C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Видение инока. Поэма. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Видение инока. Поэма.

 1
Угасли шум, стенанья, суета.
       Высоко, у креста,
В лучах зари над невскою твердыней
       Недвижно ангел стынет.
И в отсвете небес алтарь.
Мир праху твоему, последний царь!
    Да почиет людская злоба
У обретенного тобою гроба
      В пристанище царей,
Где льются фимиам и сладостный елей.
     Но, чу! Иль это наважденье?
        Как будто в наводненье,
     Всплывают с грохотом гробы,
И крышки прочь... О вещий знак судьбы!
Восстал царь Петр, вскипая гневом:
«Мы здесь, - промолвил, - меж землей и небом
Не токмо, исстрадавши, спим, -
Отечество, как ангелы, храним
Со всей российской ратью,
Победами увенчанные, к счастью.
Но ныне все не так, как встарь.
Броженье возбудив в народе, царь
         Отрекся от престола...
Смотрите-ка! Явился наконец Никола.
     Во след ему хвалу поют.
     Да у царей свой суд!»

Восставшие из гроба в облаченьях царских,
Воистину живые, в красках ярких,
    Признать не могут мертвеца:
Костей не досчитался и венца,
Величья ни в осанке, ни в движеньи, -
    Лишь тени смутное свеченье.
    «Таков он был - ни то ни се,
    Зато и проворонил все, -
Сказал один из Александров - Третий,
     Могучий, в скорбной речи. -
Стрелять любил он по воронам,
А словно целил по коронам
Властителей небесных и земных,
И всей семьей сошел за таковых!»
«Отец! - взмолился сын. - Я слаб и грешен.
        Но ныне я утешен,
Причислен к сонму государей вновь,
    Народа ощутив любовь
            И покаянье,
И с верой пробужденной воздаянье...»
«Народу ль каяться? Не ты ль отрекся сам
И предал власть, врученную царям?» -
Вся вспыхнула Екатерина, из принцесс,
Взошедшая на трон не без чудес.
Петр Третий тут расхохотался: «Как же!
Ты прост, старик, но не дурак же?
Как загнанных в походе лошадей,
Царей, ославив, убивают у людей!»
«Да, участь их жалка, - Екатерина
Перевела смущенный взор на сына,
    И Павел весь затрепетал,
Как будто вновь удавлен, и упал;
С главы его скатилась не без звона
         Российская корона;
Ее немедля поднял внук примерный -
О две короны Александр Первый,
Недаром впавший в смутный мистицизм,
     Так был повержен романтизм. -
О них поныне мало кто не стонет.
     Но всяк своей судьбы и стоит!»
«Но никому нет дозволенья убивать!» -
Новопреставленный осмелился сказать.
Тем вызвал лишь глухое раздраженье
У царственных особ и поношенье:
«Расстрел рабочих, шедших на поклон,
Не ты ль затеял?» - «Кто же? Он!»-
«Он сделал хуже! - возроптали строго. -
В сердцах людей убил он веру в Бога!» -
«Сведя жену с разгульным мужиком,
       Что возомнил себя Христом,
Поверг страну в такое разоренье,
Что в ужасе сам принял отреченье!»
«А вы не мало крови извели, цари? -
Оскалил зубы череп. - Что ни говори,
             Не чрез злодейство
     Я принял царское наследство...»
     «Речь не о том. И не о нас, -
Вскричали разом все. - Пришел твой час!»

       И свыше вдруг, у царских врат,
       Где все сиял пылающий закат,
Раздался Хор - не голосов предвечных,
       Не ангелов, а словно певчих,
Сбежавшихся взглянуть на сбор царей
             И речь ведущих все смелей.
«Злодейство на злодействе. Горе! Горе! -
         Запричитали в Хоре. -
         Однако новости тут нет.
         На том стоит весь свет.
         Глядите, что такое?»

     Свиваясь, как в пчелином рое,
Заполнили собор великие князья,
     И стар и млад - одна семья.
     Цари у алтаря - на сцене,
     И сонм теней, как на арене,
И вьются херувимы из детей,
     Амуры тож - не без затей.
Театр и церковь - до высот вселенских
          И бездн кромешных.

      Цари меж тем, затеяв спор,
      Ведут опасный разговор.
      «Какая слава у меня была б, -
      Сказала весело Екатерина,
Моложе становясь и хороша, как Фрина, -
Когда бы заточил меня он в монастырь
Молиться за него и соблюдать посты? -
       Царь Петр безгневно усмехнулся,
А Третий в злости запоздалой изогнулся. -
Сыны России возвели меня на трон...»
«Нет, в Вавилон, - раздался стон, -
По праву и природе быть блудницей.
Зачем еще соделалась царицей?»
«России во спасенье! Женщины, как век,
        Страстям подвержен человек.
        С царей, как с воина во поле,
        Спроси державной воли.
        Иначе государь, как вор,
        Посеет смуту и раздор,
Что ныне сотрясает государство,
С явленьем новым мертвеца на царство,
        Чья окровавленная тень
             Упала на плетень!»

«О милосердный бог! - воскликнул Павел Первый,
         Величия исполненный и нервный. -
Роль Гамлета играл полжизни я,
Решая горестно загадки бытия,
У трона матери, муже-цареубийцы,
Не смея с подлостью сразиться
Из благородства, - доброхот!
Таков ли был безумный Дон-Кихот?
Я не отрекся, предан матерью и сыном,
Расстался я, безвинный, с миром.
      И ныне я в Раю и рад,
      Что вас нещадно гложет Ад!»
«А черт не так уж страшен, как его малюют, -
      Съязвила мать  на шутку злую. -
      На свете не один монарх
Не может жить и править, как монах.
      Куда важней его служенье:
Я сеяла в России просвещенье,
Как Петр Великий, следуя во всем
Его примеру - в малом и большом!»
Тут Павел выступил, царь-рыцарь,
          За честь свою сразиться
          С одним из сыновей,
Но тот, как встарь, с ним справился скорей,
          Не вынув даже шпаги,
      Без помыслов высоких и отваги,
      На миг представ в толпе теней,
      Пылающих в когтях чертей.
      «Я не хотел, но долг державный
Превыше, - сын заговорил преважно, -
Химерами, как рыцарь, увлечен,
Наполеону царство уступил бы он,
Чтоб кончить дни на Мальте или в Риме,
И царство зверя восторжествовало б в мире.
Но Провидению угодно было то,
Чтоб я взошел немедля на престол
Европу возродить в годины злые,
Ко славе и могуществу Россию,
С расцветом всех искусств, что с именем моим
         Век назван золотым!»
«Все это было бы прекрасно, без сомненья,
Когда б не дух свободы!» - с возмущеньем
Воскликнул Николай(у брата трон
        Перехватил  без крови он,
        Но, смуту породив нежданно,
        Он потопил в крови восстанье).

        «Брожение в умах с тех пор
        Не утихало, - ропщет Хор. -
И бесы закружились над страной,
        Гонимы отовсюду Сатаной.
Как ныне вновь слетается их стая,
       Что туча без конца и края...»
Но свет из поднебесья просиял,
Нездешний, лучезарный, как кристалл!



« | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | »
Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены