C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Город любви и печали... / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Город любви и печали...


Вчера поздно встал, не очень работалось, хотя все на мази с обработкой романа «Роза Амура», - из пьесы и киносценария выходит роман, фантастика, - засиделся, верно, и я отправился на прогулку: выехал до центра города и там прошелся по Загородному проспекту и Гороховой, пересекая Фонтанку, Канал Грибоедова, Мойку, с выходом через Александровский сад к Неве.

Облака с синевой и солнце, даже жарко в легкой куртке, а думал, будет холодно. По Гороховой дом за домом ремонт, тротуары в лесах… Помимо гастербайтеров с Кавказа и Средней Азии, поминутно встречаю лица, как из детства на Амуре, женщин и мужчин средних лет, это китайцы, успевшие обосноваться здесь, может быть, за последние лет 10, раньше увидеть их было большой редкостью, я один шел среди русских, и на меня поглядывали, как на диковинку, дружелюбно и даже неприязненно в зависимости от характера взаимоотношений между СССР и КНР.

Попадаются и молодые китайцы, и юные китаянки, из деловых людей и туристов, и вдруг я оказался среди туристов из Китая, выходящих из автобуса, в основном все в возрасте, теснота из-за лесов на тротуаре, а вдали сияет золотой шпиль Адмиралтейства…

На Красном мосту через Мойку я останавливаюсь, погладывая на сияние воды и корпуса Педагогического института имени Герцена, ныне напрасно названного университетом, с вековыми деревьями, кроны выше крыш, там я учился в средней школе, как ходил в школу в родном селе Дада и в соседнем селе Найхине, уже среди русских, в той особенной атмосфере новой жизни, для кого как, для меня же оказавшейся в высшей степени благодатной, как лицейские годы Пушкина.

По Александровскому саду и мимо памятника Петру, поглядывая на золотые вертикали Петербурга, вышел к Неве… Синева, белые облака, отражающиеся в невской глубине..  На другом берегу, по Университетской набережной, самым заметным зданием по окраске выглядит Меншиков дворец, не Академия художеств, не здание Филологического факультета, вообще лишенное после ремонта своей характерной окраски, даже не Главное здание Университета и даже не Академия наук, лишь Кунтскамера узнаваема, - все цвета поблекшие, словно покрасили предварительно, и на этом остановились.

Возвращался, сидя у окна в полупустом троллейбусе, мимо Дворцовой площади, через Невский проспект, Старо-Невский, через Неву и Заневский, наблюдая за прохожими чуть сверху в упор, нередко глаза в глаза, много приезжих, я их различаю от горожан, как и иностранцев, - не по одежде, ныне все одеты в модный ширпотреб, также наши пенсионного возраста, - иностранцы, даже из молодых девушек, более тусклые, - в такой цвет окрасили великолепное здание Филологического факультета, может быть, по подсказке иностранного архитектора.

Очень заметны горожанки, живущие на Невском или вблизи, или работающие здесь, они не глазеют по сторонам, шарм приметный или неприметный, внимание толпы вызывает у них досаду, - красота, юность и, можно сказать, знатность (или столичность) – все в превосходной степени.

Я замечаю их сразу, еще издали, они пройдут стороной, как богини среди смертных, и мне кажется, что я их узнаю, одни и те же типы женской красоты, всё юных или молодых – из моей юности и молодости.

Уже сколько поколений промелькнуло и сколько любви пронеслось  и развеялось в небе с золотыми вертикалями Санкт-Петербурга!

И я, сидя в троллейбусе, в вышине, как небожитель, проговариваю про себя:

Город любви и печали,
Город надежд и разлук!
Вздохи твои отзвучали,
Нежно смеющийся звук.

Город тоски и исканий,
Город невзгод красоты!
Сколько же встреч, расставаний
На мгновенья, как мечты!

Город дождей и тумана,
С солнцем, как чудо чудес!
Радость струею фонтана,
Музыка вод и небес!

Здесь придется остановиться, к строфам, промелькнувшим случайно, еще вернусь.

©  Петр Киле



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены