C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Репетитор. Поэма. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Репетитор. Поэма.

 

                  1
Вдоль улицы Чайковского с небес
Над городом, Северной Пальмирой,
Чудесный предвечерний свет сиял...
У здания классической эпохи
Остановилась иномарка; дверцы
Открылись, и выходят две особы,
Одетые, как все, но столь изящно,
И обе стройны, с грацией движений,
Как будто в том вся радость бытия.

Синхронно хлопнув дверцами, смеются;
Машина, тронувшись, в туннель двора
Уходит. У подъезда на ступеньках
Особ встречает молодой красавец
Сережников Евгений, репетитор.
Своим ключом он открывает дверь,
Впускает мать и дочку, с ними в лифте,
Теснясь, глаза в глаза, взлетает вверх...
Улыбки, реплики, невольный смех,
Касанья, лифт-то старый, весь трясется;
У женщины, еще ведь молодой,
И красота, и макияж, и шарм
Успешной, деловой, ну и богатой;
У девочки-подростка, взрослой уж,
И юность ломкая, как понарошке,
И живость грациозная до счастья,
И грусть, что ничего еще нельзя.

Открыл им дверь водитель (и охранник),
Прошедший с черной лестницы в квартиру,
Просторную, на весь этаж, с ремонтом
Под старину в гостиной, в спальне, кроме
Столовой с кухней, современных кстати.
«Мартын, до завтра ты свободен. Завтра, -
Хозяйка повелела, - как обычно!»
Мартын, довольный, поспешил уйти,
Взглянув на репетитора ревниво,
Крупноголовый, плотный мужичок.
                  2
Мария принялась готовить ужин,
Прислушиваясь к голосам в столовой,
Где Ксения уроки отвечала,
Переходя порою на английский
По знаку репетитора, который
Как бы случайно поправлял ее, -
Его слова приятно повторить.
Его слова невольно повторяла
И мать на кухне, ведь уроки он
И ей давал; училась в институте
Заочно, чтобы преуспеть в делах
И с полным правом фирму возглавлять.

Училась Ксения в гимназии,
Почти что частной и весьма престижной,
А уследить за нею, как дела
Мария не могла, забыв познанья
Из школьных лет за юность бурную,
Ну, начисто, как будто не училась.
Вот потянулась мать за дочерью
Да с репетитором к вершинам неким,
Ошибки молодости выправить
И выйти из задворков в высший свет.
Но муж не захотел понять Марию,
Интеллигент, успевший обрести
Вид уголовника, ухоженного,
Но в мыслях, с речью из сплошного мата
И вспыльчив в спорах до рукоприкладства,
Что смолоду вело к горячке страсти,
Все примиряющей в истоме... смерти?

Максим Суханов жил один в квартире,
Где жили вместе до приобретенья
Квартиры антикварной, со свободой
Холостяка, в загул пускаясь, словно
В отместку шлюхе, взявшей в оборот
Студента, озабоченного сексом,
Сыгравшей роль невинности и жертвы,
С поспешною женитьбой, - понесла!
И с олухом предстала перед крестным
Отцом, натешимся уж ею всласть.
С приданым отпустил, чтоб муж затеял
Дочернью фирму, он и преуспел,
Трудясь, поди, как на галере раб.

Теперь Мария - гендиректор фирмы,
Принадлежащей Ксении, - наследство
От крестного отца, - какая щедрость!
Что это означает, ясно всем.
Сухановым попользовались просто,
Со всех сторон и гонят вон взашей!
Максим для объяснений заезжал
Домой; за спорами и ужином,
Когда без крика, мирно, вдруг Мария
Смолкала, пальцем призывала в спальню,
Наедине, без дочки, посчитаться, -
С нахлынувшим волненьем как бороться,
Природа и привычка брали вверх,
А трахнуться они всегда любили, -
Но это к примиренью не вело,
Скорее  возрастали стыд и злость.
Она гнала его, он не остался б,
Чтоб ночью вдруг не задушить ее.
                 3
А ныне уж развод - вопрос решенный,
Да вот еще: когда бы ни приехал,
Здесь репетитор, а Мартына нет.
«Здесь чисто? - справился Максим при встрече
С Мартыном. - Занимаются всерьез?»
«Ну да! Послушать, можно одуреть», -
Мартын с цепочкой мата произнес.
«Да, Ксюша - умница. Что и Мария?» -

«Она-то учится и по-английски
Выпендривается не хуже Ксюши».

«А ночью?»
                     - «Ночью я не знаю, дома
Я сплю. Меня же отпускают на ночь».

«А ты и рад! И кто же этот чертов...
Ты разузнал? Не подсадная утка?»

«Нет, репетитор самый настоящий,
Ни Ксюше, ни Марии не спускает
Ни лени, ни заигрыванья с ним».

«А что они?»
                       - «Обхаживают обе,
В соперничество меж собой вступая.
Известно, женщины, да все одни...»

«С Марией - ясно, юноша смазливый...»

«Но Ксения-то с ним играет вволю,
В открытую, с подружками болтая
По телефону, обсуждают тему,
Как репетитора ей соблазнить».

«Ну, хорошо. Пускай на нем свихнутся.
А мы подумаем, как им помочь».

«О, нет, меня не впутывай, Максим!» -
Мартын насупился, как бык, готовый,
Опасность чуя, броситься вперед.
                  4
В квартире двери все раскрыты настежь,
И Ксения все слышала, когда
Хотела слышать разговоры старших,
Как ныне, с выясненьем отношений,
Всю подноготную узнаешь близких,
А если то касается тебя,
Развесишь уши, можно и заснять,
Оставив краба невзначай, где надо.

«Все знают, ублажала ты его
И после, выйдя замуж за меня...» -
Отец твердит о крестном, ну, а мама:
«Все, все, кроме тебя, сказать ты хочешь!»

«Не смей ты издеваться надо мной!»
«Тебе же можно!»
                              - «Черт!»
                                              - «Не чертыхайся.
И лучше не касайся этой темы».

«Но, черт, с какой же стати завещал
Он фирму нашей дочери, ублюдок?»
«Чтоб ты не приложил к ней руку. Фирма -
Мое детище. Это справедливо.
Уж верно, Бог  его надоумил!»

«Ну да! А я сыграл роль Гавриила». -

«На что пожаловаться можешь ты?
Любила я тебя...»
                             - «Еще бы! Лучше
Архангел Гавриил, чем Господь Бог,
Принявший вид голубки».
                                           - «Знаю я,
О чем ты. «Гавриилиаду» в школе
Еще читала. Лучше эту тему
Тебе оставить».
                          - «Лучше? Для кого?
Я был уверен: Ксюша - дочь моя.
Признайся!»
                      - «В чем должна признаться я?»

«Ты убедила босса при смерти,
Что Ксюша - дочь его, чтоб фирмой...».
                                                                - «Ух ты!» -
Воскликнула Мария с восхищеньем.

«Я угадал?!»
                      - «Сказать бы мне, мол, да.
Но лучше правда. Пусть все прояснится.
Благополучье дочери всего
Дороже мне».
                      - «Что это значит, черт?»

Меж тем у мамы с папой встал вопрос,
Хорошенькое дело, кто отец
Их дочери единственной, любимой,
И спорам не было конца и ссорам,
С вмешательством в слезах кричащей Ксюши.

«Тебе хотелось верить, ты и верил,
Что Ксюша - дочь твоя. Так было бы,
Когда б не эта фирма, с ней срослась
Душа моя, как с делом рук моих.
Однажды шеф подъехал - на прощанье,
Ведь жить осталось считанные дни.
Он знал, главою фирмы не оставят
Меня его наследники, что делать.
А Ксения вертелась тут вокруг,
Скакала, прыгала, как понарошке,
Стараясь всех привлечь к своей особе.
Он улыбался, глядя на нее...
Я и сказала, пусть, мол, фирму ей
Оставит. Пальцем мне он: не шути!
Уехал...».
                - «И оставил фирму Ксюше,
Решив, что от него ты понесла...»

«При завещаньи экспертиза - все,
Как надо, Господь Бог надоумил».

«Со всех сторон меня ты обошла!»

«Никто тебя не обходил, ты сам.
Увел от старика, затеял дело, что же,
И загулял, в бандита превратился.
Мы вынуждены жить с охранником!»

«И с репетитором!»
                                 - «О, здесь для нас
Как раз отдушина. Его не трогай:
Ты головою отвечаешь, знай!»

«Но Ксюша - дочь моя, я спас бедняжку
От матери ее и от убийцы,
Уверовавшего, ну, как же, в Бога.
Я спас тебя, женившись по любви
С опасностью для жизни...»
                                               - «Это знаю.
Интеллигент, влюбившись в шлюху, слабость
Двойную выказал, - пришлось спасать
Из нас кого? С его-то благородством
И восхищеньем женской красотой...»

«О чем ты говоришь?»
                                      - «Натешившись,
Меня б забыли, если б не явился
Влюбленный рыцарь, Дон-Кихот несчастный,
Я заложила душу дьяволу,
Чтобы его спасти, я стала шлюхой,
Какой он не встречал, я им играла,
А он содействовал моей карьере,
Да и твоей... На что ты жалуешься?»

«Ах, значит, все прекрасно, милая
Маркиза? Я обязан жизнью ей,
Гетере, сколочившей состоянье,
И леди из гламурного журнала!
Но только это пиррова победа.
Дом на песке. Гламур и Голливуд».

                 5
Подвижность детская, прыжки, скаканья
У Ксеньи чаще превращались в танцы,
Как на тусовках, или у шеста,
В телодвиженья стриптизерш нарочно,
Ко смеху взрослых; опыт обретя,
Решилась репетитору представить
Игру со съемкою на видео.
А он, унять ее не в силах, вышел
За дверь, она - за ним полуодета,
Смеясь тому, что обратила в бегство.
Мария поняла, что приключилось,
Велела дочери пойти к себе
И справилась у Жени, что в стриптизе
Он тоже разбирается? Откуда?

«Еще бы нет! - Евгений рассмеялся. -
Сужу по впечатлениям своим...
Да, я заглядывал в ночные клубы,
По фильмам Голливуда все ясней,
Но больше я по женщинам сужу,
Как ходят все, одетые едва,
Ведь юбка укорочена иль блузка,
Полуоткрыты талия и груди;
А в брюках, то в обтяжку - щеголяют,
Как обнаженные во всех движеньях,
Еще чуть-чуть и танец у шеста.
Когда есть грация, то все прекрасно,
Или всего лишь шаржи и уродство».

«А это вам уже не нравится?»

«Я убежден, что красота не может,
О, не должна она служить пороку,
И даже оголяться, снисходя
До низменных страстей, в чем нет отрады,
Как в войнах и убийствах, только стыд».

«Вы правы совершенно. Я согласна.
Вы, видно,  репетитор по призванью.
Но где всего вы этого набрались?
Вы даже за границей не бывали...»

«Я думаю, от матери моей, -
Заметил вдруг Евгений с грустью нежной. -
Она была учительницей...»

                                           - «Что?
Была? Наверное, красивой очень...»

«Нет слов. Я рос у бабушки, а мама
Жила в Москве. Ее я видел редко.
И рано умерла, во что поверить
Мне трудно: ведь она всегда со мной,
Присутствие ее, как светлой гостьи
В часы раздумий, ощущал всегда».

«Как! И сейчас?»
                           - «Поскольку думаю
И говорю о ней сейчас я с вами».

«А знаете, присутствие ее
Я тоже чувствую и зависть в сердце».

«Есть нечто в женщинах красивых, то,
Что светится в их облике, в глазах, -
Сиянье красоты. То есть и в вас».

Мария рассмеялась: комплимент
Нежданный и какой, - вся загорелась
И с восхищеньем на него глядела,
Давно ни на кого так не глядела.
Но взгляд такой, как счастья зов и вызов,
И радует, и создает проблемы, -
Евгений отступил не без досады,
Поспешно собираясь выйти вон.

«Мне удивительно в вас то, как вы
О матери храните в сердце память...»

«С ее фамилией и именем
Сережникова Женя - я ей тезка
Сережников Евгений, как брат с сестрой,
Она всегда со мной».
                                   - «А вы не гей?»
«О, нет!»
                - «Мне все равно и все же рада…»
И тут выглядывает Ксения:
«А у меня по физике вопрос…»

«Позанимайтесь полчаса еще, -
Сказала мать. – А я спеку пирог.»

«На чай я не останусь, - заявил
Сережников. Мария: «Что такое?» -
Вдруг рассмеявшись с изумленьем в шутку.

«Не гость я ваш, не за общенье с вами,
Увы, беру я деньги за работу.»

«Но это интереснее всего! –
Сказала Ксения с улыбкой милой. -
Общенье с репетитором! Мне все
Завидуют, и видео мои
Просматривать готовы вновь и вновь!»

«Общение дошло уж до стриптиза.
Об этом не проговорись ты в школе!»

Все рассмеялись, и Сережников
За благо счел уйти. «А физика?!»

«Отстань ты! У него свидание!»

Закрылась дверь, и в тишине квартиры
Раздались вдруг поспешные шаги;
Мать с дочерью в испуге оглянулись:
Мартын замки проверить подошел.

«Что ты здесь ходишь? Я же отпустила,
И ты ушел… Выходит, ты остался?» -
Мария выговорила в сердцах.
«Та дверь не закрывалась так, как нужно.
Теперь же все в порядке. Ухожу!» -
Мартын ушел, захлопнув важно дверью.
«По-моему, он нас ревнует к Жене» -
Вдруг объявила Ксения с усмешкой.
«Еще чего! – вся вспыхнула Мария. –
А нужен нам охранник? То придумал
Отец твой, чтоб держать меня на мушке.
Машину я сама могу водить
И постоять за нас. Вот это дело!
С Максимом и Мартына я уволю,
Свободу обрету я наконец-то!»

«А что в охранники Сережникова
Нам пригласить?» - «Ну, размечталась. Брось!»

                 6
Максим вступился за Мартына, мол,
Охранник и водитель – безопасность!
«Понятно. Только он – твой протеже, -
Мария рассмеялась. – Наперво,
Ты знаешь, мне от вас нужна защита.
Замки и коды – все сменить придется».
«Валяй! Замки и коды не спасут!»
«Угрозы? Что ж! Охранником найму
Я репетитора, по мысли Ксюши!» -
Мария отключилась, но Максим
Возник вновь, да с угрозою отвадить
Красавчика от дочки и жены.
«Дурак! Ты головою отвечаешь
За юношу. Ведь вам он не чета!»

Мария вновь вернулась к разговору
О матери Сережникова, словно
Вся загорелась любопытством к тайне,
Как оказался сын ее ей тезкой?
Отец его знал Женю с юности,
Из родственной семьи, встречались редко;
А с новой встречей после смерти тети, -
Она уж замужем, - он вспомнил лето
На даче, как он удил рыбу или
Бродил по склонам леса на холме,
И где б он был, она пред ним являлась,
Как знала точно, где его найти, -
Воспоминанья – как в любви признанья,
На что она готова отозваться, -
И тут разлука, вроде ненадолго,
И весть: в Москве выходит замуж Женя,
Расставшись с мужем здесь. Отец же Жени,
Влюбленный издали теперь в москвичку,
Женился тоже, зная, что однажды
В Москве он бросится ее искать.

«И он нашел ее? Теперь все ясно!» -
Воскликнула Мария с восхищеньем.
«Нет, не нашел. К Москве-реке он вышел
У Крымского моста… И как во сне
Вдруг ощутил ее присутствие
С ним рядом и схватил в свои объятья…
- О боже! Вы все любите меня
Да так еще решительней, чем раньше?»

«Так, горячо!» - воскликнула Мария.
«Уж больше ничего не знаю, кроме
Моих младенческих воспоминаний…»
«И так все ясно, - женщина к нему
Вдруг потянулась и поцеловала. –
Ведь вы мне не откажете в любви?»

«Сказать хотите, в сексе?» - «Нет, в любви,
Запавшей в вашу душу, как в мою
Сейчас, пока я слушала рассказ…»

И в это время зумер зазвенел:
Подъехала подруга с Ксюшей, что же,
Быть может, кстати, зелен виноград,
С отказом – все пропало бы, с разлукой.
Сережников, на поцелуй ответив,
Мол, оценил ее порыв, он вышел,
Сославшись на дела и с обещаньем
Приехать позже. Лучше не придумать!
Мария просияла вся от счастья.

                7
Под утро он очнулся на земле
От холода и жгучей боли в теле,
С догадкой жуткой, что с ним приключилось.
Из-за кустов он вышел на дорогу
У самого Обводного канала,
С тем стало ясно, где он и побрел
Вдоль насыпи к Московскому вокзалу.

Вошел в квартиру, думали, Мартын,
Совсем некстати, без звонка, Мария:
«Да знать его я больше не хочу!»
Сережников решил сам показаться:
Охранник не охранник, взять ключи, -
Но, сбитый с ног, едва поднялся, снова
Он отлетел, ударился о дверь
Железную и рухнул мертвецом,
Но слышал голоса мужчин и женщин,
Как хор и плач на сцене бытия.

Мартын ли посчитался с ним, а может,
С Максимом, боже, что за чертовщина!
«Какое дело мне до них, до «честных
Контрабандистов»! – рассудил Евгений.
Ни сумки с ноутбуком, ни ключей,
Ни телефона, - он решил уехать
На дачу, где не ожидал застать
Отца, который там и был и кстати.

«Да, Женя, на тебе повсюду кровь!» -
Встревоженный отец глядел печально.
«Я думал, кровь моя? О боже! Боже!
Я слышал крики женские и плач,
Но словно бы беззвучные, как снится,
Когда от ужаса проснуться тщится…»

Изнемогая от догадок страшных.
Как молнии, слепящие глаза,
Заснул и беспокойно, в забытьи,
Лежал до вечера, до новостей,
Привлекших слух отца, и он в тревоге
Позвал Евгения послушать вести,
Сейчас и промелькнувшие в эфире:

«О женщине и дочери ее…
Двойное там произошло убийство
С особою жестокостью, сказали.
Грабителям чем было поживиться.
На улице Чайковского? Да, там…»

Евгений как проснулся наконец
И с пробужденьем ужас возрастает:
Случилось там неслыханное зверство,
И словно он участник вне себя,
Поверить – значит как сойти с ума!

С тем стало ясно, он не потерпевший,
Скорей подозреваемый в убийстве,
Недаром ведь оставили в живых,
Пометили и кровью двух бедняжек.

Прослушав новости по всем каналам,
Евгений понял: репетитор назван
С намеком и его, конечно, ищут.
Явиться самому дать показанья?
А вдруг задержат, да еще засудят,
Как ныне делается как попало?

«Останься здесь пока, - решил отец. –
Я встречусь с теми, кто ведет уж дело,
Встревоженный за сына, как и есть.
Могли и с ним расправиться бандиты».

Мартын, прослышав об убийстве, понял,
Чьих рук оно, а спросят ведь с него.
Максим тут позвонил, мол, подозренье
На репетитора упало… «Ладно! –
Схитрил Мартын. – Я думал, на меня.»
«Расспросят и тебя. Болтай, что хочешь.
Но про меня ни слова, мол, не знаешь,
Имел ты дело лишь с хозяйкой… Понял?»
Мартын явился как охранник, правда,
Уволенный на днях. В столовой кровь
Повсюду – на столе, полу, буфете…
Тела увезены… Мартыну стало
Почти что дурно, зашатался даже…
На фотографии взглянуть не смел…

Система наблюдения была
Отключена, и данные изъяты.
Мартын спросил о крабе, и его
Нашли под шкафом обувным в передней,
Куда его заслали, верно, с силой;
Разбитый, сохранил он сцены драки
Двух масок с репетитором у входа
И голоса по всей квартире эхом
С невнятными, зловещими словами,
С девичьим вскриком: «Папа!»
                          Тут Мартын
Заплакал и озлился: вот подонок!

И все ж Мартын попал под подозренье,
Пока Максим подельника не выдал,
Виня себя с каким-то торжеством:
С волками жить по-волчьи выть, выходит!

На следственный эксперимент был вызван
Сережников, вновь пережить воочью
Кровавое, нелепое убийство
Жены и дочки, ставших вдруг чужими
До умопомраченья и насилья,
Исполненного словно с сладострастьем.

                *  *  *
Вдоль улицы Чайковского с небес
Над городом, Северной Пальмирой,
Чудесный предвечерний свет сиял...
У здания классической эпохи
Сережников застыл, как у гробницы.
Казалось, жизнь уж промелькнула вся,
Земная – в череде тысячелетий.
2010-2011

©  Петр Киле




Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены