Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Феномен

ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ АЛЬМАНАХ

№ 4 Октябрь - Декабрь 2007 г.

Римейк, или Эйфория уничижения 12. Критика.

 После шума в СМИ в дни Венецианского МКФ вокруг фильма Никиты Михалкова «12», отмеченного специальным призом «За совокупность работы всей съемочной группы», а говорилось вроде бы «за гуманизм в киноискусстве», и рецензии Светланы Степновой «Особенности национального правосудия» на страницах Ruskino пришлось и фильм посмотреть по необходимости. Для ясности воспользуюсь материалами с сайта Ruskino.

«Режиссер       Hикитa Mихaлкoв
Актеры     Александр Адабашьян, Сергей Арцибашев (Арцыбашев), Виктор Вержбицкий, Сергей Газаров, Сергей Гармаш, Валентин Гафт, Алексей Горбунов, Михаил Ефремов, Роман Мадянов, Сергей Маковецкий, Никита Михалков, Алексей Петренко, Юрий Стоянов, Наталья Суркова, Ольга Хохлова
Сценарий     Никита Михалков, Владимир Моисеенко, Александр Новотоцкий
Оператор     Владислав Опельянц
Производство     компания "ТриТэ"
Этa кapтинa - peмeйк знaмeнитoгo aмepикaнcкoгo фильмa Cидни Люмeтa "12 paзгнeвaнныx мyжчин". Oнa paccкaжeт o 12 пpиcяжныx, oбcyждaющиx, винoвeн ли 18-лeтний юнoшa, oбвиняeмый в yбийcтвe cвoeгo oтцa.
Глaвным гepoeм фильмa cтaнeт чeчeнcкий мaльчик».

Последняя фраза анонса, в чем заключалась, очевидно, изюминка фильма, не совсем точна. Маленького мальчика, которого показывают в нескольких кадрах о войне в Чечне, и юношу, которого мы изредка видим за решеткой, нельзя назвать главным героем фильма. Он ничего не совершает и не принимает участия в расследовании убийства, как оказывается, русского офицера, который усыновил его, даже в качестве обвиняемого. Он просто знак войны в Чечне, чем так озабочен известный режиссер в зените, кажется, всех его творческих сил, что он не пишет оригинальный сценарий с помощью двух сценаристов, а делает ход конем, создает римейк. Это вдохновение или расчет?

Фильм таков, что приходится признать, это точный расчет. Фильм по теме и как римейк должен был вызвать интерес на Западе, что и произошло. В принципе, все это в порядке вещей, если бы получился образцовый по формальным признакам и содержанию фильм. Все вышло в точности наоборот.

Светлана Степнова с ее доброжелательным отношением к маститому кинорежиссеру видит очевидные недостатки фильма, но находит какие-то моменты, ради которых стоит посмотреть очень затянутый римейк.

«Новый фильм Никиты Михалкова "12" - это очень точный римейк созданной в 1957 году картины Сиднея Люмета "12 разгневанных мужчин". До некоторой степени сохранены характеры персонажей и почти полностью - детали детективной интриги (якобы редкий нож, больной старик, попытка восстановить картину и хронометраж преступления, свидетельница в очках). Основная разница – лента Люмета длится полтора часа, а ее римейк – почти три, потому что в фильме Михалкова появились отсутствовавшие в оригинале длинные монологи персонажей, а также воспоминания подсудимого о чеченской войне, свидетелем которой он был. Кроме того, детективная интрига немного усложнена.

Нужно ли смотреть римейк очень хорошей картины, пусть даже и сделанный замечательным режиссером? Как ни странно, - да, нужно! Если после трех часов пребывания в кинотеатре не жалеешь о потраченном времени, - значит, фильм и вправду получился интересный. Но и недостатки у "12" имеются серьезные, поэтому к ним нужно быть морально готовыми. И начать разговор придется именно с недочетов: почти все они приходятся на первые 40-50 минут экранного времени, и выдержать их нелегко».

Действительно, нелегко. Далее автор рецензии рассуждает о суде присяжных в США и в России, об актерах, играющих присяжных, а также о профессиях и национальностях последних, что всячески обыгрывается в фильме, с их монологами, то есть рассказами о различных житейских случаях, каковые с трудом привязывают к делу об убийстве, что всякий раз весьма спорно, зато вставная история убеждает кого-то в том, что юноша не виновен.

Все это разыгрывается известными актерами, уже старенькими, пафосно и комично, точно все там комики, как Стоянов, да с местом действия в спортивном зале полуветхой школы, да не в Чечне, где прошла война, а в Москве, и где пианино хранят за решеткой под замком, где нет нормального освещения, да свет то и дело гаснет, - можно подумать, кто-то просто издевается над ними.
.
«В общем, - продолжает Светлана Степнова, - первые сорок-пятьдесят минут фильму не дают рассыпаться только два обстоятельства. Первое – это потрясающие воспоминания обвиняемого – чеченского мальчика, детство которого украла война, шедшая в его родных краях. Кажется, что чеченскую часть фильма снимал не вальяжный мэтр, обладатель всех возможных наград, апологет державности и народности, а наглый, решительный и упрямый парень, готовый в лепешку расшибиться, но доказать, что он не просто сын и брат знаменитостей, а самостоятельная личность со своими собственными, не заемными, мыслями, чувствами и талантом. Этого замечательного парня, поставившего одну из лучших картин советского кино – "Свой среди чужих…", я уже не надеялась увидеть в режиссерском кресле, но в работе над "12" он принял самое активное участие».

Здесь явно увлекается автор рецензии. Вставные эпизоды, точнее кадры с стрельбой, не воспринимаются как воспоминания чеченского мальчика, а тоже скорее римейк любого из современных фильмов о войне или бандитских разборок.

«Чеченские сцены картины Михалкова - это высочайшей пробы военная драма, потрясающая не кровавыми сценами (которых практически нет), а неизбывным ужасом происходящего. Без всякого стереоэффекта ты попадаешь на экран и понимаешь, как это СТРАШНО, когда по улицам твоего родного города едут машины с вооруженными до зубов людьми, способными сделать с тобой и твоими родными ВСЕ, ЧТО УГОДНО. Другого фильма, который бы так ярко показывал, насколько мучительна и унизительна война для мирных жителей, я, честно говоря, не припомню».

Ничего этого в нескольких кадрах фильма «12» нет. Скорее, наоборот, там чеченский мальчик игрался ножом и плясал среди своих или чужих, не разберешь.

«Единственная аналогия, - далеко уносит автора рецензии увлечение замыслом режиссера, - которая приходит в голову, - "Иваново детство". Конечно, ленты Тарковского и Михалкова не совсем корректно сравнивать просто потому, что "Иваново детство" - это от начала до конца фильм о войне, показывающий, как жестокость влияет на душу ребенка, а в "12" военные эпизоды являются лишь частью общего замысла...

Неоценимый вклад в достоверность чеченских эпизодов внесли сыгравшие в них актеры. Большинство из них наверняка непрофессионалы, но, глядя на этих людей, веришь, что видишь реальную жизнь, а не придуманные сценаристами и режиссером сцены. Важность чеченских эпизодов "12" для современного российского искусства и жизни в целом трудно переоценить, и фильм стоит посмотреть хотя бы ради них».

Увы! Я нарочно выписал абзацы, которые длиннее эпизодов о войне в Чечне, промелькнувших в фильме, которые ничем не отличаются от тысячи-тысячи кадров в новостях и к фабуле «12» не имеют отношения, как и житейские истории присяжных.

Далее с тем же воодушевлением Светлана Степнова продолжает: «А судебные сцены в первые сорок-пятьдесят минут держатся на потрясающей работе Сергея Гармаша, сыгравшего главного оппонента положительного героя. Этот персонаж, частный водила, абсолютно узнаваем: я регулярно езжу на маршрутках и нередко – на попутках, и многие виденные мной шоферы выглядят, говорят и думают именно так, как герой Гармаша. В отличие от остальных присяжных, он с самого начала энергичен, резок и агрессивен, поскольку и в самом деле хочет засадить чеченца-убийцу в тюрьму пожизненно. Актер играет очень тонко и точно, нигде не перегибая палку (только эпизод общения с персонажем Стоянова кажется мне немного надуманным, но это уже претензии к сценарию). Пожалуй, на сегодняшний день роль в "12" - лучшая работа Гармаша в кино».

О персонаже Гармаша еще не все.

«Фильм Люмета рассказывает об усомнившемся присяжном – человеке, воплощающем все лучшее, что есть в американском народе и демократии. А главным героем картины Михалкова (возможно, даже вопреки желанию режиссера) стал самый жестокий, предубежденный и непримиримый присяжный».

Конечно, у Михалкова не могло быть иначе. Прием и вся философия - в точности наоборот. Далее - игра актеров с монологами, когда они предстают смешными и старенькими, то есть жалкими, - хороши присяжные, а? И эти люди решают судьбу человека? Вот это страшно. Между тем это унижение известных актеров и их самоуничижение, на что не один американский актер не пойдет, приводит автора рецензии, знатока российского кино, в восторг.

«Дальнейшие события "12" – это фейерверк замечательных работ, настоящий мастер-класс того, как нужно играть героев нашего времени. Особенно хотелось бы отметить Михаила Ефремова. Его отцу, главному режиссеру двух ведущих столичных театров, руководящие обязанности и любовь властей не позволили в полной мере раскрыть эксцентрические стороны своего таланта. А вот Михаил, не обремененный высокими постами, стал в нашем кино именно тем, кем не стал Олег Ефремов, - трагикомическим героем, который одновременно вызывает и насмешливую улыбку, и сочувствие. И в "12", и в "Артистке" Михаил играет примерно одинаковые роли – не очень удачливых актеров, прячущих за пофигизмом серьезное отношение к жизни. Но насколько непохожими они получились! В "12" Ефремов, несмотря на сопротивление текста, сумел сделать своего героя по-настоящему трагической фигурой».

Весьма жалкой фигурой.

«Юрию Стоянову в фильме досталась самая гротескная роль – пятидесятилетнего ребенка, сыночка властной мамочки. Актер сыграл ее с таким безупречным вкусом и чувством меры, которых трудно было ожидать от популярного телевизионного комика».

Ну, что тут скажешь? Если бы все это имело хоть какое-то отношение к фабуле фильма о присяжных. Но имеет прямое отношение к расчету режиссера во что бы то ни стало вызвать интерес к своему новому фильму на Западе: чеченский мальчик, объявленный в анонсах главным героем, римейк, то есть нечто узнаваемое для западного зрителя, и жалкое состояние России, с судом присяжных, заседающих в спортивном зале школы, где то и дело гаснет свет, вероятно, как в доме, где совершено убийство, что рядом с элитным домом, который строится день и ночь, да и преступление связано с этим строительством, как догадаются присяжные вдруг в конце, хотя могли бы догадаться в начале.

Но автор рецензии на фильм «12» продолжает увлекаться вставными эпизодами, которые к делу не относятся.

«В исполнении Сергея Газарова этнографический этюд получился по-настоящему убедительным и впечатляющим, лишенным малейшей клюквы. А уж с ножом актер умеет обращаться так, что дух захватывает!

Алексей Горбунов великолепно сыграл человека, который, при всем внешнем благополучии, в глубине души сильно мучается из-за того, что живет неправильно. Вот только история со стихами этому персонажу не подходит абсолютно. По-моему, данный эпизод первоначально планировался для героя, которого играет Сергей Арцибашев. А персонаж Горбунова, человек скрытный, не будет так беспардонно делиться с незнакомыми людьми подробностями своей личной жизни…»

Наконец Светлана Степнова снова возвращается к фильму.

«Кульминацией фильма стал эпизод воссоздания картины преступления. У Люмета такой тоже есть, но наш выглядит эффектнее. Минус на минус иногда дает плюс: американским присяжным, заседающим в специально отведенном для них кабинете, негде устраивать масштабное действо, а нашим соотечественникам, вынужденным работать в спортзале, места хватит на воплощение в жизнь самых смелых фантазий. Эпизодов такого сумасшедшего драйва в картинах Михалкова я не припомню со времен "Своего среди чужих…", и "12" стоит посмотреть, только чтобы увидеть, как серьезные мужчины увлеченно воссоздают подручными средствами события, произошедшие совсем в другом месте много месяцев назад».

Ничего этого там нет. Та же комическая игра, весьма жалкая, которая ничего не проясняет, однако все больше присяжных начинают верить, что обвиняемый не виновен. В конце вдруг всплывают обстоятельства дела, известные присяжным изначально, но они почему-то не вдумались, вероятно, режиссер отвлекал их комическими находками для них.

Оказывается, строители элитного дома были заинтересованы в том, чтобы выселить жильцов из старого дома: старика, который был партработником, по этому поводу достается коммунистам, и который, возникает предположение, дал ложные показания; дала ложные показания, как догадываются присяжные, надо же, вдруг поумнели, занявшим расследованием, вместо замечательной актерской игры присяжных, и женщина, она носит очки и вряд ли, подходя к окну, была в очках, - становится ясно, что обвиняемый не виновен, по крайней мере в умах присяжных.

Далее Светлана Степнова пускается в рассуждения об особенностях национального правосудия - по поводу, как присяжные, признав обвиняемого невиновным, забеспокоились о том, что его скорее убьют на воле, в тюрьме дольше проживет. Все это, конечно, их домыслы и к правосудию не относится. Ей даже представляется, что присяжные, а это люди обеспеченные, один продюсер, другой бизнесмен и т.п., должны взять на себя заботу о безопасности юноши, но все уходят в сторону. Вот это особенности национального мышления, от которых ныне отказались ради частного интереса.

«Но по воле сценаристов на помощь мальчику приходит только пенсионер-художник, который в последние годы за вдохновением регулярно ездит на Северный Кавказ, умеет не просто говорить по-чеченски, но и найти общий язык с отчаявшимся мальчиком, а также очень болезненно относится к тому, что его называют БЫВШИМ офицером… И этот формально счастливый финал вызывает сильную оторопь».

Странно, почему оторопь? Роль бывшего офицера играл Никита Михалков. В начале фильма у него простецкий вид, как, впрочем, и у других, каковые остаются такими до конца, но актер и кинорежиссер в конце является сам по себе, берет под защиту чеченского юношу, играя лицо державное. Конечно, это не совсем корректно, особенно после того, как он в качестве одного из сценаристов и режиссера вдоволь поиздевался над этими горе-присяжными и братьями-актерами.

Далее следуют рассуждения, весьма расхожие ныне:

«Демократия отличается от феодализма тем, что позволяет большинству людей решать почти все свои проблемы, не впутывая в них государство. А если человек, попавший в беду, способен получить помощь только от государства или от государевых людей – это означает, что до настоящей демократии нам еще очень далеко. Впрочем, удивляться тут нечему: если (и в кино, и в жизни) большинство граждан России по-прежнему почти каждый день нарушают законы, - значит, эти законы неправильные и к демократии не имеют ни малейшего отношения. Так что финал "12" вполне закономерен, но радоваться тут нечему».

У нас все разбираются, что такое демократия, которой, видите ли, у нас не было, мы жили при феодализме, а ныне «большинство граждан России по-прежнему почти каждый день нарушают законы». Вот так. Рецензия Светланы Степновой примечательна тем, что воспроизводит наглядно, как воспринимают фильм «12» в среде кинокритиков, учитывающих восприятие его и за рубежом. В этом плане все хорошо, успех на Венецианском фестивале, специальный приз «за совокупность работы всей съемочной группы», вероятно, включая и водителей, Никита Михалков в очередной раз не ошибся в своих расчетах.

«Так что финал «12» вполне закономерен, но радоваться тут нечему». Странная концовка у статьи, но в общем действительно так: радоваться тут нечему. Хорош же уровень российского кинематографа, если отмечают специальным призом на международных фестивалях подобные фильмы из России. Ведь фильм «12» как художественное произведение несостоятелен. Это выходит и из рецензии благожелательного и восторженного кинокритика. Светлана Степнова видит очевидные недостатки фильма, а то, чем она восторгается, нельзя счесть за достоинства римейка.

Что-то неладно в этом королевстве.




Предыдущий выпуск | Архив | Наверх страницы


Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены