Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

АРИСТЕЙ Драматическая поэма

                     ПРОЛОГ

                    ПОЭТ
  (словно пребывающий в полете)
Прозрачный, чистый, лучезарный свет!
Из всех чудес его чудесней нет.
       Вся в зелени, в цвету планета -
Жизнетворящая стихия света;
       Природа - таинство его,
       Игра, и сон, и торжество,
       Как солнце блещет из-за тучи.
       Материя и дух летучий
       Вкруг звезд несущихся планет,
Праформа вещества и сущность - свет,
       Бегущий вечно во Вселенной,
       Как мысль в полете вдохновенной,
       Рожденной им, себе под стать,
       Чтоб таинства свои познать.
    (Мы видим воочию, как в смене кадров.)
О, тихая природа! Милый вешний край!
Ласкающий и жгучий, словно Эрос, май!
Эдем! Эдем! И красота! Все здесь.
Но смерть, повсюду нищета и днесь,
И в войнах сотрясается планета
Из века в век, как жизни скорбной мета.
        Лишь свет все вновь творит весной,
        А вкупе с ним мастеровой,
И красота, сияние всего живого,
        Восходит в мире вешнем снова
             На острие луча.
Но человек, рожденный для познанья
Природы света, тайны мирозданья,
В зените озарений гаснет, как свеча.
   (В сиянии света проносится Земля.)
Постигший тайну света, Аристей
         Из света воссоздал людей,
         Бессмертных, словно боги, -
Здесь таинство природы и искусства,
Поэзии пленительные чувства, -
             Но мир убогий
У вечности, у высшей красоты
Не принял взлетов мысли и мечты.
О, свет бессмертный! Феб в венке из лавра!
          Зачем вся роскошь дара
И высших вдохновений, если Рок
И человечеству все множит бремя впрок,
И все живое безвозвратно канет
На островке в безбрежнем океане?


                       АКТ  I

                Сцена 1

Высоко в горах. Спутники Аристея Навротского; Аристей; феи.

            1-Й СПУТНИК
Здесь спуск к реке опасен. Скоро ночь.
Долина в сумерках уже сокрылась.
            2-Й СПУТНИК
Пологий склон я вижу впереди.
            1-Й СПУТНИК
Ну, до него еще три дня пути.
А где Навротский, странный наш ученый?
            3-Й СПУТНИК
Ученый? Нет, художник несравненный.
            1-Й СПУТНИК
Рисует, без сомненья, он прекрасно.
Детина, рад природе, как ребенок;
Без сил то падает, то вновь бежит,
Каменья драгоценные все ищет.
            3-Й СПУТНИК
И с радостью великою находит.
            2-Й СПУТНИК
И самородок с яблоко нашел.
            3-Й СПУТНИК
Совсем, как яблоко, на загляденье.
            1-Й СПУТНИК
Да с ним мы, братцы, станем богачи.
            2-Й СПУТНИК
Но у него другое на уме.
Он ищет, говорил, ворота в небо.
            1-Й СПУТНИК
Ворота в небо? Это что за чудо?
            3-Й СПУТНИК
Столбы на гребне синих гор вдали -
Природные или остатки храма?
Я тоже видел их из наших мест,
Где рос и Аристей ребенком малым.
А мать его учительницей в школе
У нас в селе была. Но мне у ней,
Как жаль, учиться не пришлось.
            1-Й СПУТНИК
                                                           А что?
            3-Й СПУТНИК
Красивей женщины не видел я.
Из ангелов, сошедших к нам на Землю,
Казалось мне,  добру учить нас, грешных.
В реке бедняжка в бурю утонула.
И Аристея бабушка взяла
К себе в Россию, где подрос в детину,
А все живет в мечтах своих о детстве,
О свете на заре за горизонтом -
И там то самое - ворота в небо.
             1-Й СПУТНИК
Нет, где же он? Эй, Аристей! Лишь эхо
Мне вторит отовсюду «Аристей!»
             3-Й СПУТНИК
Все ищет место, где бывал он в детстве.
             1-Й СПУТНИК
Да здесь на сотни, сотни верст пустыня
Средь неприступных гор, и поселений
От века не бывало, может быть.
          3-Й СПУТНИК
Но веет миром тихая долина,
Как там, где люди жили, иль живут,
Что помнят лес, уже не дикий, воды,
В движеньи быстром уносясь, как мысли,
И грезы, и глубокие желанья.
            АРИСТЕЙ
      (на возвышении, один)
В горах я далеко от всех дорог
И царств, рожденных в войнах и погибших
Все в тех же войнах; здесь же благодать,
От века мирная природа светит
Покоем и величием раздумий,
Все кажется, о тайне мирозданья,
Что с детства и меня влечет, как помню,
С тех пор, как мать взглянула мне в глаза
Доверчиво и строго, с тайной лаской -
Мне в наказанье, тут же сняв вину,
Мне отдала всю душу феи в дар,
Чтоб смертной женщиной уйти из жизни,
Утратив милый образ и бессмертье.
            (Сбегает вниз.)
Не верю я, чтоб красота такая
Исчезла без следа, она жива!
Но где? Безмолвна, словно бы во сне,
Она покоится - цветком ли? Светом,
Что озаряет тихую долину,
Как зов таинственный иль вещий знак.

            Слышны голоса, явно женские или детские.

Лужайка у ключа и лес по склону,
Как странно, будто я бывал здесь прежде,
Когда во сне унесся в некий край,
Что позже я назвал страною фей
И где провел пленительные годы,
Чтобы найтись на дальнем берегу
На третий день спокойно спящим в роще.
Я болен был и в ужасе метался
От страха смерти; что со мной случилось,
Я помнил смутно, в роще над водою
Проснувшись весел и совсем здоров.
Что если я забрел в места, где феи
Поныне обитают в самом деле?
Чьи это голоса? Синичек, что ли?
             ФЕЯ ГОР
Насторожившись, слушает он нас.
             ФЕЯ ВОД
Когда ему понятен наш язык,
Из света звон серебряный, беззвучный,
Так, значит, здесь недаром он явился,
И посланы к нему мы, это точно.
           ФЕЯ ЦВЕТОВ
Его прозванье Эхо повторяет,
Знакомое уж очень: Аристей!
Поведаем посланье без затей.
              ФЕЯ ГОР
Есть в поднебесье дивная страна -
Средь гор высоких, с озером без дна,
      Как неба голубого синь,
Поскольку свет сияет из глубин
          В подземных вазах
         Чрез край в алмазах.
              ФЕЯ ВОД
          Из хаоса и тьмы,
          Как из тюрьмы,
      Возник наш свет чудесный,
      Как взор любви прелестный.
          Из хаоса возник сей мир,
          Из света соткан, как эфир.
             ФЕЯ ЦВЕТОВ
Что наша жизнь - как тайна света?
В его сиянии - всего живого мета,
           Его игра и сон,
Как темен или светел небосклон.
Здесь тайна света, что, несясь в эфире,
Творит планеты, все живое в мире.
               ФЕЯ ГОР
     Одна из фей из высших сфер
     Сошла на Землю, как пример
         Всех лучших устремлений
         Из цепи превращений.
Но участь женщин на Земле грустна.
     Цветут мгновенье, как весна.
               ФЕЯ ВОД
      В глубинах здешних, как в темнице,
      Она покоится в гробнице -
      Из света радужных лучей,
Как первообраз женщин и детей,
      Сей ипостаси двуединой,
      В красе и тайне дивной.

Аристей, вслушиваясь настороженно,  провисает над ущельем.
                
            ФЕЯ ЦВЕТОВ
Что может сделать он, когда и джинн
Не в силах  пробудить в ней жизнь?
       Скорей погубит - без защиты;
Ведь даос спит, лианами увитый.
           Но сладостна мечта,
Когда в ней все - любовь и красота.
          1-Й СПУТНИК
Эй, эй!
          2-Й СПУТНИК
             А что случилось?
          1-Й СПУТНИК
                                             Аристей!
Завороженный словно, он вступал
Поверх деревьев склона и сорвался;
Хватаясь за верхушки на лету,
Упал в поток гремящий.
          3-Й СПУТНИК
                                            Что? Ах, Боже!
          2-Й СПУТНИК
С такой-то высоты - разбился насмерть.
И мы за ним последуем, боюсь,
Куда же вы?

Быстро темнеет, лишь белые вершины дальних гор сияют, отдавая розовым, как цветы абрикоса и яблони.


                  Сцена 2

Нефритовый грот. Аристей, выбравшись из воды, едва отдышавшись, с удивлением озирается.

            АРИСТЕЙ
Сорвался я с громадной высоты,
Как снилось мне, бывало, в детстве раннем,
Когда я подлетал к вершинам гор
И на скале отвесном провисал,
Не в силах более подняться выше;
А спуск еще опасней, да куда?
У крыши мира под ногами бездна
На сотни верст... Иль я еще лечу,
И жизнь моя и сны летят навстречу,
И вот сейчас я разобьюсь до смерти.
 (Замечает лучи света, освещающие грот.)
Как угли, разгораясь в куче, камни
Горят столь ярко, исходя лучами,
Что грот подобен храму и гробнице.
Сапфиры синевою неба грезят,
Алмазы, словно озеро без дна,
Исходят светом из глубин земли;
Опушкой леса - россыпь изумрудов...
Где ж фея, если здесь ее приют?

Духи света в беспокойстве взлетают, как птички, замечая тень мятущегося пришельца. Они узнают Аристея, а он слышит их голоса и видит, словно воочию в небесах представление сказки о фее из страны света, сошедшей на Землю, чтобы внести красоту в мир, погрязший в бесплодной борьбе добра и зла, и она смыкается с его воспоминаниями о матери.

Аристей, словно пробудившись, видит нечто немыслимо чудесное, с сознанием опасности.
В лучах драгоценных камней покоится фея, исчезающе маленькая. Она спит. От нее исходит сияние и благоухание лепестков абрикоса и яблони, то есть изображение, как отражение в зеркале, производит впечатление живого создания. Аристей вынимает из кармана блокнот с мокрыми листами, впрочем, тотчас высушенными духами света. Он как будто снова заглянул в глаза матери и ощутил ее присутствие, и именно ее образ выходил на листках. И вдруг содрогается грот, и в него устремляется вода. Духи света,  подхватив  рисунок художника, упавший в воду, уносятся ввысь. Аристея стремительный поток горной реки выносит на затопленный луг, где его находят его спутники.

             1-Й СПУТНИК
Смотрите-ка! Да это Аристей
На отмели!
             2-Й СПУТНИК
                     Он жив, здоров, детина!
             3-Й СПУТНИК
     (подбегая к Аристею)
Он жив, но явно не в себе.
             1-Й СПУТНИК
                                                 Еще бы!
С громадной высоты сорвался в пропасть.
             3-Й СПУТНИК
Что в реку угодил, спасло тебя,
Наверное.
              АРИСТЕЙ
           (приподнимаясь)
                    А что со мной случилось?
             3-Й СПУТНИК
Прошло три дня, как ты сорвался в пропасть,
Куда спуститься не решились мы.
             1-Й СПУТНИК
Да это не дало бы ничего.
В потоке горном  никого не сыщешь.
Но к отмели пристанет и мертвец.
              3-Й СПУТНИК
Живым тебя не ожидали видеть.
              2-Й СПУТНИК
       (опускаясь на колени)
Не сон ли это? Россыпь самородков
И драгоценных камней? Аристей!
Да вы богач! Удачно вы упали.
               АРИСТЕЙ
           (припоминая, в отчаянии)
Ах, что же это было? Сны из детства?
Как мама вдруг исчезла в волнах в бурю,
И я бросался в воду и всплывал
Не в силах утонуть, на дне остаться,
Как в океане или среди звезд.
И вдруг, из бездн всплывая, я в пещере,
Святилище любви и красоты,
Со спящей феей в радужном сияньи
Цветка живого, нега и мечта
С растущей тайной жизни, как в ребенке
И женщине нагой, - как свет и воды,
Что мне открылось? Тут сокрылось все,
И вновь в потоке я несусь без цели!
         (Теряет сознание.)
             
          ХОР ДУХОВ СВЕТА
Упал рисунок в воду и с листа,
      Как кожу сбрасывают змеи,
      Вдруг воссияла красота
          Живой прелестной феи.
          
          О, радость! Спасена?
          Не ведает покуда,
          Что сотворил он чудо.
                 Воскрешена!


                  Сцена 3

Санкт-Петербург. Уединенный дом в саду. В окна поверх деревьев виден кораблик на кончике золотого шпиля Адмиралтейства, в закатных лучах сияющий, как самый настоящий, из чистого золота.
Аристей в черном плаще, собственно накидке с пламенеющей красной подкладкой, примеривает перед высоким зеркалом черную маску, которая к его бородке не совсем идет, старит, что, впрочем, может быть, кстати.


              АРИСТЕЙ
Кого же я изображаю? Принца
Из сказки о прекрасной фее, или
Волшебника, что явится открыть
Бал-маскарад? А что смешного? Кто же
Смеется здесь? Чей голос слышу я?

На этажерке проступает крохотный старец, вырезанный из сердолика, брелок, археологическая находка.

На паруснике просиял луч света,
Пронесся прямо и проник в брелок,
И весь он засветился, точно ожил;
Задвигался, и ум во взоре блещет,
И, кажется, готов заговорить?
Кивнул с усмешкой, рассмеялся глухо.
Скажи, не твой ли голос слышу я
В часы тревог, как некогда Сократ
Даймона своего?
                 ДАЙМОН
              (обрадованно)
                               А что? Допустим.
                АРИСТЕЙ
Допустим? Значит, не совсем все так.
Нельзя нам объясниться напрямую?
                 ДАЙМОН
Пожалуй, и пора.
                АРИСТЕЙ
                                 Ты джинн из сказки
О фее, что явилась в мир, погрязший
В борьбе добра и зла, внести в него
Вновь красоту, как золотую меру
Вещей, и дел, и помыслов людских?
               ДАЙМОН
О, нет! Скорее я твой предок. Джинн
Вселялся в твоего отца, чей образ
Обрел я после гибели его.
               АРИСТЕЙ
Что, за отца тебя я принимал?
               ДАЙМОН
Не забывай, в меня вселялся джинн,
Влюбленный в фею, злобно непокорный,
Приведший к гибели принцессу дважды.
                АРИСТЕЙ
Так, значит, рос я пасынком твоим.
А мать моя и в самом деле фея?
                ДАЙМОН
Она-то фея, в том сомнений нет.
А ты же названный, конечно, сын,
Как в сказках и бывает сплошь и рядом.
                АРИСТЕЙ
Вот как! Она мне отдала всю душу
Бессмертную свою, на смерть себя
Обрекши...
                ДАЙМОН
                    Дар бесценный! Не остался
Он втуне у тебя и не пропал.
Ты овладел таинственной силой
Искусства и природы жизнь творить
И фею воссоздал...
                АРИСТЕЙ
                                 Всего из красок.
                ДАЙМОН
Когда в них первообраз схвачен верно,
Текучей кровью свет перетекает,
Созданье к жизни призывая вновь,
И фея, вся из света, вновь живая,
Блистая красотою, вознеслась
В страну заоблачную среди гор.
             АРИСТЕЙ
Как! Фея спасена?
             ДАЙМОН
                                  Воскрешена.
И человека воскресить ты можешь,
Я думаю. Какой удел!
              АРИСТЕЙ
                                         Ну, да.
Художник я, не бог. Да и зачем?
               ДАЙМОН
Ты человек. Ужели мысль о смерти
Тебе мила?
               АРИСТЕЙ
                     Нет, нет, невыносима!
Мне с детства мысль о смерти столь ужасна,
Что я не мог быть счастлив и в любви,
И в творчестве, и в странствиях моих,
И ныне беспокойством одержим,
Взыскуя совершенства, как бессмертья.
               ДАЙМОН
Когда ты фее возвратил бессмертье,
Ужели сам не можешь ты достичь
Желанной цели?
               АРИСТЕЙ
                               Как?
               ДАЙМОН
                                         Со мной в союзе.
               АРИСТЕЙ
Ты джинн, не предок мой, признайся прямо,
Когда ты хочешь помощи моей?
               ДАЙМОН
Я в мир явился принцем, как принцесса,
Но в духе обернулись - джинном я,
Она же феей, - в чем моя вина?
Из цени превращений мир родился,
Взыскуя совершенства, как бессмертья.
               АРИСТЕЙ
Ты хочешь облик принца обрести?
              ДАЙМОН
Да, да, вочеловечиться вполне!
              АРИСТЕЙ
Зачем? Ведь ты, как все мы, станешь смертным.
              ДАЙМОН
Есть степени свободы к совершенству.
И их у смертных больше, как ни странно.
Я буду жить в горах в старинном замке,
Хранилище премудрости земной,
И быть с тобою всюду, как даймон.
               АРИСТЕЙ
          (взглядывая строго)
И я тебе могу поверить?
               ДАЙМОН
                                              Да,
Когда ты жаждешь славы и бессмертья.
               АРИСТЕЙ
Ребенком я мечтал о славе, верно.
Но ныне вижу всю тщету и славы,
И даже и бессмертья на Земле -
Соблазн мишурный - в горе для народов,
Как войны непрерывные от века;
А о грядущих - и подумать страшно,
Как будто я воочию все вижу:
Геенну огненную до небес!
И в бедствиях планета опустеет,
Как спутница ее тревог луна.
               ДАЙМОН
Настроен нынче что-то мрачно. После
Уж лучше мы поговорим.
               АРИСТЕЙ
                                                Пожалуй.
На маскарад явиться не хотите
Со мною, принц?
               ДАЙМОН
                                Брелок возьми с собою.
А я, отшельник, тишину люблю.
Не здесь я у тебя в гостях, а в замке
Средь снежных гор сижу у камелька.
               АРИСТЕЙ
Я вижу - зал эпохи Возрожденья,
Столешницу из драгоценных камней,
И у камина точно мой отец?
Как привиденье...
                ДАЙМОН
                                То-то и оно.
Один ты в силах воссоздать из красок
Его живым, владея тайной света.
                АРИСТЕЙ
Ну, хорошо. Условились.
                ДАЙМОН
                                               В союзе
Мы сотворим с тобою новый мир.
   (Весь засветившись, замирает.)

 Аристей в изумлении берет в руку нэцкэ и отправляется на бал.

                   Сцена 4

Большой зал Дворянского собрания. Бал-маскарад, организованный учащимися и профессорами Академии художеств, с картинами, развешанными всюду, для призов за лучший костюм или образ и лотереи.

           ДАМА В МАСКЕ
Чудесно! Мы к началу опоздали?
              БАРЫШНЯ
По времени едва ли.
           ДАМА В МАСКЕ
                                      Бал в разгаре,
Как будто длится он не первый час -
Без сутолоки в многолюдстве страшном.
               БАРЫШНЯ
Да, тесно, яблоку упасть здесь негде.
           ДАМА В МАСКЕ
У устроителей в помощниках
Студенты и курсистки, знают дело.
              1-Й СТУДЕНТ
И маг; явившись на хорах, как дьявол,
Поверг всех нас он в трепет и привел
В движенье стройное, как волны моря,
Что, не теснясь, несутся на просторе.
            ДАМА В МАСКЕ
Что ж сделал он?
               1-Й СТУДЕНТ
                                Взмахнул, как дирижер,
И зал весь осветился дивным светом,
Как на заре далекий небосклон,
Где явь и сон смыкаются людские -
В сиянии пространства и времен.
               2-Й СТУДЕНТ
Осталось все на месте: стены, своды, -
И все ж мы словно унеслись куда-то.
               3-Й СТУДЕНТ
В миры, где шествуют герои мифов,
И боги, и цари, и куртизанки, -
Куда ж мы унеслись?
               2-Й СТУДЕНТ
                                        Мы здесь остались,
Но в высших сферах Северной Пальмиры.
                 МИСТИК
Да то-то и оно. Здесь город-призрак,
Из топей восстающий, как туман
Таинственных видений и дурман.

Среди шествующих в маскарадных костюмах соревнователей публика замечает красивую женщину в сопровождении двух мужчин в древнегреческих одеяниях.

              ЛИТЕРАТОР
Прекрасная Елена, нет сомненья.
И Менелай. Да с ним и сам Парис.
Чудесный треугольник наяву.
               ЧИНОВНИК
А хороша! Но слишком уж доступна.
                  ПОЭТ
Не в том ли прелесть красоты и тайна?
                  ДАМА
Когда и стыд, и верность ни почем?
                  ПОЭТ
То символ красоты, а есть Манон.
А вот она! Из шлюх обыкновенных,
А кавалер ее - ведь сутенер.
На Невском их встречаешь каждый вечер.
               1-Й ОФИЦЕР
Какое, боже мой, великолепье!
Колонны мраморные, блеск свечей...
              2-Й ОФИЦЕР
И блеск очей красавиц бесподобных.
Воистину богинь, гетер, цариц!
                  ДАМА
Матильда Кшесинская семенит, -
Красива - не сказать, мала и ростом, -
Со свитой из великих князей в масках.
Журавля упустив из рук своих,
Схватилась за синиц, и те попались.
         МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК
А там не Анна Павлова прошла -
Походкой твердой, вместе с тем летящей,
Земная и воздушная, как фея.
                  ДАМА
Как Золушка принцессой обернулась,
Едва взошла на сцену, заблистав,
Как первая звезда среди ярчайших.
              1-Й ОФИЦЕР
Вот Клеопатра Северной Пальмиры!
              2-Й ОФИЦЕР
Костюм хорош, а образ бесподобный,
Без тени вызова и страсти нежной,
Как ум и львица в сфинксе дремлют тихо
Над полноводною Невой; Египет -
Загадка Рима и его судьба.
             1-Й ОФИЦЕР
Нет, Греция скорей его судьба.
             2-Й ОФИЦЕР
С Элладой вкупе - это несомненно.
             1-Й ОФИЦЕР
Да, Клеопатра словно из гетер,
Взошедших на престол в часы упадка
Культур древнейших под пятою Рима.
            1-Й СТУДЕНТ
Послушайте! Уж это вам не шутка.
Там промелькнул сам Пушкин, профиль, плечи,
Взор голубых, как небо, дивных глаз...
            2-Й СТУДЕНТ
А там, на хорах Данте Алигьери,
Худой и строгий, опаленный адом, -
И публика нарядная, и боги,
Герои, персонажи всех времен, -
Да здесь весь мир!
            1-Й СТУДЕНТ
                                  Он явлен на мгновенье,
И, я боюсь, здесь некое знаменье.

Внезапно публика расступается, образуя живой коридор, в концах которого  у всех на виду молодая женщина и юная девушка в древнегреческих одеяниях. Их принимают за Афродиту и Психею.

               ГОЛОСА
Смотрите! Крупнотелая блондинка
В сандалиях на босу ногу - дивна!
Вся розовая, золото волос, -
Сойдет за Афродиту в самом деле.
Да, женственность сама и красота!
Насмешлива во взоре глаз прекрасных,
В осанке величава и проста.
            ХУДОЖНИК
Костюм хорош, а образ дивный лучше.
Богиня! И любви, и красоты.
                 ПОЭТ
За Афродиту Пандемос сойдет,
А та Урания? Нет, нет, Психея!
Высокая и стройная, в плаще
Пурпурном, словно соткана из света,
Воздушна и легка, как танцовщица,
С походкой юности и счастья, - сон!

В многолюдном зале замолкают оркестр, голоса и шум, очевидно, начинается представление, ибо Афродита вскричала, весьма осердясь: «Люди добрые!», и даже зазвенели хрустальные люстры.
                 
             ГОЛОСА
Ах, что сказала Афродита? - Тише!
Да, осердилась, ясно, на Психею,
По сказке Апулея и зовет
Эрота наказать за самозванство…
Психея смущена… А хороша!
Прекрасней Афродиты и юна!
      Как! И Эрот здесь явится? Умора!
Младенец с крылышками! Купидон.
Нет, демон, демон, по Платону. Демон?!

Откуда-то с хоров разносится голос: «Маменька, я здесь!»
          
Публика, рассмеявшись с восхищением, затихает, и чудесное настроение воцаряется в зале.


             АФРОДИТА
Психея пусть полюбит человека
Без положенья в обществе, без роду,
Влачит с ним жалкое существованье,
В нужде, в гоненьях пребывая вечно.
                ЭРОТ
     (показываясь на хорах)
Психея? Ладно, будь по-твоему.
Скажи-ка, где найти мне самозванку.
    (Достает золотую стрелу из колчана за спиной.)
             АФРОДИТА
(указывая на ни в чем неповинную барышню)
Как! Ты не видишь? Красотой сияет,
Как юная богиня, уж Кипридой
Ее все называют, мне в обиду.
Да вот она!
                  
             ГОЛОСА
Эрот поранил сам себя стрелой!
Наверно, понарошке и не больно?
Он факел уронил и прыгнул вниз.
А высоко же, разобьется. Ах!
Да есть ли крылья у него? Пронесся
Прыжком одним и, пола не коснувшись,
Он выхватил свой факел и унесся
За барышней. А где она? Психея!

За колоннами Эста (та, кого приняли за Психею).

                ЭСТА
Ах, боже мой! Что делать? Где Диана?
То держит, как на привязи, то бросит
На произвол судьбы. Ах, вот она!
          ДАМА В МАСКЕ
Что, Эста? Ты напугана и вся
Сияешь?
                ЭСТА
         (вздохнув счастливо)
                 За Психею приняли.
          ДАМА В МАСКЕ
И что же? В самом деле столь красива,
Какой тебя не помню. Поздравляю!
                ЭСТА
Да это прямо наважденье, право.
Ведь я не наряжалась под Психею.
           ДАМА В МАСКЕ
Что за беда?
                ЭСТА
                       Да я и слов не знаю.
Они же говорили, как за правду,
Богиня и Эрот. Вот убежала.
     (Становясь у колонны.)
О, прячь! Эрот не маленький ребенок,
А юноша, как обезьяна, прыткий.
            ДАМА В МАСКЕ
Да, очень прыткий. Выпрыгнув с хоров,
Он пролетел пол-зала, прежде чем,
Едва коснувшись пола, побежать,
Как угорелый, в поисках Психеи.
              ЭСТА
Он ненормальный. Я его боюсь.
            ГОЛОСА
А факел настоящий и не гаснет,
Хотя он все роняет в тесноте.
Так может он наделать и пожар!
А где Психея? Афродиты тоже
Не видно. Что же происходит здесь?

Студенты, подхватив Эрота, подбрасывают вверх, одни - отдавая ему должное, другие - уже явно издеваясь, а дамы и барышни то аплодируют ему, то ахают, боясь за него.

              ЭСТА
Ах, боже! Что же делают они?
          ДАМА В МАСКЕ
Качают.
              ЭСТА
                Издеваются над ним.
          ДАМА В МАСКЕ
Поди. Вступись, Психея, за Эрота.
Могла бы выйти недурная сценка.

Молодой мужчина  весьма решительно входит в круг студентов и один ловко ловит на лету Эрота, вызвав одобрение у публики.

               ЭСТА
Кто это?
           ДАМА В МАСКЕ
      (всплескивая руками)
                Аристей!
               ЭСТА
                                 Художник? Боже!
Он, кажется, узнал его, Эрота.
           ДАМА В МАСКЕ
Взглянул на нас и поклонился важно,
Я думаю, всего лишь шутки ради.
Инкогнито мы нынче сохраним.
Так интереснее. Надень-ка маску.
А что касается Эрота, если б
Не золотые локоны и возраст,
Сказала бы тебе, кто это точно.
              ЭСТА
            (в маске)
Так ты его узнала или нет?
          ДАМА В МАСКЕ
Кого?
              ЭСТА
            Эрота.
          ДАМА В МАСКЕ
                         Как! Не наигралась?
              ЭСТА
О, нет! Я никого ведь не играла.
Подумала, что это наважденье,
Какое на меня порой находит.
И испугалась. А теперь мне ясно:
Нас разыграли Афродита с сыном,
Согласно их природе.
           ДАМА В МАСКЕ
                                        Ах! И здесь
Находишь философию, занятья
Которой истощают силы даже
До наваждений.
                ЭСТА
                             Нет, мне хорошо.
Я словно оторвалась от занятий.
Экзамены как будто все сдала.
Смотри! Там меж колонн висят картины
Одна другой чудесней, - «Суд Париса»,
Иль «Похищение Европы», там
«Элизиум», весь остров, как театр
На склоне гор у берега морского,
Где жизнь цветет от века и поныне,
С игрой сатиров, нимф и нереид.
            ДАМА В МАСКЕ
Я ничего такого там не вижу.
Уходим, Эста. Все-таки здесь душно.
Но хуже, мысль о смерти посетила
На празднестве таком - вот это страшно.

     Поспешно покидают зал.

Слышны голоса: «Полиция! В гардеробе обнаружили чемодан с динамитом!» - «Глупости! В чемодане оказались книги!» - «Однако произведены аресты!»
Проносится гул по залу «у-у-у!»


               Сцена 5

Мастерская художника. Аристей. Входит Леонард в студенческой тужурке.

            ЛЕОНАРД
Вы видели Психею, Аристей?
Вы знаете ее?
            АРИСТЕЙ
     (перебирая акварельные листы)
                         Лишь издали.
Ее не знаю я. Но есть зацепка,
И если мы на правильном пути,
Психею мы, я думаю, разыщем.
            ЛЕОНАРД
Зацепка?
            АРИСТЕЙ
                 Видел я Психею рядом
С прекрасной дамой в маске. Мне сказали,
Боюсь поверить, то была Диана
Легасова, по сцене Мурина.
            ЛЕОНАРД
             (впадая в печаль)
Она ж больна, в Италии.
            АРИСТЕЙ
                                              Вернулась.
С одним желаньем - выйти вновь на сцену,
В газетах пишут.
             ЛЕОНАРД
           (бросаясь на диван)
                                Боже мой!
             АРИСТЕЙ
                                                    Постой!
Вчера поведал ты о многом, что же
Осталось недосказанным еще?
             ЛЕОНАРД
(поминутно вскакивая и снова падая на диван)
Во мне проснулись рано те волненья,
Что тайной и пленительной, и страшной
Смущают ум и сотрясают тело.
Присутствовала эта жуть во всем -
В цветах, в ручье бегущем, в звездах.
Но очень рано свел я эту тайну
К изгибам тела женского и стати
И рос под обаяньем взгляда женщин
И поступи, внущающих мне что-то,
Как тайна, что желает быть открыта,
Иль сокровенное, что жаждет света,
Иль жизнь сама - как чудо откровенья.
              АРИСТЕЙ
Все это знаю по себе, мой друг.
              ЛЕОНАРД
И вот - признаюсь уж - однажды летом
В деревне ставил я спектакли, строг,
Решителен со всеми, и Диану,
Еще в девичестве, довел до слез,
Доверчивой со мной, поскольку знала,
Что втайне я влюблен в нее,
Ну, как живу, захвачен красотою
Во всех ее изгибах и явленьях.
Она прислала мне письмо с признаньем,
Лукавым, может быть, из-за досады,
В каких-то нежных чувствах к существу,
Столь непохожему ни на кого,
Что расстается с грустью и тоскою,
Как с юностью своею. Что за притча?
Я к ней; да замуж выдают, сказала,
Смеясь над удивлением моим,
Поскольку я один о том не ведал.
И тут я попросил повременить
Ее с замужеством, мне шанс дать некий,
Теперь уже влюбленный, как жених.
Она лишь рассмеялась; так попался
Я, как Эрот, и с этой раной в сердце
Влачил я юность смутно, точно сон,
И выбрался однажды я на крышу...
             АРИСТЕЙ
Да сколько ж было лет тебе, когда
Диана вышла замуж?
             ЛЕОНАРД
                                       Лет шестнадцать,
Как и Диане. Одногодки мы.
Но юность возвращается не раз;
Взрослея, в отрочество снова впал я
Избрать, быть может, новые пути…
Все началось с полетов, да, во сне,
Но в яви тоже чаще мне казалось…
Вот с крыши бросился себя проверить
И угодил в канал, смешно мне стало,
И мысль на бал явиться вдруг пришла
Эротом смеха ради и потехи…
    (Замечает акварели.)
Диана? Как! Вы знаете ее
Так хорошо?
              АРИСТЕЙ
                       На сцене я увидел
Знакомый образ, словно бы из детства -
Не моего, а вашего, - Диана!
Впервые познакомились, поди.
В Самаре это было, где вступила
Она на сцену; хорошо играла,
Красива, чуть наивна и проста.
Когда бы не болезнь, она б блистала
И среди самых ярких ныне звезд.
               ЛЕОНАРД
 (перебирая акварельные листы)
А это кто?
               АРИСТЕЙ
                   Похожа на Психею?
               ЛЕОНАРД
         (бросаясь на диван)
Я узнаю ее! Я где-то видел –
Не в Савино, а где-то здесь зимою,
И имя нареченной мне известно,
На блюдце нагадали,  я ж влюбился
В Диану по ту пору на беду…
Она ж была все наше детство рядом…
              АРИСТЕЙ
Но ты ведь и Диану мало знал.
              ЛЕОНАРД
В предвечном мире мы уже сходились:
Эротом я, а ей же быть Психеей…
             АРИСТЕЙ
     (наметив слегка облик Психеи)
Смотри, похожи. Стало быть, я тоже
Уж видел нареченную твою.
Я собираюсь навестить Диану.
Там и Психею мы твою увидим.
             ЛЕОНАРД
Явиться просто к ней, нет, невозможно.
Должны мы встретиться в предвечном мире.
              АРИСТЕЙ
И как ты думаешь устроить это?
              ЛЕОНАРД
          (загораясь)
Дать представленье, в вашем оформленьи!
               АРИСТЕЙ
По сказке Апулея?
              ЛЕОНАРД
                                  Аристей!
Эрот ведь не Амур, иль Купидон,
Нет, у него история своя –
С его стремленьем к высшей красоте,
Да, по Платону, но с его рожденьем
У Пении? Смешно… У Афродиты!
               АРИСТЕЙ
А кто его отец?
               ЛЕОНАРД
                            О, не Арес,
А хромоногий бог Гефест как мастер,
Урод, весь устремленный к красоте…
Он первый ведь увидел Афродиту
С Олимпа, как она явилась в пене,
Нагая дева, юная богиня!
И бог сорвался вниз и вдруг завис,
Схватившись за невидимые сети
Из нитей золотых, сплетенных им
На случай, если упадет случайно,
И в эти сети он поймал Киприду,
Смеющуюся от любви и счастья!
И тут, пожалуй, был зачат Эрот
                АРИСТЕЙ
Чудесно! Словно бы воочию
Увидел и рожденье Афродиты,
Зачатье и рождение Эрота…
Представить в красках это уж несложно.
Идем. Мне надо встретиться с княгиней.
                ЛЕОНАРД
А мама в городе?
                  АРИСТЕЙ
                               Да ты откуда?
И этого не знаешь? Мы устроим
Благотворительный концерт с участьем
Дианы Муриной.

                 Уходят.

 



« | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены