Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Сонеты о любви поэтов эпохи Возрождения.

 ПЬЕР РОНСАР (1524-1585)

             * * *
Когда, как хмель, что, ветку обнимая,
Скользит, влюбленный, вьется сквозь листы,
Я погружаюсь в листья и цветы,
Рукой обвив букет душистый мая,

Когда, тревог томительных не зная,
Ищу друзей, веселья, суеты,—
В тебе разгадка, мне сияешь ты,
Ты предо мной, мечта моя живая!

Меня уносит к небу твой полет,
Но дивный образ тенью промелькнет,
Обманутая радость улетает,

И, отсверкав, бежишь ты в пустоту,—
Так молния сгорает на лету,
Так облако в дыханье бури тает.

             * * *
Когда ты, встав от сна богиней благосклонной,
Одета лишь волос туникой золотой,
То пышно их завьешь, то, взбив шиньон густой,
Распустишь до колен волною нестесненной —

О, как подобна ты другой, пенно-рожденной,
Когда волну волос то. заплетя косой,
То распуская вновь, любуясь их красой,
Она плывет меж нимф по влаге побежденной!

Какая смертная тебя б затмить могла
Осанкой, поступью, иль красотой чела,
Иль томным блеском глаз, иль даром нежной речи?

Какой из нимф речных или лесных дриад
Дана и сладость губ, и этот влажный взгляд,
И золото волос, окутавшее плечи?

                * * *
До той поры, как в мир любовь пришла
И первый свет из хаоса явила,
Не созданы, кишели в нем светила
Без облика, без формы, без числа.

Так праздная, темна и тяжела,
Во мне душа безликая бродила,
Но вот любовь мне сердце охватила,
Его лучами глаз твоих зажгла.

Очищенный, приблизясь к совершенству,
Дремавший дух доступен стал блаженству,
И он в любви живую силу пьет,

Он сладостным томится притяженьем,
Душа моя, узнав любви полет,
Наполнилась и жизнью и движеньем.

               * * *
В твоих объятьях даже смерть желанна!
Что честь и слава, что мне целый свет,
Когда моим томлениям в ответ
Твоя душа заговорит нежданно.

Пускай в разгроме вражеского стана
Герой, что Марсу бранный дал обет,
Своею грудью; алчущей побед,
Клинков испанских ищет неустанно,—

Но робкому, пусть рок назначит мне
Сто лет бесславной жизни в тишине
И смерть в твоих объятиях, Кассандра.

И я клянусь: иль разум мой погас,
Иль этот жребий стоит даже вас,
Мощь Цезаря и слава Александра
 
              *  *  *
Ко мне, друзья мои, сегодня я пирую!
Налей нам, Коридон, кипящую струю,
Я буду чествовать красавицу мою,
Кассандру иль Мари, - не все ль равно, какую?

Но девять раз, друзья, поднимем круговую, -
По буквам имени и девять кубков пью.
А ты, Белло, прославь причудницу твою,
За юную Мадлен прольем струю живую.

Неси на стол цветы, что ты нарвал в саду,
Фиалки, лилии, пионы, резеду, -
Пусть каждый для себя венок душистый свяжет.

Друзья, обманем смерть и выпьем за любовь!
Быть может, завтра нам уж не собраться вновь.
Сегодня мы живем, а завтра - кто подскажет?

                 * * *
Мари-ленивица! Пора вставать с постели!
Вам жаворонок спел напев веселый свой,
И над шиповником, обрызганным росой,
Влюбленный соловей исходит в нежной трели.

Живей! Расцвел жасмин, и маки заблестели —
Не налюбуетесь душистой резедой!
Так вот зачем цветы кропили вы водой,
Скорее напоить их под вечер хотели!

Как заклинали вы вчера глаза свои
Проснуться ранее, чем я приду за вами,
И все ж покоитесь в беспечном забытьи, —

Сон любит девушек, он не в ладу с часами!
Сто раз глаза и грудь вам буду целовать,
Чтоб вовремя вперед учились вы вставать.

                 * * *
Ты всем взяла: лицом и прямотою стана,
Глазами, голосом, повадкой озорной.
Как розы майские — махровую с лесной —
Тебя с твоей сестрой и сравнивать мне странно.

Я сам шиповником любуюсь постоянно,
Когда увижу вдруг цветущий куст весной.
Она пленительна — все в том сошлись со мной,
Но пред тобой, Мари, твоя бледнеет Анна.

Да, ей, красавице, до старшей далеко.
Я знаю, каждого сразит она легко,—
Девичьим обликом она подруг затмила.

В ней все прелестно, все, но только входишь ты,
Бледнеет блеск ее цветущей красоты,
Так меркнут при луне соседние светила.

                 * * *
Как роза ранняя, цветок душистый мая,
В расцвете юности и нежной красоты,
Когда встающий день омыл росой цветы,
Сверкает, небеса румянцем затмевая,—

Вся прелестью дыша, вся грация живая,
Благоуханием поит она сады,
Но солнце жжет ее, но дождь сечет листы,
И клонится она и гибнет, увядая.

Так ты, красавица, ты, юная, цвела,
Ты небом и землей прославлена была,
Но пресекла твой путь ревнивой Парки злоба.

И я в тоске, в слезах на смертный одр принес
В кувшине — молока, в корзинке — свежих роз,
Чтоб розою живой ты расцвела из гроба.

                 * * *
Когда с прелестною кузиною вдвоем,
Затмив светило дня, сидела ты в гостиной,
Я был заворожен волшебною картиной:
Так хороши цветы над луговым ручьем.

Анжуйских девушек легко мы узнаем:
Их милой живостью прославлен край старинный,—
Тепло, приветливо я встречен был кузиной,
А ты задумалась, мечтая о своем.

Ты безразличием мне душу истерзала,
Как ни молился я — ты глаз не подняла
И, полусонная, ни слова не сказала,

Все брови хмурила, сама себе мила,
И испугался я, что дерзким ты сочла
Приветствие мое, и выбежал из зала.

                 * * *
Чтобы цвести в веках той дружбе совершенной —
Любви, что к юной, вам, питал Ронсар седой.
Чей разум потрясен был вашей красотой,
Чей был свободный дух покорен вам, надменной,

Чтобы из рода в род и до конца вселенной
Запомнил мир, что вы повелевали мной,
Что кровь и жизнь моя служили вам одной,
Я ныне приношу вам этот лавр нетленный.

Пребудет сотни лет листва его ярка, —
Все добродетели воспев в одной Елене,
Поэта верного всесильная рука

Вас сохранит живой для тысяч поколений, —
Вам, как Лауре, жить и восхищать века,
Покуда чтут сердца живущий в слове гений.

                * * *
Кассандра и Мари, пора расстаться с вами!
Красавицы, мой срок я отслужил для вас.
Одна жива, другой был дан лишь краткий час —
Оплакана землей, любима небесами.

В апреле жизни, пьян любовными мечтами,
Я сердце отдал вам, но горд был ваш отказ,
Я горестной мольбой вам докучал не раз,
Но Парка ткет мой век небрежными перстами.

Под осень дней моих, еще не исцелен,
Рожденный влюбчивым, я, как весной, влюблен.
И жизнь моя течет в печали неизменной,

И хоть давно пора мне сбросить панцирь мой,
Амур меня бичом, как прежде, гонит в бой —
Брать гордый Илион, чтоб овладеть Еленой.

ЖАН-АНТУАН ДЕ БАИФ (1532-1589)

О, сладкая, манящая картина!
На поле боя сладостных ночей
Моя душа сливается с твоей,
И тело с телом слиты воедино.

Как жизнь сладка и как сладка кончина!
Моей душе неймется поскорей
В тебя вселиться разом, без затей -
То вверх, то вниз несет меня пучина.

О, сила в нас обоих не ослабла!
Я весь в тебе, взят тобой всецело.
Ты пьешь меня, когда окончен путь,

И возвращаешь мне остаток дряблый.
Но губ твоих и ласки их умелой
Достаточно, чтоб силы мне вернуть.

МАРК ПАПИЙОН ДЕ ЛАФРИЗ (1555-1599)

             *  *  *
Неужто никогда, пройдя круги невзгод,
Не поплыву к любви рекой неторопливой,
Легонько теребя волос твоих извивы,
Покусывая твой гвоздично-алый рот.

Давая ощутить мужского тела гнет,
Сжимая ртом сосцы - как две тугие сливы,
Касаясь языком ресниц твоих ревнивых
И чувствуя рукой, как кровь в тебе течет.

Неужто никогда не слышать, опьянев,
Как нега изнутри мурлычет свой напев,
И не сжимать тебя в объятьях, дорогая,

Ловя на ощупь дрожь округлого плеча,
И вдосталь не испить из сладкого ключа,
Шалея, горячась, паря, изнемогая?

               *  *  *
В чем дело? Ты меня считаешь дураком?
Стремительную страсть, шальную без оглядки,
Пытаешься унять то поцелуем кратким,
То словом ласковым, то вежливым кивком.

Мы на людях. Ну как обнять тебя тайком?
Они глядят на нас - так поиграем в прятки.
Беседовать начнем, изучим их повадки
И усыпим их слух пристойным пустяком.

Когда беседа их пойдет сама собой,
Используем хоть миг, дарованный судьбой,
И напрямик пойдем стезею наслаждений!

Взирая на гостей с бесстрастьем старика,
Я глазом не моргну, когда моя рука
В восторге ощутит тепло твоих коленей.

ИСПАНИЯ

ЛОПЕ ДЕ ВЕГА (1562-1635)

             *  *  *
Терять рассудок, делаться больным,
Живым и мертвым стать одновременно,
Хмельным и трезвым, кротким и надменным,
Скупым и щедрым, лживым и прямым;

Все позабыв, жить именем одним,
Быть нежным, грубым, яростным, смиренным,
Веселым, грустным, скрытным, откровенным,
Ревнивым, безучастным, добрым, злым;

В обман поверив, истины страшиться,
Пить горький яд, приняв его за мед,
Несчастья ради счастьем поступиться,

Считать блаженством рая тяжкий гнет, -
Все это значит: в женщину влюбиться;
Кто испытал любовь, меня поймет.

Поэзия - в романсах, а в сонетах - философская риторика.

ПОРТУГАЛИЯ

ЛУИС ВАС ДЕ КАМОЭНС (1524 или 1525-1580)

              *  *  *
Колокола сзывали в божий храм,
И люди шли, как реки льются в море,
Чтобы того прославить в общем хоре,
Кто указал пути к спасенью нам.

Но притаился бог незрячий там,
И я в груди стрелу почуял вскоре,
И он сломил мой разум в жарком споре,
Прекрасный лик явив моим глазам.

Язычник одолел меня во храме,
Но я в душе не чувствую укора,
Слепого супостата не кляну.

Я дал ему обвить меня цепями,
Я славил этим вас, моя сеньора.
И жаль, что прежде не был я в плену.

             *  *  *
Прощальный час, прощальной речи звук -
И жизнь уйдет путем необратимым,
И станет все несбывшимся и мнимым,
Обман мечты замкнет железный круг.

О, смена встреч, свиданий и разлук!
Ты к цели шел усердным пилигримом,
Ты верен был, но все уходит дымом,
Ни жертв не ценит Время, ни заслуг.

Прошедшее не может возвратиться, -
Такая даль разделит нас с тобою,
Что нам едва ли встреча суждена.

Все кончено! К чему еще стремиться?
Мне будет - так начертано судьбою -
Разлукой долгой жизнь сокращена.

          *  *  *
Меняются и время и мечты,
Меняются, как время, представленья.
Изменчивы под солнцем все явленья,
И мир всечасно видишь новым ты.

Во всем и всюду новые черты,
Но для надежды нет осуществленья.
От счастья остаются сожаленья,
От горя - только чувство пустоты.

Уйдет зима, уйдут снега и холод,
И мир весной, как прежде, станет молод,
А я и песню слушаю в слезах.

Иссякнут слезы, вновь придет веселье,
Но страшно роковое новоселье,
И неизменен в мире этот страх.

             *  *  *
Меня сочли погибшим, наблюдая,
Как тягостно владеет горе мною,
Как меж людей бреду я стороною
И как чужда мне суета людская.

Я погибал. Но, мир пройдя до края,
Не изменил возвышенному строю
Среди сердец, что обросли корою,
Страданий очистительных не зная.

Иной во имя золота и славы
Обрыщет землю, возмутит державы,
Зажжет весь мир в железное кольцо.

А я иду любви тропой неторной.
В моей душе - кумир нерукотворный -
Изваяно прекрасное лицо.

           *  *  *
Туманный очерк синеватых гор,
Зеленых рощ каштановых прохлада,
Ручья журчанье, рокот водопада,
Закатных тучек розовый узор,

Морская ширь, чужой земли простор,
Бредущее в свою деревню стадо, -
Казалось бы, душа должна быть рада,
Все тешит слух, все восхищает взор.

Но нет теюя - и радость невозможна.
Хоть небеса невыразимо сини,
Природа бесконечно хороша,

Мне без тебя и пусто и тревожно,
Сержусь на все, блуждаю, как в пустыне,
И грустью переполнена душа.

АНГЛИЯ

ФИЛИП СИДНИ (1554-1586)

СОНЕТЫ из книги «АСТРОФИЛ И СТЕЛЛА»

                7
Когда природа очи создала
Прекрасной Стеллы в блеске вдохновенья,
Зачем она им черный цвет дала?
Быть может, свет подчеркивая тенью?..
Чтоб свет очей не ослепил чела,
Единственное мудрое решенье
Природа в черной трезвости нашла,-
Контрастами оттачивая зренье.
И чудо совершила простота,
И красота отвергла суесловье,
И звездами сияла чернота,
Рожденная искусством и любовью,
Прикрыв от смерти траурной фатой
Всех тех, кто отдал кровь любви святой.
                 8
Бог Купидон бежал из Греции родной,
Где каменным сердцам злодеев-оттоман
Не в силах был стрелой нанесть глубоких ран,
И думал, что у нас он обретет покой.
Но в северной земле, морозной, ледяной,
Где вверг его в озноб и холод и туман,
Он возомнил, что был ему жилищем дан
Лик Стеллы, что горит веселостью живой,
Чья белизна и взор, как солнце на снегу,
В него вселили вмиг надежду на тепло,
И он решил: "Уж тут согреться я смогу!" -
Но от нее, чей хлад его измучил зло,
Мне в сердце он впорхнул, где, бросив уголек
И крылья опалив, вновь полететь не мог.
                 12
Ты светишься, Амур, в глазах у Стеллы,
Дневной силок из локонов плетешь,
Вселившись в губы, пухлость им даешь,
Струй дыханья превращаешь в стрелы,
Ты полнишь сластью эти груди белы,
Злонравью кротость учишь, мед свой льешь
В живую речь - и всех бросает в дрожь,
И чистый глас поет тебя умело.
И все ж не мни, что Стеллой овладел -
Так войско, слыша трубы в ходе схватки,
Кричит: "Победа! Сладок наш удел!"
Нет, сердце Стеллы - крепость прочной кладки,
Там рвы и башни ум соорудил;
Сломить ее ни средства нет, ни сил.
                 35
Ну как словами выразить предмет,
Коль истину не отличишь от лести?
Коль с бесконечностью природа вместе,
Как очертить любовь? Ведь грани нет.
Как жар мой загасить? Кто даст совет?
Пылает сердце, разум не на месте.
Коль Купидон стоит на страже чести,
О, где надежда, что увижу Свет?
Тебе служа, Амур достиг блаженства,
И Слава жалкая уже не прах,
Коль имя Стеллы на ее устах.
В тебе нашел мой разум совершенство,
Не ты хвалой - тобой хвала горда,
Хвалима ты - почет и ей тогда.
                 40
Уж лучше стих, чем безысходность стона.
Ты так сильна всевластьем Красоты,
Что все потуги Разума пусты:
Я выбрал путь, где Разум лишь препона.
Само благоразумье, ты, как с трона,
Едва ли снизойдешь до нищеты
Глупца, которому все в мире - ты.
Гляди: я пал, никчемна оборона.
А ты лишь хорошеешь от побед.
Но мудрый воин помнит про совет:
Лежачих бить - не оберешься срама.
Твоя взяла, и мне исхода нет.
Ах! Я служу тебе так много лет!
Не разрушай же собственного храма!
                 41
В тот день служили конь, рука, копье
На славу мне - моей была награда
По приговору английского взгляда,
И милый враг француз признал ее.
Не столь высоко мастерство мое
И не чрезмерна мощь; молва бы рада
Считать, что хитростью взята преграда;
Иной приплел удачу самоё.
А те, с кем я с рожденья удостоен
Единокровьем, мнят, кичась родством,
Что я природою взращен как воин.
Все невпопад! Причина только в том,
Что Стелла там сияла, и блистанье
Меня вело к победе на ристанье.
                 43
Я верил: мне поможет Купидон
Похитить Ваше сердце, губы, взор,
Но эти чары сам присвоил он
И стал еще сильней, чем до сих пор.
Глазами Вашими вооружен,
Он взгляд метнет - кто даст ему отпор?
Любой, кто угодил к нему в полон,
Готов принять и гибель и позор,
Сам Купидон лобзает Вас порой,
Так алы Ваши губы и нежны,
Одна как бы целуется с другой.
Когда же он возжаждет тишины,
То в Вашем сердце ищет свой приют,
Куда войти нам, смертным, не дают.
                 54
Я не кричу о страсти всем вокруг,
Цветов любимой нет в моем наряде,
С собою не ношу заветной пряди,
Не плачу, не заламываю рук,
И нимфы, почитательницы мук,
Привычные к возвышенной тираде,
Твердят: "О нет! Оставьте, Бога ради!
Ему влюбляться? Что вы! Недосуг!"
Бог с ними. В мой тайник войти лишь Стелле.
Искусство Купидона не по мне.
И вы поймете, девы, что на деле
Таит влюбленный чувства в глубине,
Себя страшится выдать ненароком.
Безмолвен лебедь не в пример сорокам.
                  90
Не жду, о Стелла, славы и побед,
Лишь ты моя надежда и мечта,
Твой взор - мой взлет, мой рок - твои уста,
Мне всех похвал дороже твой привет.
Ты скажешь: я честолюбив? О нет!
Гнездо из лавров - призрак и тщета.
Когда умру, мне хватит и креста,
К чему надгробье с надписью "Поэт"?
Добился б я признанья хоть сейчас
И мог бы слыть отменным рифмачом,
Причем без чуждых перьев и прикрас,
Ведь я пишу, а разум ни при чем:
Твоя краса живет в моей строке,
Любовь к тебе велит писать руке.
                106
О боль разлуки - Стеллы нет со мной;
О ложь надежды лестной! С честным ликом
Она лгала, что в этом месте диком
Увижусь я со Стеллой неземной.
Вот я стою над жуткой крутизной,
Страдание во мне созрело криком,
Но в ослепленье жалком и великом
Хочу молиться я тебе одной.
Здесь вижу много я прекрасных дам,
Плетущих кружева беседы нежной,
Но в сердце им я заглянуть не дам,
В их утешенье привкус неизбежный
Целебной лжи, которая всегда
Несет туда веселье, где беда.

ЭДМУНД СПЕНСЕР (1552-1599)

Из цикла «AMORETTI»

15
Сокровища двух Индий истощив,
О чем, купцы, печетесь ежечасно?
Прилив на службу ставя и отлив,
Вы в дальних странах ищете напрасно.
Вот милая моя. Она - прекрасна.
В ней средоточье всех сокровищ мира:
Паросский мрамор - лоб ее бесстрастный,
Ее глаза - огромные сапфиры,
И губы - лалы дивного Кашмира,
И руки милой серебра светлей,
И зубы - жемчуг, и дыханье - мирра,
И ослепляет золото кудрей.
Но виден лишь для избранных сердец
Бесценных добродетелей венец.
16
Ее глаза - любви моей светила,
Я в них, как зачарованный, смотрел,
Но дивное виденье мне открыло,
Что я был слишком дерзостен и смел.
И почему я жар не утолю
На том морозе, что в душе у ней,
И все в поту клокочущем киплю
Средь ширящихся яростно огней?
О, всех явлений на земле странней,
Что огнь твердыню льда лишь укрепил,
И лед, морозом скованный сильней,
Чудесно раздувает жгучий пыл.
Да, страсть в высоких душах такова,
Что рушит все законы естества.
34
В безбрежном океане звездный луч
Поможет к гавани корабль вести,
Но развернется полог черных туч,
И мореход сбивается с пути.
Я за твоим лучом привык идти,
Но скрылась ты - потерян я, несмел,
Твой прежний свет я жажду обрести,
Гадая, где опасностям предел.
И жду, хоть лютый ураган вскипел,
Что ты, моя Полярная Звезда,
Вновь озаришь сияньем мой удел
И тучи бед разгонишь навсегда.
Пока ж ношусь по волнам без утех,
Тая задумчивость и скорбь от всех.
70
У короля любви, что правит нами,
Ты вестница, о нежная весна.
Накинув плащ, усыпанный цветами,
Чьим ароматом вся земля полна,
Ступай к любимой, разбуди от сна
Ее в жилище зимнем и сонливом.
Скажи, не будет счастлива она,
Не поспешив за временем счастливым.
Как должно юным, нежным и красивым
Пускай повинности любви несет.
А ту, что вешним не вняла призывам,
Ничто от наказанья не спасет.
О, милая, весны нам не вернуть.
Со свитой короля - скорее в путь!
73
Ты далеко, и я с собой в разладе,
И рвется сердце из своей темницы.
Все путы, кроме этих дивных прядей,
Оно презрело и к тебе стремится.
Оно летит к тебе подобно птице,
Что к пище устремляется проворно.
Твои глаза и длинные ресницы
Для сердца то же, что для птицы зерна.
Не отвергай мольбы его упорной:
В твоей груди, в обители желанной,
Пускай живет, пускай, любви покорно,
Тебя стихами славит неустанно.
И ты увидишь, что в груди прекрасной
Ты приютила птицу не напрасно.
79
Все восхваляют красоту твою,
И знаешь ты сама, что ты прекрасна,
Но я один твой светлый ум пою
И дух твой, добродетельный и ясный.
Стирает время дланью беспристрастной
Прекраснейшую из земных красот,
Но в красоте души оно не властно,
Не страшен ей времен круговорот.
Она - порука, что ведешь ты род
От духа той гармонии нетленной,
Чья красота извечно предстает
Во всем, что истинно и совершенно.
Прекрасны духа этого творенья,
Все остальное - только дым и тленье.
80
По королевству фей промчал я путь
Длиной в шесть книг, и мчал во весь опор,
Я изнемог и жажду отдохнуть,
Не ставьте же усталость мне в укор.
Я стану вновь неутомим и скор,
И вырвусь после отдыха из пут,
Как резвый конь, не ведающий шпор,
И с жаром я продолжу прежний труд.
Дотоле пусть уста мои поют
В плену желанном твой небесный взгляд.
И, созерцая красоты сосуд,
Я верю - мысли снова воспарят
И станут гимны красоте твоей
Преддверьем гимнов Королеве Фей.
82
О моя радость, ты - любовь моя,
И тем судьба моя благословенна.
Но сожалею, что унизил я
Тебя любовью столь несовершенной.
Будь небо справедливым неизменно,
Оно послало бы в твой нежный плен
Великого поэта, чтоб нетленный
Сиял твой облик в золоте письмен.
Я ж, недостойный у твоих колен
Молить о счастье, счастлив не по праву,
Но дар свой скромный милостью Камен
Я целиком отдам тебе во славу.
И сам возвышусь пред людьми и богом,
Превознося тебя высоким слогом.

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР (1564-1616)


©  Петр Киле



« | 1 | 2 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


30.07.14 Несколько советов президенту РФ »

27.07.14 Молодость мира »

26.07.14 Заявление МИД РФ »

17.07.14 Гражданская война. Заметки на полях. »

10.07.14 Ялтинская конференция »

07.07.14 Иосиф Кобзон: «Мои дорогие земляки, опомнитесь! Как вы можете быть равнодушными к братоубийству?» »

07.07.14 Генштаб Украины: мы накануне катастрофы »

03.07.14 Не Россия, а Путин выбрал позор и войну. »

22.06.14 Владимир Бушин. Сколько нужно еще трупов?.. »

21.06.14 Nations Рresse: Донбасс зачистят от русских и заселят укропами. »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены