Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Пленники любви и красоты. Сборник стихов и поэм о любви и женской красоте.

        Из трагедии «Алкивиад»

В дни перед походом афинского флота женщины отмечали праздник Адониса, который разыгрывается как погребальный обряд, с выносом тела (условно), с плачем и с пением, что многие, смеясь над женщинами, сочли за дурное предзнаменование. Тему Адониса на вечеринке у Алкивиада подхватывает Хор гетер.

             Х о р  г е т е р
      О, Афродита! Мать Эрота,
           Тебя влечет охота?
          Блистает негой взор
          В лесах, на склонах гор.
     Ты гонишься всерьез за зайцем,
          Как будто бы за счастьем
                  Любить
                  И жить!
     О, нет! Адонис, сын царя на Кипре,
     Прекраснейший из смертных в мире,
      Тебя влечет, тобой любим,
                  И с ним
      Ты дни проводишь на охоте,
      А ночи в скромном гроте,
              В пещере нимф,
Где таинства любви ты сотворяешь с ним,
          Счастливейшим из смертных,
          В объятьях и устах отверстых...
          Но юность, как весна,
          Лишь лучезарна и нежна;
И страстью пылкой утомлен, уходит
          Адонис на охоту.
Вся счастием любви упоена,
      Богиня грезит, и весна,
              Подобно чуду,
              Цветет повсюду.
                (Пляшет.)
          Адонис, как цветок,
          Поет любви исток
              В лесных пенатах,
          И вторит хор пернатых.
    И вдруг пред ним, как вражий стан,
    Возник косматый зверь - кабан.
         Он рад сразиться: "Ну-ка!"
     Увы! Увы! Достать ни лука,
               Ни верных стрел
                Он не успел.
         И, сбитый, весь в крови
     Исторг последний вздох любви.
     Примчались отовсюду нимфы,
         И Афродита с ними,
         Как бедная жена,
         И плачет с ней весна.
            (Пляшет.)

                *  *  *
Алкивиад в Спарте соблазнил царицу Тимею, решив, что его сын станет царем, и должен бежать. Куда? К персам, заклятым врагам греков, но теперь он повел двойную игру, тайно выступая на стороне Афин, и он-то обеспечивает победы афинского флота; с признанием его заслуг, он с триумфом возвращается в Афины.

              Х о р  г е т е р
  (приветствуя Алкивиада издали)
       Напрасно он, смирив свой норов,
       Отводит глаз от злобных взоров.
       А лучше бы  обрушить гнев,
Ведь лев прирученный уже не лев.
       Вновь повод сыщут для расправы,
       Не вынеся его высокой славы,
       И, вместо торжества побед,
       Накроет нас пучина бед,
       Как ныне вдруг разверзлись бездны,
                И гаснут звезды
       Любви и славы в вышине,
       И ужас стынет, как во сне,
                Неодолимо,
                Неумолимо!
                  (Пляшет.)

И, как нарочно, наплывают тучи на Акрополь, гремит гром, сверкают молнии, и обрушивается ливень.

      Эй! Что запели мы, как мойры?
      И ливень, как купанье в море,
      Нас радует сегодня вновь,
      Как ночь и звезды, как любовь!
      Пусть ныне в тучах небосклон,
            Ведь с нами снова он,
      В чьем облике, как бог, прекрасном,
      И красота, и мужество, и разум!
               Как царь зверей
                 Среди людей,
       Казался наш стратег опасным,
       А был-то он скорей злосчастным.
            С любимцами богов
       Так и бывает, - он таков!

Гетеры, продолжая пляску, увлекают за собой Алкивиада, к смеху и досаде его родственников и друзей, среди которых и Сократ.

      ИЗ ЭПИЛОГА

     Х о р  г е т е р
           Среди гробниц и стел
С изображеньем битв в сплетеньи тел
           Мы вспомнить вправе
      О веке, просиявшем в славе,
Как день весенний, лучезарный день!
      А наш - всего былого тень.
      Но лучезарен свет былого
           Восходит ныне снова,
      Как стройно-дивный Парфенон,
И до Олимпа ясен небосклон,
Где, видно, как и встарь, пируют боги,
Блаженством наполняются чертоги,
      Игрою света нисходя,
Как радуга за кромкою дождя.

О, счастье юности родиться в век,
      Отмеченный, как человек,
      И мудростью, и мощью правой,
      Овеянный высокой славой.
      Но в мире преходящем нет
      Счастливых непрерывных лет.
Как смертному переломить природу?
      Могущество утратив и свободу,
Мы грезим, но не детскою мечтой,
      А лучезарной красотой
      И строя в колоннаде зданий,
И женщин, и мужчин, их изваяний,
          Бессмертных, как в мечте,
          В предвечной красоте.


Из комедии «Афинские ночи»

Выходит  ХОР ДЕВУШЕК  с комическими масками в руках.

        ХОР ДЕВУШЕК
       Повержены Афины
       Пред красотою Фрины.
   И нет у нас иных забот,
   Как, кроме тех, каких Эрот
На стрелах шлет, сынишка Афродиты,
   И нет у нас от них защиты.
   И знамениты мы теперь
Лишь славой и достоинством гетер.
              (Пляшет.)
Утрачены могущество, свобода.
       И только мать-природа
    Еще нас, радуя, влечет,
И женской красоте вся слава и почет.
       Ее воспел - дивитесь! -
       Во мраморе Пракситель,
       Влюбленный, как в мечту,
    Прелестной Фрины красоту.
              (Пляшет.)
    Но Рок завистливый, как в маске,
       Смеясь, в коварной ласке,
       Судьбой Елены говорит:
       Изгнанье Фрине тож грозит
За красоту и дерзость упованья
     Предстать богиней в изваяньи
И на морском купаньи наяву,
Одетой в моря, неба синеву!

В глубине сцены на миг, пока Хор пляшет, возникают берег моря и выходящая из волн Фрина(как Афродита).

Дом Клиния. Двор уставлен скамейками, на которых усаживаются входящие гости, коих встречают слуги. В саду выделена, как сцена, лужайка на склоне гор. Суд Париса. Солнечные лучи под вечер ярко освещают явление богинь и Гермеса.

             ХОР ДЕВУШЕК
Гермес и три богини сходят вниз,
       С Олимпа в наши сны.
       Итак, пред нами Суд Париса.
                  БРОМИЙ
       Сюжет не нов, а ты дивися.
             ХОР ДЕВУШЕК
       Сюжет не нов, но вечен он,
       Как лучезарен Парфенон,
       Предвечно юный и старинный,
       Чудесный храм Афины,
       Эллады символ, - с ним
       К нам ближе и Олимп.
                (Пляшет.)
       Красив и статен, в козьей шкуре,
       Парис в смятенье, словно в буре
       Видений дивных и страстей, -
       То сон, - решил он без затей.
             (Пляшет вокруг Париса.)

Парис протягивает золотое яблоко Афродите, что публика с удовлетворением приветствует аплодисментами.

        ХОР ДЕВУШЕК
Игра ли это? Или чудный сон,
Как на заре сияет небосклон,
С явлением богинь на небе,
Пусть Гера улетает в гневе,
И шлем Афины золотой
Заката чище красотой.
А что пастух? Признал Приам, царь Трои,
В нем сына с радостью - на горе.
Он светел, нежен и могуч,
Как нас ласкает солнца луч,
Но меж троянских женщин
Он ловит всюду образ нежный
В сияньи чистой красоты,
И полон весь неведомой мечты.
           (Пляшет.)
  
Парис носится по сцене, как танцовшик, превращаясь из пастуха в царского сына в пышном восточном одеянии, перед которым возникает образ стартанской царицы Елены; вот он на берегу моря, где проступает корабль.

Из сада несется звук флейты, а затем и голос Париса, который показывается в полутьме звездной ночи.

             2-я ДЕВУШКА
На флейте он играет, как сатир,
Как Марсий, превосходно и поет.
                ПАРИС
Елена, прекраснейшая из жен,
    Прости Париса, он влюблен, -
То радость величайшая и мука,
    Поскольку нам грозит разлука.
          Не ведал я любви,
          Как, кроме бурь в крови,
          В сплетеньи тел, как в битве,
Но ныне замираю я в молитве.
          Послушай песнь мою,
          Как я тебя люблю!
     И преклоняю я колена
     Перед красой твоей, Елена.
            3-я ДЕВУШКА
Как складно он поет! Как соловей,
С повтором звуков и созвучий звонких.


      ХОР ДЕВУШЕК
    О, красота! На похищенье
         Обречена она
             И на гоненье
             Осуждена.
         В чем смысл такой напасти?
         Ведь красота дана
         Нам всем на счастье,
         Как юность и весна.
               (Пляшет.)
         Взлелеянные в детстве,
         Восходят грезы и мечты.
         Как избежать нам бедствий
         Изгнанничества красоты,
         Последней славы и опоры
         Эллады, гибнущей в раздорах?
               (Пляшет.)

         ИЗ ЭПИЛОГА

             ХОР ДЕВУШЕК
О, статуя богини! То краса,
Как солнцем просиявшая роса.
           С тобою на свиданье
      Само явилось мирозданье.
      Со всех сторон между колонн
           Открыт весь небосклон.
      И женственность нагая стынет
      Над морем, среди гор, в пустыне,
           Вся нега и любовь,
Что ловит в сети нас все вновь и вновь.
           О, благодать истомы!
      Мы к ней неистово влекомы
      Во сне ли, наяву, в мечте,
      С рожденьем новым - в красоте!
              (Пляшет, вовлекая в пляску всех.)
         С возросшей славой Книда
Явилась в город и сама Киприда -
    Узнать, за что ее здесь чтут,
И ахнула, смеясь: "Где наготу
        Узрел мою, Пракситель,
        Будь он и небожитель?
        А видел точно, но посметь,
        Хотя б для виду не одеть?
        Ведь лучше в полутайне
        В делах любви старанье.
        Иль здесь одни мечты
        И символ красоты?"
    О, слава золотая Книда -
    Пеннорожденная Киприда!
               (Пляшет.)


Из трагедии «Очаг света»

Площадь с очертаниями дворца Синьории с башней и церквей вдали. Выходит Хор в карнавальных костюмах и масках. Звучат отдельные голоса, а Хор то пляшет, то изображает нечто вроде пантомимы.

                П о э т
Флоренция! Тебя избрала Флора
         Всей негой юной взора
         Цветы посеять, сны
         Чарующей весны,
             И вся Тоскана -
     Ее цветущая поляна.
             Х у д о ж н и к
         Как живопись творца
     Разнообразна без конца,
     Жива, ликующе беспечна
     И в быстротечности предвечна.
                 П о э т
          И с веяньем мечты
     Прообраз вечной красоты
          Твоей души коснется,
     Для новой жизни встрепенется!
               Б о г о с л о в
           Чудесная обитель!
           И в ней поэт - правитель.
      Явились мы в век золотой,
      Вновь просиявший красотой.
               С и в и л л а
       Какое счастье и удача!
            Но тут и незадача.
            День меркнет, и в ночи...
                     Х о р
            Сивилла! Помолчи!
       Нам жизнь дана лишь на мгновенье -
            Не в горе, в наслажденье!
                    М о н а х
            В чем красота? Не в красках,
            Да и любовь - не в ласках.
            То лишь соблазн, и нет
            Здесь бога, он же свет!
                 Х у д о ж н и к
      О, нас зовут уж к покаянью,
      Когда душа несется к раю,
             С истомою в крови
             Встречая взор любви.
                      П о э т
      В дерзаньи духа, в вдохновеньи
             Какое преступленье?
                  Х у д о ж н и к
                  И нет вины
                  В красе весны!
                    С и в и л л а
        Здесь карнавал, там преступленье,
        То нашей жизни представленье.

Хор, закружившись в танце, удаляется.


          ИЗ ЭПИЛОГА

                Х о р
    Да будет век твой долог, долог,
       Огня небесного осколок, -
    Весь обуянный красотой,
    Флоренции век золотой,
       Падучих звезд каскад, -
    Ты озаришь его закат,
       Блистательный, нетленный,
       Как солнца во Вселенной.

Капелла Медичи возникает во всем ее совершенстве и благодатной тишине.

        Ночь, Утро, Вечер, День -
Здесь мрамора живого светотень.
               Утихли битвы,
             Как и молитвы.
             Жизнь во Христе
        Цветет лишь в красоте.


Из комедии «Дон Жуан»

  История Дон Жуана в эпоху Возрождения в Испании воспроизведена в комедии «Дон Жуан» (2001). Легендарный сюжет «Севильского озорника» в конкретно исторических условиях эпохи Возрождения обретает новое содержание. Драма инфанта дон Карлоса у трона, на невесте которого женился король, повторяется в судьбе поэта Энрике: он влюблен в двоюродную сестру донью Анну, на которой собирается жениться его отец по воле короля; в это время из Италии возвращается в Мадрид Дон Жуан и встречается прежде всего с Исабель, с которой свел его Луис, актер, играющий роль Дьявола.

               *  *  *
Исабель, ожидая Дон Жуана, спешит выпроводить гостей, те просят ее спеть на прощанье, а кто-то возмущается.

             ИСАБЕЛЬ
            (вспыхивая)
Молчи! Свободна я, как дон Жуан,
И ночь моя принадлежит счастливцу,
В кого я влюблена или люблю.
   (Подает знак Луису, который играет то на флейте, то на лире, - танцует и поет.)

    Плывет там облако - ладья
         В надзвездные края,
         А кормчий, как ребенок,
         Превесел он с пеленок.
    Я славлю шалости его.
    Амур! Амур! Чье торжество
    Для всех и радость, и отрава,
         И жизни этой слава.
         Есть в мире он один,
         Веселый властелин,
    Хотя приносит много горя,
    Как нет спасенья в буйстве моря.
    Ладья моя, плыви, плыви,
               Ковчег любви!

Рукоплещущих гостей выпроваживает с нетерпением, заметив дон Жуана на балконе. Исабель и дон Жуан, который озабочен судьбой инфанта.

               ИСАБЕЛЬ
Поговорим мы лучше о любви,
Чтоб перейти нам поскорее к делу,
Пусть это грех, покаяться успею.
             ДОН ЖУАН
Любовь не грех, любить сам Бог велел.
               ИСАБЕЛЬ
А я что говорю? Чего хочу?
             ДОН ЖУАН
      (рассмеявшись и отходя в сторону)
Чего все сущее столь алчет?
              ИСАБЕЛЬ
Любви, конечно!
            ДОН ЖУАН
                               Красоты.
Любовь - всего стремленье к ней,
Любовь - энергия, а сущность,
А сущность - это красота,
И в ней-то тайна бытия,
Ее разгадкою я занят,
Как помню с детства я себя.
             ИСАБЕЛЬ
С тобой согласна я, но после,
Я вся горю, тебя люблю!
           ДОН ЖУАН
Не в жажде наслаждений дело,
Не в обладаньи скоротечном,
В обманной пылкости страстей,
Как в муках радости и горя,
Безумствуешь, не познаешь.
             ИСАБЕЛЬ
Любви я жажду, не познанья.
           ДОН ЖУАН
Так, жаждешь ты любви, как зверь,
Для продолженья рода?
             ИСАБЕЛЬ
                                            Нет!
           ДОН ЖУАН
Любви ли жажду? Тайны красоты
Изгибов тела, поступи, улыбки,
Как воплощенья счастья и любви, -
И в ней - в тебе! - вся радость бытия!
              ИСАБЕЛЬ
          (бросаясь ему на шею)
О, дон Жуан! Ты все шутил, как вижу.
            ДОН ЖУАН
Шутил? О, нет! Как никогда серьезен.
Любовь - ведь созерцанье красоты,
А страсть - всего лишь действие, что губит
Саму любовь и вместе с красотою, -
Вот в чем трагизм извечный бытия
У трона Господа - и нет исхода.

С улицы доносится музыка, и сцену заполняет южная звездная ночь.

             *  *  *
          ДОНЬЯ АННА
Энрике! Что еще случилось?
              ЭНРИКЕ
                                                      Как!
Что мало бед? Еще? Пускай! Мне легче
Потоп, землетрясенье вынести
И даже смерть свою, но не разлуку
С моей любовью в чистоте ее,
Какой недаром ниспослало небо,
Как светоч дней моих в земной юдоли.
           ДОНЬЯ АННА
Энрике! Как! Меня ты любишь так?!
               ЭНРИКЕ
А как поэт, когда он любит, может
Любить? Призвание его - любовь,
Как у Амура. Данте и Петрарка
Воспели Беатриче и Лауру,
И я хочу, но также и любить
Не просто образ, женщину земную.
           ДОНЬЯ АННА
Как дон Жуан?
               ЭНРИКЕ
                            О, да! Ведь он поэт,
И он поет любовь, как птицы в небе,
И я хочу быть таковым - знать счастье
Из высших наслаждений бытия,
Чье имя Бог - Амур или Христос,
Мне все равно, - так любим мы, поэты.
           ДОНЬЯ АННА
Хвалу поешь не мне, а дон Жуану.
Но чем прекрасен он?
               ЭНРИКЕ
                                       Скорее дурен,
Хотя и светится он весь, как ангел...
           ДОНЬЯ АННА
Как ангел светоносный Люцифер?
Недаром шут его заметил тотчас
И с ним повел таинственные речи,
Как сущий дьявол, роль его играя.
Ты юн, Энрике, и такой пример
Воистину опасен для тебя.
               ЭНРИКЕ
Пример мне подает Амур всевластный,
Пуская стрелы, коими изранен
Я весь, как Себастьян с мольбою к Богу.
            ДОНЬЯ АННА
Хвалу поешь любви, не донье Анне.
Сестра, я буду матерью твоею,
И нам разлука не грозит, Энрике.
               ЭНРИКЕ
Несправедливо это, донья Анна!
            ДОНЬЯ АННА
Решения отца и короля -
Благое дело. Как иначе можно
Здесь рассудить?
               ЭНРИКЕ
                              Когда бы ты любила!
Когда б ты знала страсть любви, как Бога!
            ДОНЬЯ АННА
Как я не знаю? Я тебя люблю,
Когда кого-нибудь люблю на свете,
Где я одна, без близких и друзей.
               ЭНРИКЕ
О Боже! Донья Анна! Ты открыла
Мне тайну грез моих и сновидений:
Как я люблю тебя, ты любишь тоже.
             ДОНЬЯ АННА
Двоюродного брата и поэта
Немудрено любить твоей сестре.
                ЭНРИКЕ
Ведь красота, что зеркало любви,
Как небеса и море, мирозданье,
Пронизана любовью всеблагою,
Столь велика моя любовь, что ты -
Ее же воплощенье, красота!
            ДОНЬЯ АННА
О, горе мне, когда ты прав, Энрике!
                ЭНРИКЕ
Но почему же горе, донья Анна?
            ДОНЬЯ АННА
О, дон Жуан! Надоумил Энрике
Событья упредить, как он умеет
Из-под венца невесту увести,
Прельстив любовью, вместо брачных уз,
Пугающих, постылых, как сиротство.
                ЭНРИКЕ
Опять о дон Жуане. Но, быть может,
Свободу обещая за любовь,
Он прав?
            ДОНЬЯ АННА
                 Обманщик он.
                ЭНРИКЕ
                                             Я буду им,
Обманщиком, когда меня ты любишь.
             ДОНЬЯ АННА
Ты хочешь соблазнить меня, Энрике?
                 ЭНРИКЕ
Ужель ты не мечтала о любви?
    Лови мгновения, лови!
    Мгновенья юности и счастья -
        Прощанья, может статься.
    Поет ли в роще соловей,
        Всех звонов не жалея,
    Цветет ли роза все пышней,
    Во пламени любви алея, -
    Все о любви моей к тебе
    И песни дар в моей судьбе!
        Любви отдаться свято,
        Мы рождены для счастья!
     И соловей, и роза, как во сне,
        Любовью дышат по весне.
           ДОНЬЯ АННА
Как соловей пернатый, ты запел
    И ныне явно преуспел.
На песнь любви нельзя мне не ответить,
    Ведь солнце не напрасно светит,
И только освещенная луна
        Прекрасна и нежна.
И жаждет плоть, как хлеба,
        Любви в свершеньях неба,
    Вино перетекает в кровь,
Как таинство причастия - любовь,
         Источник вдохновенья
              Во красоте,
         А я лишь воплощенье
              В твоей мечте.

              *  *  *
Дон Фернандо, командор ордена Калатравы, узнав о любви сына к донье Анне, отсылает его в деревню, а сам спешит со свадьбой. Донья Анна решается обратиться за помощью к Дон Жуану. То же самое делает и Энрике.

           ФЕЛИСА
Посланье дон Жуану? Боже!
           (Уходит.)
            ДОНЬЯ АННА
    (пишет, проговаривая вслух)
Когда бы небеса разверзлись
И океан покрыл всю землю,
Все лучше было б, чем сейчас;
Господь бы спас нас всех, невинных,
И мы предстали бы в Раю
Лишь с теми, кто нам близок, мил.
Поэт отправлен, точно в ссылку,
В деревню, ревность возбудив
И гнев, сверкающий, как гром,
Известно, у кого, я имя
Не смею называть в письме.
Я знаю славу кабальеро,
Его бесстрашие и честь,
И думаю не без усмешки:
«И как за друга не вступиться?»
Иль благородство - звук пустой?
Скажу я прямо, без обмана:
Возможно все, и похищенье.
Явитесь к ночи, я готова
На все и даже... и на смерть.

Слышны топот копыт и стук колес со двора.

Вмешайтесь, но с благою целью!
С письмом вверяю, кабальеро,
Я вам и жизнь, и честь мою.

              *  *  *
Кабинет в доме, в котором остановился дон Жуан. Дон Жуан  за столом что-то пишет; то и дело впадая в раздумья, вскакивает на ноги.

               ДОН ЖУАН
    Я видел в церкви донью Анну,
И снова грезы, - как я не устану
         Влюбляться и любить!
               Но как же быть?
    Весь вид и взор - чудесно строги.
    Когда б решил жениться? Боги!
В молитве вся светилась чистотой
И ангела прекрасней красотой!
    Но в трепете любви живая
             И вся земная, -
    И тем прекрасна и грешна,
             Как всякая жена,
        Что мне уже не в радость,
    Весь пыл любви - такая малость!

                Входит Луис.

Я звал тебя?
                     ЛУИС
                       Коль здесь я, значит, звал.
               ДОН ЖУАН
Зачем мне жизнь дана? Как всякой твари?
Как соловью пропеть две-три весны?
Как розе расцвести, увянуть вскоре?
Я, человек, божественен?
                    ЛУИС
                                               Едва ли.
               ДОН ЖУАН
К чему земная жизнь, когда там вечность?
                    ЛУИС
Зачем что прах все, суета сует.
               ДОН ЖУАН
В чем тайна бытия и мирозданья?
Свободен я и связан, как инфант,
У трона Господа, я раб и пленник?
Но разум мой, но свет в моих глазах,
Объемлющий всю землю и миры
Бесчисленные во Вселенной, - дар сей
Зачем же соловью? Поэт, я - мастер
И явлен сотворить мир новый, лучший,
Не Рай, не Ад в их вечности недвижной,
А вешний край, летящий среди звезд!
                    ЛУИС
В чем смысл твоих стремлений и желаний,
И грез, и упований, дон Жуан,
Ты знаешь сам.
                ДОН ЖУАН
                             Познанье.
                    ЛУИС
                                                Нет, любовь.
Ты выбрал сам свое предназначенье.
Ведь в том вся радость бытия и слава!
                ДОН ЖУАН
Ах, да! Письмо Энрике мне подбросил,
В деревню уезжая, точно в ссылку.
          (Передает Луису.)
                     ЛУИС
               (читает, играя Энрике)
О, дон Жуан! Любовь - твое призванье,
И кто поймет меня, коли не ты?
Ведь ты воистину Амур, не тот,
Ребенок с крылышками, да к тому же
С повязкой на глазах, а юноша,
Супруг Психеи, разлученный с нею
Самой Венерой, ясно уж недаром.
Ты демон, по Платону, то звено,
Что связывает смертных и богов
В любви, во славу ей, - все это ты!
Ты в душу Дафны заронил любовь;
Мы объяснились, я счастливей Феба,
Но и несчастнее, нас разлучили,
Боюсь, навеки. Лучше бы навеки,
Чем пасынком у мачехи страдать.
Вмешайтесь, дон Жуан, с инфантом
Его величеству откройте
Несправедливость явную
Затеи с браком доньи Анны,
Когда по чести в честь отцов
Отдать ее за сына должно
Во имя будущих посевов!
            ДОН ЖУАН
      (выходя из-за стола)
Но это невозможно, да опасно.
Энрике бедный!
               ЛУИС
                              Надо Командора
Убрать с пути, как глыбу камня прочь.
            ДОН ЖУАН
А, впрочем, пусть. И, может быть, так лучше.
Энрике молод и поэт; влюблен?
И слава Богу! То есть Фебу! Музы
В деревне посетят его, и пользы
В том будет больше, чем в любовных схватках,
Обманных, с пылом, что уносит ветер,
И счастия как не бывало!
                ЛУИС
                                               Боги!
Нет, важно ведь поесть, когда охота, -
Такое это счастье, - нет его,
Опять хочу я есть, опять, опять.
             ДОН ЖУАН
Когда же свадьба доньи Анны?
                 ЛУИС
                                                           Нынче.
Хотите свадьбу как-нибудь расстроить?
На это вы ведь мастер, говорят.
             ДОН ЖУАН
Невесту увести из-под венца,
Сорвать цветок невинности - и бросить
Ославленную в упоеньи счастья?
О, нет! Не я герой таких историй,
Ведь здесь вся речь о праве первой ночи,
Чего народ, как видно, не приемлет.

               *  *  *
Фелиса с письмом доньи Анны не успела до венчания в церкви, Дон Жуан явился к ночи и в поединке убил дон Фернандо. Донья Анна со служанкой в часовне с гробницей Командора. За нею наблюдает Дон Жуан.

          ФЕЛИСА
Бежать отсюда без оглядки!
Твоим супругом не был он,
На ложе не успел взойти,
Не в силах, может быть, уже,
Ну, как Иосиф, ты ж Мария...
         ДОНЬЯ АННА
Оставь меня одну. Иди же.
А двери в сад не закрывай.
        (Усаживается на скамеечку, машинально меняя позу время от времени со всевозможным изяществом, а в двери видны река и далекие горы.)

             ДОН ЖУАН
Божественно разумна и прелестна,
    В тоске своей, как песнь, чудесна.
    И мне ее ничуть не жаль.
    О, как прекрасна в ней печаль!
    И в ней такая безмятежность,
    Как нега чистая и нежность,
         И где? Не там, в Раю,
    А здесь у жизни на краю,
          У жуткой тайны гроба,
         Что нас страшит, как злоба,
                 И жизни нет, -
     Во мраке ночи - вешний свет,
     А там далекая долина.
          О, дивная картина!
                 ФЛОРЕС
В нее вы можете войти. А я,
Пожалуй, выйду в монастырский сад.
                 (Уходит.)

      Дон Жуан, выйдя из укрытия, опускается на колени у гробницы и смиренно молится.

            ДОНЬЯ АННА
Энрике, это ты? Впервые вижу
Тебя коленопреклоненным здесь.
И набожность твоя меня смешит,
Как шутовство в твоих аутос. Боже!
              ДОН ЖУАН
Простите, ради Бога, донья Анна!
Я не Энрике, друг его несчастный,
Кому доверились вы безотчетно,
Чем я польщен и счастлив видеть вас!
             ДОНЬЯ АННА
       (оставаясь на месте, лишь выпрямившись)
Как! Здесь у гроба?
               ДОН ЖУАН
       (на коленях, теперь как бы перед нею)
                                    Жизнь цветет повсюду,
Пока цветет; земля - наш парадиз.
          (Встает, как и донья Анна.)
У гроба ярче красота земная
    Сияет до небес, до Рая,
          И даже самый Ад
          Цветет, как в зное сад.
    Повинен я в грехах, во многих,
          Их нет лишь у убогих,
          Но даже в дни смиренья
    Во мне все громче дух сомненья.
Я утомлен раскаяньем моим,
    Весь мир - как смрад и дым,
    И полон скорби и унынья,
    Но вижу вот иные сны я.
    Как ангел-утешитель ты
Предстала здесь. О, чудо красоты!

Из сада с удивлением заглядывают Фелиса и Флорес.

          ДОНЬЯ АННА
Вся жизнь моя, как сон чудесный,
    Как отзвук вашей песни.
    В глазах моих от слез -
    Лишь отсвет купы роз,
         Да все в картинах
О свадьбах и о поединках,
    И алой струйкой кровь,
    А все любовь, любовь,
    Что поведет лишь к мести,
И мы не уцелеем вместе
    Из близких и друзей.
         Бегите! Поскорей!
Во имя дружбы и спасенья,
    Во имя возрожденья.
            ДОН ЖУАН
    Бегут ли от любви? У гроба
Здесь торжествует не любовь, а злоба
        К возвышенной мечте,
        К любви и красоте.
        Бегите вы! Свобода
             И мать-природа -
    Вот ваше царство, где любовь
        Восходит вновь и вновь.
        О, небо! О, блаженство!
    Постиг я тайну совершенства
    Природы женской и любви
    С певучим ропотом в крови.
    Могу я петь, творец искусства,
    Источник пламенного чувства!
                 ФЛОРЕС
         (глядя на статую Командора)
Ай, ай! Он ожил! В гневе!
               ДОН ЖУАН
                                                Командор?!

   Донья Анна с Фелисой в недоумении уходят.

                *  *  *
В доме дон Фернандо, где Энрике устроил прием, чтобы развеселить донью Анну.

                 ЛУИС
О, донья Анна!
                ИСАБЕЛЬ
                             Новости какие!
            ДОНЬЯ АННА
              (с улыбкой)
Какие же?
                ИСАБЕЛЬ
                   О дон Жуане. Он
Его Величеством прощен и может
Жениться даже...
           ДОНЬЯ АННА
                               И на ком?
                  ЛУИС
                                                   На вас.
             ДОНЬЯ АННА
Я думаю, ему приснилось это.
Его ведь посетил и Командор
Из камня. Приходил к нему на ужин.
Слыхали?
                ИСАБЕЛЬ
                   Да. Но это, верно, шутка!
             ДОНЬЯ АННА
И чья же это шутка?
                ИСАБЕЛЬ
                                      Да, Луиса.
                    ЛУИС
О, нет! Клянусь я честью, не моя!
              ДОНЬЯ АННА
     (взглядывая с улыбкой на дон Жуана)
Он не в себе, вы видите, он весел,
Как юноша влюбленный, как поэт,
Что больше бы пристало дон Энрике,
Который ныне слишком уж серьезен,
Воинственно настроен и угрюм.
                    ЛУИС
Они местами поменялись, видно,
Вокруг луны в ее сияньи чистом,
Красы небес до самых райских кущ.
                 ИСАБЕЛЬ
Пускай прочтут стихи в честь доньи Анны.
                    ЛУИС
Устроим празднество в честь красоты!
              (Берет в руки флейту.)
                ДОН ЖУАН
И состязанье, вместо поединка?
                   ЭНРИКЕ
              (вполголоса)
Одно другому помешать не может.
                ДОН ЖУАН
Ну, хорошо, Энрике. Начинай!
                  ЭНРИКЕ
Слов не найти и с рифмой не в ладу?
Но хватит мне добра в моем саду,
        Где ты, царица ночи,
              Глядишь мне в очи,
        Пленяя и скорбя,
        Что я люблю тебя
        До неги и страданья,
        Невесту мирозданья.
        О, улыбнись! О, дай
        Мне вознестись в твой край,
        Его же нет чудесней,
               С моею песней.
               О, прочь! О, прочь!
         Пускай царит лишь ночь.
               ДОН ЖУАН
        А я восславлю день!
        Ведь ночь всего лишь тень
    Всего прекрасного на свете,
    Со всем ужасным на примете.
        И солнце в вышине
        Являет по весне
    Твой милый облик женский,
          Как гимн вселенский,
        С сиянием небес,
        Что чудо из чудес.
        Нет ничего прелестней,
            Чем взор любви,
    Что из души восходит песней,
        С волнением в крови.
             ДОНЬЯ АННА
Еще! Еще! Пусть состязанье длится
До ночи, до утра, до солнца!

              *  *  *
После вечера Энрике подстерег Дон Жуана и в поединке с ним погиб.

 



« | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены