C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Русская лирика и античность. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Феномен

ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ АЛЬМАНАХ

№ 3 Июль-сентябрь 2007 года

Русская лирика и античность. Заметки на полях.

 «Лирика Древней Эллады и Рима». Москва. «Детская литература». 1990 г. Прекрасно оформленная книжка (художник Т.Иващенко) издана без объявления (на волне «перестройки») тиражом 100000 экз. и, разумеется, была мгновенно раскуплена. Не то, что позже, когда «перестройка» обернулась катастрофой для великого государства, как для корабля в бурю кораблекрушением, поскольку кормчие растерялись или запутались в ориентирах.

Сохранился фрагмент стихотворения Алкея «Буря»:

Пойми, кто может, буйную дурь ветров!
Валы катятся - этот отсюда, тот
Оттуда... В их мятежной свалке
      Носимся мы с кораблем смоленым,

Едва противясь натиску злобных волн.
Уж захлестнула палубу сплошь вода,
Уже просвечивает парус,
        Весь продырявлен. Ослабли скрепы.

Казалось бы, это о буре в море. А вот другой фрагмент:

Метит хищник царить,
        Самовластвовать зарится,
Все вверх дном повернет, -
        Накренились весы. Что спим?

Алкей - первый, вместе с Сапфо, лирик у истоков европейской поэзии. Они жили в VII - VI вв. до н.э. на острове Лесбос, откуда одно время были изгнаны. У Алкея сохранилось целиком или более полно другое стихотворение «Новый вал» - о буре, уже ясно, настигшей город-государство:

Не посрамим же трусостью предков прах,
В земле под нами здесь упокоенных:
Они воздвигли этот город
        На благоденствие нам, потомкам.

Но есть иные - люди, не властные
В своих желаньях. Темным страстям служа,
Их опозоренные руки
        Предали город рукам таким же.

Две с половиной тысяч лет прошли, а те же бури, те же страсти... Впрочем, у автора вступительной статьи Г.М.Кружкова были надежды на обретение наконец свободы и т.п. По крайней мере, была возможность обретения более широкого, в идеале всеобъемлющего взгляда на тему его статьи «Странствия Музы», которую можно обозначить «Русская лирика и античность». Он задается вопросом:

«Как же забрела к нам дивнообутая Муза, дочь Зевса, как случилось ей оставить следы своих сандалий на нашем холодном снегу? Казалось бы, далеко от нас ее родное Средиземноморье, каменистые островки архипелагов и зеленые оливы, виноцветные волны и играющие дельфины.

И все же так случилось. Тому свидетельство и эти стихи Пушкина. И вся русская поэзия золотого века». У статьи есть эпиграф или вступление - стихотворение Пушкина «В младенчестве моем она меня любила...»

Так случилось. Разумеется, это не ответ на вопрос автора. Долгое время находили ответ - в приобщении, в подражании французским поэтам и т.п. В общем плане автор замечает: «Невозможно переоценить значение античности для эпохи становления и возмужания русского стиха: для эпохи Державина, Батюшкова, Жуковского и Пушкина. Но возьмем и двадцатое столетие, хотя бы его начало, которое по праву называют серебряным веком русской поэзии».

Все так. Но все это лишь констатация удивительного явления без осознания его сущности. И вздох, столь характерный для наших дней: «Поэты серебряного века были последним поколением в русской поэзии, учившимся в классических гимназиях, то есть в школах, где преподавали древнегреческий язык и латынь.

Долгие годы таких гимназий не было. А жаль». Поэты серебряного века вряд ли особо ценили свое гимназическое образование, да не у всех оно было. Знание языков они выносили не из гимназий, а помимо их, из атмосферы эпохи и культуры, что недаром получило определения золотого века и серебряного, что ныне прояснивается как эпоха Возрождения в России.

Вот что случилось. Эпоха Возрождения в Италии начинается с обращения к античности, прежде всего к римской классике, а затем и греческой. Знание древнегреческого языка и латыни бесконечно важно, с тем получает интенсивное развитие переводческая деятельность, чем отмечена эпоха Возрождения в странах Западной Европы и в России в течение XVIII - XX веков.

Вместе с тем далеко не все первейшие гении Ренессанса знали греческий и латынь или достаточно хорошо, чтобы знакомиться с греко-римской классикой в оригинале. Поэтому-то переводы и не только с греческого или латинского, а с любых языков, обрели столь большое культурное значение.

Ныне у нас вновь появились гимназии. Если в них изучают древнегреческий и латинский языки - благое дело для будущих филологов и лингвистов, коих всегда будет небольшое число. Но сущность первоистоков, к которым припала Европа, с возрождением муз, искусств и мысли, не в знании латыни и древнегреческого, а в основе греко-римской образованности и культуры. Это мифология Древней Греции и Рима, что ныне широко издают наравне с мифологиями других народов и племен.

Только древнегреческая мифология обладает особенностью: она не только послужила материалом для эпоса, драмы и лирики, а сама сохранилась в обработке Гомера, трагиков и лириков как источник классического стиля. В этом суть греческой образованности и культуры, воспроизведенной в римской классике, что и станет основой для возрождения искусств и мысли в Италии и в странах Западной Европы, как позже в России.

Стало быть, чтобы школьники получали классическое образование, вовсе не обязательно школы превращать в гимназии, - в них скоро возродится рутина и казенщина старых гимназий, - а достаточно с изучением истории Древней Греции и Рима полнее донести до школьников мифологию, без этого и русская лирика им будет непонятна, - по сути, хотя бы восстановить школьное образование советской эпохи, с углубленным изучением русской классической поэзии и прозы. Это было классическое образование XX века, далеко позади оставившее гимназическое XIX века.

Автор статьи, говоря о «становлении и возмужании русского стиха», упускает зачинателя новой русской лирики и реформатора русского языка (подобно Данте и Петрарке в отношении итальянской лирики и итальянского языка) - Ломоносова, который сыграл роль Петра Великого в становлении новой русской литературы, по словам Батюшкова. Ломоносов первым вступил в диалог с Анакреонтом, направив интерес русских поэтов к античной лирике.

В «Разговоре с Анакреоном» Ломоносов не только  переводит Анакреонта, но формулирует свою поэтическую программу и гражданскую позицию, какой будут следовать русские поэты. При этом, надо заметить, интерес к Греции в России носил чуть ли не родственный характер - по религии, и первыми иноземцами, принимавшими участие в строительстве храмов на Руси, были греки. С началом преобразований Петра, который знал, откуда пришло возрождение муз в странах Европы, боги Греции явились на триумфальных арках, сооружаемых в дни празднеств в честь побед русского оружия.

Я уже писал о празднестве в Летнем саду в честь античной гостьи, мраморного изваяния Венеры (Таврической). По сути это была мистерия в духе древних греков в стране гипербореев, вечно юного народа, с явлением в миросозерцании руссих людей и прежде всего поэтов олимпийских богов.

Эпоха Возрождения, как было и в Италии, как и в других странах Европы, хотя и в меньшей степени, начинается с возрождения древнегреческой мифологии, подвергшейся критике и забвению со стороны христианской церкви, как уничтожению памятники культуры античности.

Поэзия мифа воскресла, как птица Феникс из пепла, и открылся чудесный мир красоты и гармонии, с возрождением классического стиля в архитектуре, скульптуре и в особенности в живописи в Италии и в других странах Европы, но в меньшей степени по различным причинам, в частности, из-за готики.

В России с начала XVIII века мы наблюдаем те же явления, как и в Италии, стране классического Ренессанса, с обращением к античности самым непосредственным образом, поскольку атмосфера эпохи, что бросается в глаза уже в одах Ломоносова и Державина, была вся пронизана образами древнегреческой мифологии, что запечатлеется и в архитектуре прежде всего Санкт-Петербурга, Царского Села и Петергофа. Это классика. В таком чистом виде классики мало и во Флоренции или в Риме с их многовековыми наслоениями. Это ренессансная классика, взошедшая в России.

А у нас и поныне, как чиновники из Смольного, утверждают, что Петербург строила Европа. Они не имеют понятия, что эпоха Возрождения не ведает границ и этнических различий. Здесь уж кому повезет - остаться безвестным в своей стране или быть вовлеченным в эпоху Возрождения в соседней стране, как Доменико Трезини, или провести детство и юность, как Франческо Растрелли и Карл Росси, с высшими проявлениями гениальности именно ренессансных архитекторов.

Ренессанс, расцвет искусств и мысли, с зарождением классического стиля, как было впервые в Афинах V - IV вв. до н.э., как бы повторилось в Италии в XV - XVI вв. и в России  XVIII - XX вв., - это воплощение миросозерцания новой эпохи, в котором доминирующее положение занимает, пусть и ненадолго, древнегреческая мифология. В ней тайна классики, которая возникает именно как ренессансная классика.

В эпоху эллинизма составлялись антологии. Переводы из них или подражания древним впоследствии стали называть антологическими. Жемчужины пушкинской лирики мы воспринимаем как антологические, те же «В младенчестве моем она меня любила...» или «Среди зеленых вод, лобзающих Тавриду...».

Подражания древним могут быть всего лишь стилизацией, что характерно для французской поэзии, но у Пушкина даже там, где о подражании древним думать или говорить не приходится, - «Редеет облаков летучая гряда...» или «Всё кончено: меж нами связи нет...», - присутствует нечто, что и обозначают как антологическое. Это присутствие мифологической ауры, основы, внутренней формы классического миросозерцания и стиля.

Русская лирика в ее лучших образцах, если взглянуть с новой точки зрения, воспринимается именно как антологическая, и это неудивительно, ибо она зародилась и сформировалась как лирика Ренессанса. Можно составить антологию из русской лирики, которая станет как бы продолжением «Лирики Древней Греции и Рима». Ничего подобного по чистоте формы и поэтического содержания, по поэтике и пластике из европейской поэзии эпохи Возрождения нельзя сделать.

Античность для Европы всегда оставалась более или менее опосредованной христианской религией и библейской мифологией. Классическая древность в России, по многим причинам, в частности, благодаря веку Просвещения в Европе, взошла во всей ее первоначальной чистоте и свежести. Главное, русская жизнь и русская культура исстари была и оставалась в громадной степени языческой.

Православной культуры, о которой ныне много говорят, в России практически не было, разве что в монастырях и  у старообрядцев. Иное дело - официальная идеология монархии на переломе к закату, обрекшая поэтов мирового масштаба по силе гения на гонения и гибель.

Вот когда проступила феодальная реакция, которая всегда довлела над поэтами эпохи Возрождения в странах Европы. Но если и угас золотой век русской поэзии, вскоре взошел ее серебряный век, а затем и бронзовый.

Русская лирика - величайшее ренессансное явление, как и русская классическая проза; романы Пушкина, Гоголя, Льва Толстого тоже погружены в миф и вырастают из мифа, с воссозданием реальности как абсолютной эстетической действительности, как в поэмах Гомера. Редкий образец этого рода в европейской литературе роман Сервантеса «Дон Кихот».

Русские люди всегда недооценивали собственную литературу и искусство, наблюдая их зарождение и развитие в сравнении с многовековым развитием литератур и искусств сразу десятков стран Европы, переживших ранее эпоху Возрождения, и проглядели ренессансные явления в русской жизни и ренессансные достижения в русской литературе и русском искусстве. Здесь одна из причин трагической судьбы Пушкина и Лермонтова.

Открываю «Стихотворения» Ломоносова наугад. «Ода на день восшествия на престол Елисаветы Петровны, 1746 года». Одна из многих из года в год, всегда с новым содержанием, поскольку поэт окидывает все стороны исторической жизни человечества, равно погруженной как в библейскую, так и древнегреческую мифологию, хотя ода написана «на случай», но ведь такова эстетика и поэтика Ренессанса, как мы убедились в «Опытах» по эстетике ренессансных эпох и классической древности.

На верх Парнасских гор прекрасный
Стремится мысленный мой взор,
Где воды протекают ясны
И прохлаждают муз собор.
Меня не жажда струй прозрачных,
Но шум приятный в рощах злачных
Поспешно радостна влечет:
Там холмы и древа взывают
И громким гласом возвышают
До самых звезд Елисавет.

Державин пребывает в мире древнегреческой мифологии и лирики еще в большей степени, чем в пределах религиозного мировосприятия, а в оде «Бог» впадая вообще в пантеизм. Открываю наугад - «Любителю художеств» - это стихи, по сути, для исполнения Хора, а поэт в роли Корифея:

  Сойди, любезная Эрата,
  С горы зеленой, двухолмистой,
  В одежде белой, серебристой,
Украшенна венцом и поясом из злата,
  С твоею арфой сладкогласной! -
      Сойди, утех собор,
  И брось к нам нежно-страстный
      С улыбкою твой взор,
  И царствуй вечно в доме сем
  На берегах Невы прекрасных!
  Любителю наук изящных
  Мы песнь с тобою воспоем:

       «Небеса, внемлите
       Чистый сердца жар
        И с высот пошлите
        Песен сладкий дар.
        О, мольба прилежна!
        Как роса, взнесись;
        К нам ты, Муза нежна,
        Как зефир, спустись!»

Батюшков непосредственно погружается в мир античной лирики, перелагая в вольном переводе стихи древних поэтов, а когда этот мир он находит во французской поэзии, делает то же самое, но это, как и подражания древним, не перевод, а жанр антологических стихотворений. Или возьмем «Тавриду».

Друг милый, ангел мой! Сокроемся туда,
Где волны кроткие Тавриду омывают
И Фебовы лучи с любовью озаряют
Им древней Греции священные места.

Это стихотворение 1815 года. Юный Пушкин и его сверстники в Царском Селе вырастают - в условиях Отечественной войны 12 года и победы - с миросозерцанием, пронизанным гражданственностью, героизмом и красотой, как было в Афинах в век Перикла.

Развитые литературы Европы играли лишь роль подсказки, где их истоки, Россия в условиях Ренессанса непосредственно припала к античности - чище и полнее, как не было и в Италии. При этом античность и русская старина составляли у Пушкина один поэтический мир, погруженный в мифы языческих времен.

Наперсница волшебной старины,
Друг вымыслов игривых и печальных,
Тебя я знал во дни моей весны,
Во дни утех и снов первоначальных.
Я ждал тебя; в вечерней тишине
Являлась ты веселою старушкой,
И надо мной сидела в шушуне,
В больших очках и с резвою гремушкой.
Ты, детскую качая колыбель,
Мой юный слух напевами пленила
И меж пелен оставила свирель,
Которую сама заворожила.

Младенчество прошло, как легкий сон.
Ты отрока беспечного любила,
Средь важных муз тебя лишь помнил он,
И ты его тихонько посетила;
Но тот ли был твой образ, твой убор?
Как мило ты, как быстро изменилась!
Каким огнем улыбка оживилась!
Каким огнем блеснул приветный взор!
Покров, клубясь волною непослушной,
Чуть осенял твой стан полувоздушный;
Вся в локонах, обвитая венком,
Прелестницы глава благоухала;
Грудь белая под желтым жемчугом
Румянилась и тихо трепетала...

Я не мог прервать набор с виду как бы неоконченного стихотворения, Пушкин воспроизводит не просто воспоминания детства и юности, а миросозерцание и эстетику Ренессанса в России, в которых непосредственно проступает классическая древность - как форма, как пластика русской лирики.
 
В этом стихотворении самым удивительным образом отчетливо проступает поэтика романа в стихах «Евгений Онегин», что делает его содержание всеобъемлющим. Это происходит при соприкосновении с мифом, как в поэме в прозе «Мертвые души» или в «Войне и мир», жанр которого однозначно определить трудно, но в стиле которого ощущаются гекзаметр и периоды  поэмы Гомера «Илиада». Словом, тема «Русская лирика и античность» может быть рассмотрена как «Русская литература и античность», с прояснением зарождения или возрождения классического стиля, эстетики Ренессанса в России..
©  Петр Киле   2007 г.




Предыдущий выпуск | Архив | Наверх страницы


Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены