Что он - мусульманин?     
А л е к с а н д р. Если у Пушкина потребуют объяснений, может быть, он сумеет оправдаться. Но как признаться в том, что сам государь император читает чужие письма?     
Г р а ф и н я. Что же с ним решили сделать?     
А л е к с а н д р (свысока). "Вследствие этого его величество, в видах законного наказания, приказал мне исключить его из списков чиновников министерства иностранных дел за дурное поведение;"
     Г р а ф и н я. За дурное поведение! Он свободен?
А л е к с а н д р (с увлечением). "... впрочем, его величество не соглашается оставить его совершенно без надзора на том основании, что, пользуясь своим независимым положением, он будет, без сомнения, все более и более распространять те вредные идеи, которых он держится, и вынудит начальство употребить против него самые строгие меры."
   Г р а ф и н я. Пушкину снова грозят Сибирью?  Так, какое заключение, Александр? Мне кажется, я вижу Пушкина на берегу. Княгиня Вера Федоровна уверяла, что он пропал. Уехал за море. Утонул.
А л е к с а н д р (строго и даже величаво). "Чтобы отдалить по возможности такие последствия, император думает, что в этом случае нельзя ограничиться только его отставкою, но находит необходимым удалить его в имение родителей, в Псковскую губернию, под надзор местного начальства. Ваше сиятельство не замедлит сообщить г. Пушкину это решение, которое он должен выполнить в точности, и отправить его без отлагательства в Псков, снабдив прогонными деньгами."    
 Г р а ф и н я. Все же его величество поступил с ним милостиво. В Одессе Пушкин никак не мог остаться, как уповал, на свободе. Но кого ты разыгрывал - графа Нессельроде?
А л е к с а н д р (близко подходя к графине). Царя скорее. Я Александр. Мне кажется, я заслужил больше, чем поцелуя, с которым ты медлишь, Лиза.
Г р а ф и н я (целуя его). Ты становишься очень уж навязчивым.
А л е к с а н д р. Иначе нельзя. Иначе - преуспел бы мой соперник.
Г р а ф и н я. Пушкин разве не твой друг?
А л е к с а н д р. Только не в отношении тебя. Я сейчас уеду. Дела. А до Пушкина пусть дойдет лишь слух. Распоряжение графа из Симферополя не замедлит поступить. Надеюсь на твое благоразумие, Лиза.
Г р а ф и н я. Да, конечно. Он здесь уже, в саду. Скажи ему все сам.

Выходят из дома; Пушкин, заметавшись, сбегает вниз, к морю.

                                      Сцена 5

     Тропинка по склону горы высоко над морем. Княгиня Вяземская и Пушкин поднимаются на гору, где идет большая дорога.

                К н я г и н я
Вы нынче слишком уж спокойны, Пушкин.
Вчера-то с дачи Воронцовых, страх,
Вы прибежали без перчаток, шляпы,
Растерян, как безумный.
                 П у ш к и н
                                             Неужели?
                К н я г и н я
С графиней попрощались или нет,
Я не пойму.
                 П у ш к и н
                      Вчера? Или сегодня?
                 К н я г и н я
Нет, ночью.
                  П у ш к и н
                       А, со зла попали в точку.
                  К н я г и н я
Со зла? С досады, может быть. И что же?
А, впрочем, все узнаю без нужды.
Да знаю. Чувство ваше, возрастая,
Уже пугает не на шутку нас,
Замужних, я хочу сказать; отрады
В игре уж нет, достигнута ведь цель:
Поэт у ног.
                  П у ш к и н
                      О ней и о других
Подумаю в тоске или смеясь
Я после. Ныне полон нежной грусти,
Вы знаете, к кому? Княгиня, к вам.
Мне грустно расставаться с вами, словно
Вы мать мне иль сестра и верный друг.
И, кажется, я не был в вас влюблен,
Но грусть разлуки с вами тяжелей,
Как если бы любил с тоской и страстью.
Не странно ли? Но в чувствах я своих
Не ошибаюсь.
               К н я г и н я
                           Верю, потому что
И мне вас будет не хватать у моря,
Столь переменчивого, точно вы,
Неукротимого в порывах бурных
И нежного в лазури и покое.
П у ш к и н. Пора прощаться. Мне велено ехать прямо в Псков по данному маршруту, не сворачивая в сторону ни на шаг, в чем дал подписку, иначе бы приставили жандарма. На прогон к месту назначения по числу верст 1621 на три лошади выдано мне денег 389 рублей и 4 копейки. А там я должен прежде всего явиться к  губернатору. Грусть, тоска!     
К н я г и н я. Я прощаюсь с вами, Пушкин, и целую вас со всей нежностью матери, сестры, друга и желаю одного, чтобы вас встретила также ваша мать.
     П у ш к и н. Прощайте, милая, божественная Вера Федоровна! Мне бог послал вас, чтобы я не наделал еще больших глупостей. Я всегда относился к князю Вяземскому, как к холостяку, будучи сам одинок и свободен, а теперь он в моих глазах - с вами и детьми - вырос в большую силу.
     К н я г и н я. Женитесь и вы, Пушкин.
     П у ш к и н. В неволе жениться - вдвойне закабалиться.
     К н я г и н я. О, Пушкин! (Спускается вниз.)
                 П у ш к и н
       Прощай же, море! Не забуду
       Твоей торжественной красы
       И долго, долго слышать буду
       Твой гул в вечерние часы.

               Поэт усаживается в коляску, и она уносится.



« | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены