Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Пленники любви и красоты. Сборник стихов и поэм о любви и женской красоте.

    СИМФОНИЯ СВЕТА

           Предисловие.

Поэма посвящена великому композитору и пианисту Скрябину, его жизни и мечте о мистерии, вселенской по масштабам, благодаря свету, несущему в унисон с музыкой высшие устремления человека к совершенству в полете вечном, с обретением бессмертия, как верили древние. Чтение сопровождается музыкой Скрябина - то этюдами, то отрывками из «Божественной поэмы», «Поэмы экстаза» или «Прометея», разумеется, если эти вещи у вас на слуху. «Симфония света» примыкает к трагедии «Аристей», в которой явится юный Скрябин с его воскрешением.

                I
Прекрасно море, но равнины,
Леса и топи, тихие долины -
Мир детства моего -
Во мне рождают грусть и торжество.
Какое здесь раздолье!
И человек на воле
Возносит ввысь встречь солнцу по крылу,
Подобен гордому орлу,
Окидывает взором мирозданье,
Как грезу и свое созданье,
Он дух его
И торжество!

Весенний день сияньем нежным света
Благоухает, и полна привета
    Вся в зелени, в цвету Земля
    В летящих трелях соловья,
И небо от рассвета до заката
Неслышной музыкой сверкает,
И человек возносится все ввысь,
Как жаворонок трепеща: «Дивись!»

Он с виду юн, в движеньях истый франт,
Он наш герой, философ-музыкант,
    В глазах веселость до усмешки,
    Сам мал, а все вокруг лишь пешки,
    Поскольку важен, как дитя,
    Что новый мир творит шутя,
    Каскадом звуков постигая
    Стремления души без края...

Он здесь, за фортепиано, нет,
    Он там, где вешний свет
Играет бесподобно на просторе,
Купаясь, как дельфины, в море
    И в небо возносясь
В слепящих звуках, как сейчас.

А с волн бегущих радужная пена
Слетает переливами Шопена,
И птичий гам по всей Земле
Возносится во звездной мгле
В призывных пересвистах
В лесах недремлющего Листа...

              II
В московских улицах весна,
И небо лучезарное без дна,
Как море, где снуют дельфины,
И изумрудны вновь долины...
Он весел и смущен до слез,
Как под дождем весенних гроз.

- Я снова юн, что ж делать?
Ко мне вернулось детство,
И я влюблен... Прости!
- Оставить нас, уйти,
Когда мы счастливы все вместе,
И я, и ты, и дети...
Тебя не узнаю...
- Я вас по-прежнему люблю.
Поэтому тут нет измены.
- У нас не будет перемены?
- Как знать? Я не приемлю лжи...
- Теперь хорошего не жди.

С женою, тоже пианисткой,
Он думал просто объясниться.

- Она юна, как юн я был,
Когда впервые полюбил...
Мы переписывались тайно
И виделись случайно,
Но счастьем жизнь была полна,
Как в море плещется волна.
Вновь свежесть чувств и нега,
Как в первый день от снега,
Мелодией струится кровь...

- Здесь посягают на любовь
Твою ко мне и к нашим детям,
И нет измены? Бог свидетель...

- О, не взывай к нему. Я с ним расчелся.
- Так ты и с нами разошелся
В понятиях любви, добра и зла?
- У юности моей любовь взошла
Самосознаньем личности пред миром,
Не перед немощным кумиром,
Который лишь глумиться мог,
Любовь разыгрывая, бог!

- Ты вновь в тисках: твоя богиня, -
Дадим же ей такое имя...
Твоя любовь из юности взошла.
Ее любовь себялюбиво зла...
Другая бы любя сокрылась.
У юности достойной крылья,
Не у нее, твои нужны
Ей для полета в дни весны...

- В полеты уношусь один, могучий,
В грозу сквозь кучевые тучи,
И чрез созвездия всегда один,
Как дух, всесветный господин.

- Ты всем хорош, откуда же гордыня?
- От Люцифера...
- Дьявола то имя!
- Нет, ангел светоносный - образ мой,
Взлелеянный моей мечтой,
Мечтою человеческого духа,
Вселенной зренье, ухо,
А без него она сплошная тьма
И света всепобедного тюрьма.

- Ты музыкант, а не философ...
Зачем тебе еще и слово?
Будь в музыке ты чародей,
Пронзая дали без людей
В призывах к совершенству...
Зовешь еще к священству...

- О, Вера, ты мила, проста,
И в горе, и в любви, как красота
И за тобою правда,
О, будь же рада
Тому, что было, лучше нет,
Любовь ведь движет свет...
Она всегда стремленье
И новое рожденье
Во красоте!
- То упованье лишь в мечте!
То звуки музыки мгновенной...
- Летящей вечно во Вселенной...

- Прекрасны в музыке мечты,
Как перлы красоты...
- Мой дух возносится, озвуча
Свой страх, как громом туча,
И с молнией играя, будто Зевс,
Могучий и влюбленный весь...

- Со Зевсом спорить я не стану.
Влюбленность детскую за тайну
Хранил бы лучше как поэт,
Восторгами пронзая свет,
Скорбя, торжественно ликуя
И совершенства лишь взыскуя...
- А счастье юности - любовь,
Когда она восходит вновь,
Не здесь, - в полете дерзновенной
В потоках света во Вселенной?

- Я перепиской нот - о, красота! -
«Божественной поэмы» занята.

- Прости! Ведь решено уехать,
И это словно зов, как эхо
Стремлений детства за мечтой:
В Швейцарию уедем всей семьей!

                III
Здесь дали и высокое ущелье
Рождают, как гроза, веселье,
В алмазных брызгах водопад
Струит мелодий радостный каскад...

Из звездных далей неземное соло:
У Космоса чудесный женский голос,
Ликуя и в тоске поет любовь, -
Хор женщин отзывается на зов,
И птичий хор, и сонма насекомых,
К любви и красоте влекомых...

И человек возносится: «Я есмь!»
В полетах мысли в синеве небес
И в бурю грозную над океаном,
В борениях мужая в небе рваном,
Беспечен и могуч,
Как солнца чистый луч...

Соблазны славы и любви, вестимо,
Высокий и могучий стимул...
Звук трепетный возносит ввысь мой дух,
Чтоб свет летящий вечно не потух
В бездонном мраке звездной ночи,
Да просияют человечьи очи, -
Как расцветает на Земле весна,
Вселенная да будет спасена!

- Ты здесь, Татьяна? Я предатель!
Признаюсь все ж, влюблен, о, Данте!
Любовь ведь движет миром, как и мной,
Когда я жив мелодией одной,
Гармонией вселенской,
Как воли дерзновенной
Мир новый сотворить.
Но и тебя любить...

- Прости! В Москве я не могла остаться...
И как поверить, что бегут от счастья?
Поехала домой, в Брюссель,
Куда доеду и отсель,
Но свидеться с тобой всяк может,
А нам нельзя, когда нас гложет,
Как в буйстве юном кровь,
Сладчайшая любовь?
- Сладка любовь лишь в юности, но мука,
Когда томит заранее разлука,
Как с жизнью, уходящей в ночь,
И счастье больно превозмочь.

- Бежать любви, как вдохновенья,
Поэт не станет...
- Наслажденья,
Минутного, когда он ценит власть
Высоких озарений всласть.
- Благоразумный гений!
Отдайся власти песнопений.
А я во власти лишь любви.
Когда захочешь, позови!
- Мне надо, знаешь, быть в Париже...
- Я буду там к тебе все ближе...
Так близко, - как нам здесь не сметь, -
От счастья только умереть.

               IV
Бездомный, без семьи,
Беспечный от любви
С возлюбленной ревнивой
Порой для творчества счастливой
Творит прелюдий целый рой,
Гармоний новый лад и строй,
«Поэмою экстаза» и этюдов -
Хоров вселенских чудо!

И раб восстал, свободен и могуч,
Как Человек и солнца жгучий луч,
И выше нет кумира,
Он символ обновленья мира -
Не для богов, а для людей,
Восставший Прометей!
И звезды водят хороводы,
Лучась, приветствуя народы
С очами, полными огня,
Любви всесветная возня
Возносится до края
В сиянии чудесном Рая...

Элизиум? Страна ли света?
Видна отсюда вся планета
Во времени, как дивный сон,
У озера знакомый павильон
Из Северной Пальмиры - Росси,
И солнцем брызжут росы...
Там за роялем юный музыкант,
Все юны, каждый оркестрант, -
То репетиция оркестра...
Лужайка, что палестра
С амфитеатром, - нет свободных мест,
Под вечер начинается концерт,
С каскадом звуков и с игрою света,
Как будто в поднебесье вся планета,
Взывая к мириадам звезд, поет,
Вся устремленная в полет.

Концерт вселенский Скрябина бушует,
Как небеса в грозу, не скажешь всуе,
Безмолвие миров пронзает Хор, -
В призывах слышишь приговор
Стремленьям высшим, как и жизни
Здесь на Земле, на крохотной отчизне.

Но свет умчит высокие мечты -
Творить, как исстари, мир красоты
В оазисах Вселенной
Гармонией нетленной,
И наша жизнь взойдет,
Как новою весною, среди звезд!

                                           2009


     ХОРОВЫЕ ПАРТИИ ИЗ ДРАМ

Хоровые партии из трагедии «Орфей и Эвридика»

Нимфы и сатиры поют и пляшут под звуки тимпанов и флейт.

               ХОР НИМФ
О нимфа с именем! О, Эвридика!
     Твоя пурпурная туника
          Сияет, как цветок,
     Любви и красоты исток.
     Любовью одарив поэта,
     Ты счастлива; ты им воспета
     За прелесть, ум и красоту
И юности извечную мечту
     О счастье в неге сокровенной
     И жизни вдохновенной.
     Что ж, Эвридика, ты грустна?
     Иль жизнь уходит, как весна,
     Как звук, уж отзвеневший в лире,
          Тебя не станет в мире?
                (Пляшет в сопровождении сатиров, у которых комический вид и скачки.)

Словно с небес звучит лира Орфея, заполняя всю долину шорохами листвы, текучих вод, пеньем птиц в унисон.

               ХОР МУЗ
    Несутся звуки, словно с неба,
            С кифары Феба,
            И все слышней.
        Конечно, то Орфей.
        И песнь его повсюду,
            Подобно чуду,
        Как счастия исток,
        Ввергает всех в восторг.
И нимфы легконогие, как в ласке,
        Исходят негой в пляске,
    Пленительной, как сладкий сон
        И страсти истой стон.
             О, нимфы! Нимфы!
        И счастливы мы с ними.
                 МУСЕЙ
    Да это прямо представленье!
    А, может статься, сновиденье?
             А где ж Орфей?
      Сатиры все быстрей
      Несутся в пляске дикой
      Вослед за Эвридикой.
      И тянут ноги в пляс
          Пуститься нас.
                  ЭАГР
    И музыке Орфея вторит
       Все сущее в природе.
    Лягушек беспечальный хор
    Несет свой непрерывный вздор.
               ЛЯГУШКИ
           А как же, как же!
           Ква-ква! Ква-ква!
              И все слова.
        Но лучше и не скажешь,
        Когда исходишь, к счастью,
        Неистовою страстью;
    То Эрос буйствует в крови
    И в жажде жизни, и любви!
            ХОР НАСЕКОМЫХ
    Весь стрекот, щебет, клич и свист
    Кто разберет нас? Только мист.
    Нас мириады, мириады,
         И небесам мы рады
              Из нашей тьмы,
              Как из тюрьмы,
              Где настежь двери.
              И мы не звери,
         Не птицы, а народ,
         Мы непрерывный род!
             ХОР ПЕРНАТЫХ
О, чу! Певец любви, как соловей,
    Исходит песнею Орфей.
    Ему мы внемлем, Хор пернатых,
         Как в море аргонавты
         Заслушивались им,
    Поющим вдохновенный гимн.
         И всякий песне вторит,
         О, дивные восторги!
    И всех победней о любви
    Поют, конечно, соловьи!
           ГОЛОС ОРФЕЯ
         О, чистый звук, летящий
         Стрелой Эрота ввысь,
                Ты зов и мысль
                    О счастье,
            С волнением в крови,
            О славе, о любви.
             ХОР ПЕРНАТЫХ
    Нас любят без сомненья Музы.
            О, сладостные узы!
            Охотно вторит нам
            Сам козлоногий Пан,
            Играя на свирели,
            Выдувая трели
    И посвист с нами в унисон;
            И даже Аполлон
    Бывает увлечен с томленьем
            Весенним нашим пеньем,
            В тоску о Дафне вновь
            Впадая, о, Любовь!
О, чу! Он песней новой изошелся.
            Прекрасны хор и соло.
               ГОЛОС ОРФЕЯ
            И нет прекрасней лика
    Влюбленной девы. Эвридика!
    Тебе я посвящаю гимн,
    Ведь для меня ты из богинь,
            Из милых муз - для сердца,
            Тоскующего с детства.
    Ты все - и песня, и любовь, -
    Пою я, повторяя вновь,
            За трелью соловьиной
            Над вечереющей долиной.
Усни с веселой думой обо мне.
            Прекрасна ты во сне,
    Как нега, что исходит песней,
            И нет ее чудесней!
                      ЭОС
    Грустна, стыдлива, лучезарна,
          Мне ни к чему румяна.
              Как осень и весна,
              Прекрасна я со сна.
          Я встреча и прощанье,
              Лишь обещанье,
          Предчувствие любви,
               Огонь в крови.
              ЭВРИДИКА
    Орфей! Я песен не пою,
    Но, знаешь, как тебя люблю -
          Любовью бесконечной
         И, как природа, вечной!

  Заря гаснет, и воцаряется ночь.

         Из ЭПИЛОГА

            ХОР МУЗ
    Звенит мелодия разлуки
         До смертной муки.
Здесь мы хороним в клочьях тело - страх,
Пусть это уж остывшей муки прах.
         Но песнь его жива,
         А с нею голова, -
    По морю долог путь до неба,
Как роща, там сияет остров Лесбос,
    В листве, поющей на ветру,
    Весь в всплесках чистых струй.
        О, аргонавт и странник,
            Ты, как изгнанник,
         Там обретешь конец
    Тернистого пути, певец!

Веер ярких лучей падает с неба, и сам бог света является у пещеры нимф.


      Из трагедии «Перикл»

У пещеры нимф. Входит вторая пара влюбленных.

              2-Й ЮНОША (один)
       Наяды милые, дриады!
       Вы видите - мне нет отрады
Ни в юности моей и ни в весне,
       Я пребываю, как во сне
       С тех пор, как стрелами Эрота
       Настигнут был у грота
       Влекуще нежных нимф,
       Придя с дарами к ним.
       В кого влюблен, не знаю,
       Хотя хожу по краю:
Нет девушки, чей облик, поступь, взор
Не повели бы тайный разговор,
       Порою даже очень явный, -
       Иль я такой уж славный?
               2-Я ДЕВУШКА (одна)
       Я слышу голос, мне знакомый,
       Эротом радостно влекомый
       Ко мне, надеюсь и боюсь,
       Боюсь запретных сладких уз.
       Ведь в браке женщина - рабыня,
             И мать всего - ей имя,
       И долг ее - рожать детей,
       О чем хлопочет Гименей.
             Ну, а любовь? Любовь
       Лишь в юности волнует кровь
       До муки сладкой и веселья,
       И в рощах ищешь новоселья,
                    Как соловьи, -
       Кто скажет: "Нет!" - любви?

  (Увидев юношу, скрывается в пещере, тот - за нею.)

Входят Аспасия и Сократ, юноша, весьма похожий на сатира.

Из Элевсинских мистерий

Знаками и невнятной скороговоркой иерофант совершает обряд бракосочетания, и Зевс с Персефоной удаляются в пещеру нимф под звуки флейт, рожков и тимпанов, несущихся с гор.
На орхестру выходит Хор женщин из служительниц храма.

            ХОР ЖЕНЩИН
Таинственен мистический обряд,
     Как ночью звездной тихий сад,
     Весь в статуях, плющом заросших,
И с трелью соловьиной в дальних рощах.
И это был на самом деле Зевс?
        Вихрастый, точно лев,
     И больно ловкий в плясках,
            И, видно, в ласках.
     Ах, мы судачим не о том!
        А в хижине - о чем?
     Мы слышим вскрики Персефоны.
     Зарделись даже небосклоны.
        И в блеске молний дождь
        Покрыл и мать, и дочь.
          (Закружившись в пляске)
      Кого влечет к священным пляскам
        Безудержно, как к ласкам,
        Эротом вызванным стрелой,
          Вставайте - и за мной!
        Танцует, кто как может,
          Как радостно на ложе
          Трепещет без стыда,
          Ликуя, нагота!
         А там явился вестник.
             О, Зевс-кудесник!
         У Персефоны без затей
         Родился сын Загрей.
        Любимец Зевса, на Олимпе
        Он засиял, как солнце в нимбе.
                  (Пляшет.)

   ХОР ЖЕНЩИН
        Как боги ни прекрасны,
        Для смертных глаз опасны,
        Что солнце в вышине
        В сверкающем огне.
        О, горе, вдруг узревшей
        Во всем величьи Зевса!
Как молнией застигнута жена,
И с домом, с садом вся опалена.
        Как в мощи беспощаден!
    О, Зевс! Ты снова вверг в несчастье -
    В игре с Эротом, все шутя, -
        Родимое дитя.
        В бедре твоем доношен,
        Как Дия сын, Дионис!
           (Зачиная пляску.)
    Но Гера не уняла гнев.
    Ареса подхватив напев,
        С Дионисом сразиться
    Богиня призывает Лиссу.
            О, страх! О, страх!
        Пусть весел юный Вакх.
        Наслать от злого сердца
        Безумье на младенца?
        О, нимфы! О, Силен!
    Да будет мир благословен,
        Где рос дитя на воле,
        Не ведая о доле,
    Ваш мир тишайший и простой,
    Весь освещенный красотой!

 Раздаются звуки флейты, тимпанов и рожков. Дионис и Силен в сопровождении сатиров и вакханок выходят на орхестру.
       
На световом пятачке в отдалении пляски вакханок во главе с Дионисом, безбородым юношей высокого роста.

              ХОР МИСТОВ
           (с факелами в руках)
     Иакх! Иакх! О, снизойди!
     На луг священный к нам приди!
     И с нами, в радости неистов,
     Ты попляши под песни мистов.
      И свет горящих смол раздуй,
      Чтоб мы забыли череду
          Всех бед и огорчений,
          Возвеселясь до вдохновений,
               И стар, и млад,
      И ты пляши, всех больше рад.
Пусть пляшут все, топча святые травы
      В ночных лугах, в веселье правы.
      Воспойте и прославьте ту,
      Что бережет земную красоту.
             (Зачиная пляску.)
      И бога-юношу мы призываем.
      Он светел, мил, незабываем.
                И днесь
                Он здесь!
          В венке из винограда, -
          О, радость и награда! -
          Ведет он хоровод
             У чистых вод.
       Плясунья растрепала платье,
         И грудь ее, как счастье,
         Трепещет и поет,
         Нас унося в полет.
         И солнца свет чудесный
       Нам освещает путь предвечный.

 Мисты выбегают на луг, где оказываются при свете дня у городских стен.

Во время празднеств в честь Афины

У пещеры нимф. Алкивиад, Сократ, актеры и флейтистки, разыгрыващие из себя за ужином на лужайке Диониса, Силена, сатиров и вакханок.

                  СИЛЕН
             (с кубком в руке)
    Теперь я воспою Киприду,
    Пеннорожденную, - Крониду
    Во славу царствия его
    И жизни новой торжество!
         (Прикладывается к кубку.)
            ХОР САТИРОВ
    Нагая дева в море всплыла
    На утре дней - как это было,
    То знает лишь один Гефест,
    Недаром выбрал из невест
        Он лучшую на свете,
    Поскольку первый и заметил, -
    Сам хром, угрюм до простоты, -
    Чистейший образ красоты.
    Поймал он в золотые сети
        С самим собою вместе
    Богиню юную любви
    Со древним Эросом в крови.
        И был зачат на море
    Эрот - на счастье нам и в горе.
(Скачут по кругу, изображая пляску.)
           ХОР ВАКХАНОК
Эрот! Эрот! Лишь стрелы отовсюду
        Летят, подобно чуду,
    В улыбках юношей и дев,
    Рождая сладостный напев,
    И нега чистая, без боли,
         Нас радует на воле,
    И нет стыда, лишь свет из тьмы,
         В любви летучей мы
         Восходим до небес,
         И краше нет чудес.
    Так, предаваясь истым пляскам,
           Мы отдаемся ласкам
     Подруг невинных и дружков
     Под звон таинственных рожков.

Зачинается пляска, то медленная, то быстрая, откровенно сладострастная, вокруг зачарованно застывшего Диониса.

                    СИЛЕН
     Я сплю и вижу сны из детства -
     Сатиров и вакханок действо?
           Иль просто очень пьян,
                  Пою пеан
                  На поле битвы?
     Эрот! Прими мои молитвы.
               ХОР САТИРОВ
      Эрот! Прими мои молитвы.
           И он готов для битвы?
           Еще бы нет, но Вакх -
           Всегда он просто так!
           Лишь мастер всех безумить,
           Как пустомеля шумный.
      Он здесь и нет его, поди,
           Отправился в аид.
                   ДИОНИС
      Да будет вам! Ловил я мысль,
           Ушедшую, как мышь,
           Глубоко, до аида.
           Но это лишь для вида -
           Силена удивить,
           А он лишь мастер пить
           И не пьянеть, смотрите!
           Ему вы все лишь снитесь.
           Спит старец, как дитя,
           И грезит не шутя
           О таинствах мистерий,
           Дарующих бессмертье.
           А амфоры пусты,
           Как грезы и мечты.
            ХОР ВАКХАНОК
            (окружая Диониса)
О Вакх! О Вакх! Мы пьяны без вина.
     Пьянят нас юность и весна.
           Тимпан и флейта,
     И льется песнь из сердца
     Протяжно из глубин
           И гор вершин,
Ликующая жаворонком в небе,
           Куда унесться мне бы!
           Пора раздеться нам -
           Открыться небесам!
      А стыд? Сатиры обнажились.
           А мы бы не решились?
      Стыдливость женской наготы,
      Да в ней-то прелесть красоты.

Все, кроме Силена, обнажаются и со смехом разбегаются. Одна из вакханок с громким криком бежит от Диониса, который ловит ее, со смущением оглядываясь на Силена, та от него отбивается всячески, явно не в себе.

Показывается вереница девушек, несущих священный пеплос, вытканный ими для Афины; шествие останавливается на ступенях Парфенона; площадь все больше заполняется публикой; открываются настежь высокие двери, и интерьер храма освещают лучи солнца, а оттуда исходит ослепительное сияние Афины Парфенос, точно это сама богиня, предстающая взорам смертных из высот Олимпа. Публика замирает; на верхних ступенях показывается жрица Афины под ее видом, и ей преподносится пурпурный, сияющий белизной и золотом пеплос. Между тем танцевальный хоровод выдвигается на первый план.

            ХОР ДЕВУШЕК
Афина-Дева! Радуйся, богиня!
     С любовью произносим имя
         Твое мы с детских лет,
Как матери, и мил нам твой привет.
Воительница с ликом строго-нежным,
Во ткачестве наставница всех женщин,
     Премудрая, как бог отец,
         Страстей его венец
         Прекраснейший, в доспехах,
         Немыслимый в утехах,
         К чему склоняет всех
      Эрот, мальчишка, как на смех.
      В твоем блистательном обличье
      Сияют мудрость и величье.
(Пускается в весьма затейливую пляску по кругу.)
             ХОР ЮНОШЕЙ
         Во славу Афины и Феба
         Восставший из пепла
         Прекрасней стократ,
         Оделся в наряд
         Из мрамора, бронзы!
         И в золоте солнца
            Сияние лиц
            И бег колесниц!
            У гор и долины,
            О, город Афины
            В лазури небес,
            Как чудо чудес!
            Вся в песенном ладе
            Эллада в Элладе!

Хор девушек и Хор юношей зачинают совместную пляску по кругу и уходят в сторону; между тем проносятся запахи от костров жертвоприношений и возлияний богам, что предполагает и праздничное угощение.

Алкивиад взмахивает рукой.

              ХОР ЮНОШЕЙ
Роскошен пир, прелестны девы в пляске;
Без устали изнемогая в ласке
    Движений тела, рук и ног,
    Прельщая негой страстной впрок,
    Зовут нас отнюдь не к забаве,
         А к мужеству и славе.
         И сладостен напев,
    Как взоры, стан и бедра дев,
    Открытых, в меру оголенных,
         Все, как одна, влюбленных,
         Как то велит Эрот,
         А кто в кого не в счет.
         Прекрасна юность наша,
    Вином наполненная чаша!
          (Пляшет весьма замысловато.)

                  ЭПИЛОГ

Вид на Акрополь откуда-то сверху. В ослепительном сиянии паросского мрамора Парфенон. В стороне среди статуй проступает мраморный бюст Перикла в шлеме с его именем.

                ХОР МУЗ
Война все длится. Греция в руинах.
Иному богу молятся в Афинах.
Лишь в мраморе хранится, как живая тень,
       Далекий лучезарный день.
О, род людской! Воинственнее зверя
Он ищет славы в игрищах Арея,
И полчища племен, как вал времен,
       Все рушат Парфенон.
А он стоит, на удивленье свету,
Как сон, приснившийся поэту,
В руинах весь, но символ красоты
       И воплощение мечты.
       Все кануло и канет в лете,
Но век Перикла вновь сияет, светел,

Как вешний день, с богами на Олимпе,
       И Гелиос несется в нимбе.
       А на поля ложится тень.
       Повремени, прекрасный день!
       Эллада - школа всей планеты,
       О чем поют давно поэты.
       Но нет идиллии в былом
И лучше, кажется, забыться сном.
Лишь красота, взошедшая над миром,
       Осталась навсегда кумиром,
Предтечей жизни новой, как весны,
            В преданьях старины.
            Так, верно, вещих слово:
       Что было, сбудется все снова.
 



« | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены