C:\Users\Henry\AppData\Local\Temp\F3TB8F9.tmp\ru_index1.tpl.php Врубель. Демон. Описание одной картины. / Эпоха возрождения


Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Феномен

ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ АЛЬМАНАХ

№1(5) Январь-март 2008 года.

Врубель. Демон. Описание одной картины.

 Образ Демона впервые возникает в русском искусстве у Пушкина в стихотворении «Демон». Оно хорошо известно и все же имеет смысл его перечесть, поскольку поэт отчетливо раскрывает тему, столь занимавшую и Лермонтова, и Врубеля.

                             ДЕМОН
В те дни, когда мне были новы
Все впечатленья бытия -
И взоры дев, и шум дубровы,
И ночью пенье соловья, -
Когда возвышенные чувства,
Свобода, слава и любовь
И вдохновенные искусства
Так сильно волновали кровь,
Часы надежд и наслаждений
Тоской внезапной осеня,
Тогда какой-то злобный гений
Стал тайно навещать меня.
Печальны были наши встречи:
Его улыбка, чудный взгляд,
Его язвительные речи
Вливали в душу хладный яд.
Неистощимой клеветою
Он провиденье искушал;
Он звал прекрасное мечтою;
Он вдохновенье презирал;
Не верил он любви, свободе;
На жизнь насмешливо глядел -
И ничего во всей природе
Благословить он не хотел.

Стихотворение было опубликовано в 1824 году. Цензура, к счастью, не вникла в содержание стихотворения, а современники решили, что в нем дан психологический портрет Александра Раевского. Пушкин был вынужден дать разъяснения, но как бы не от своего имени.

«В лучшее время жизни сердце, еще не охлажденное опытом, доступно для прекрасного. Оно легковерно и нежно. Мало-помалу вечные противуречия существенности рождают в нем сомнения, чувство мучительное, но непродолжительное. Оно исчезает, уничтожив навсегда лучшие надежды и поэтические предрассудки души.

Недаром великий Гёте называет вечного врага человечества духом отрицающим. И Пушкин не хотел ли в своем демоне олицетворить сей дух отрицания или сомнения, и в сжатой картине начертал отличительные признаки и печальное влияние оного на нравственность нашего века».

Дух отрицания, - у Гете Мефистофель, - в библейской мифологии - Денница, Сын зари, Люцифер, падший ангел, в просторечии дьявол. Отпавший от Бога ангел причастен к грехопадению Адама и Евы, а с изгнанием их из Рая - к развитию земной цивилизации и также к развитию человека, с самосознанием личности, каждого из нас, с переменами в умонастроении, что нашло выражение в стихотворении Пушкина. Мы помним, такого рода перемену пережил и герой Пушкина Евгений Онегин, впав в хандру во цвете лет.  Между тем эта перемена произошла и в общественном сознании русского общества, что в известной степени связано и с подавлением выступления декабристов.

В принципе, момент отрицания возникает при переходе из сферы чувств в сферу мысли в развитии как личности, так и общества, что наблюдаем мы во все великие эпохи в истории человечества в череде столетий и тысячелетий. В поразительном по лаконизму, лиризму и философской глубине стихотворении Пушкина запечатлена не только история его души, но и история развития человеческой мысли от античности до эпохи Возрождения, вплоть до романтической эпохи рубежа XVIII - XIX веков.

Для Пушкина момент отрицания не носит рокового характера, а лишь утраты юношеских грез и мечтаний, с обретением нового взгляда на действительность, без крайностей и противоречий романтического мироощущения, поскольку он изначально обладал классическим миросозерцанием, вступая в жизнь в условиях Ренессанса в России, как ныне это прояснивается окончательно. Поэтому он сформировался не как романтик, а как классический поэт, при этом именно как поэт Высокого Ренессанса, как Рафаэль.

Лермонтов, вступая в жизнь, с его ярким романтическим мироощущением и с верой, которая погружает его всецело в христианский мир, оказывается в сфере исключительно библейской мифологии, в которой привлекает его лишь один персонаж, которому Пушкин дал имя Демон. Дух отрицания или сомнения привлекает юношу, поскольку он сам переживает это состояние, описанное Пушкиным, почти до полной индентификации с ним, с ангелом, отпавшим от Бога, - ради чего же? Ради свободы и могущества «первенца творения». Но именно о том мечтали гуманисты, поэты, мыслители и художники эпохи Возрождения в Италии.

Поэма Лермонтова «Демон» не была опубликована при его жизни, но ее читали в рукописи даже при дворе. Известных светских дам увлекал Демон, хотя им следовало бояться его. С тех пор Демон - один из самых интимно близких для юношества образов, таинственный, всесильный и одинокий. Чем же он привлекателен? Конечно, не как «богоборец», не как Дух отрицания, не как «искуситель», не как злое начало. Да и какое зло он творил с начала мира? Зло творили сами люди. Да и зло давно наскучило ему.

Да и кто этот Демон? Падший ангел? Двойник Онегина или Печорина, в которых проступает демоническое как отличительная черта самодовлеющей личности, что находили и у Леонардо да Винчи? В поэме образ Демона обрисован как бы изнутри, от него исходит сияние.

То не был ада дух ужасный,
Порочный мученик - о нет!
Он был похож на вечер ясный:
Ни день, ни ночь, - ни мрак, ни свет!..

Иллюстрации и картины Михаила Врубеля проливают свет, и мы воочию видим Демона и верим, таким он был и есть. «Демона сидящего» сам художник описывает в письме к сестре от 22 мая 1890 года так: «Вот уже с месяц я пишу Демона, то есть не то чтобы монументального Демона, которого я напишу еще со временем, а «демоническое» - полуобнаженная, крылатая, молодая уныло-задумчивая фигура сидит, обняв колена, на фоне заката и смотрит на цветущую поляну, с которой ей протягиваются ветви, гнущиеся под цветами».

Сохранилось свидетельство о том, как Врубель говорил о Демоне: он «олицетворяет собой вечную борьбу мятущегося человеческого духа, ищущего примирения обуревающих его страстей, познания жизни и не находящего ответа на свои сомнения ни на земле, ни на небе». Врубель вообще связывал своего Демона с даймоном Сократа, правда, почему-то воспринимая понятие слова «демон» как «душа». Впрочем, Душа у неоплатоников активное начало Мира. Стало быть, художник отходит от образа Демона у Пушкина и Лермонтова; у них Демон однозначно отпавший от Бога ангел, то есть Люцифер, «первенец творенья», «светоносный», «злобный гений». В представлении художника Демон скорее Фауст, которому служит Мефистофель как его «душа». Или Люцифер, который вочеловечился, и не находящий ответа своим сомнениям ни на земле, ни на небе.

Врубель выделяет «демоническое» в человеческом облике от «монументального Демона», от ангела, отпавшего от Бога, то есть Люцифера. Это ценное свидетельство, и оно соответствует проявлениям «демонического» начала в человеческой природе. Это «демоническое» присутствует в Гамлете и в Печорине в иллюстрациях Врубеля. Можно сказать, оно проступает во многих картинах и портретах художника, поскольку «демоническое» находилось в его личности как дар гения, как эманация творческой энергии, ставшей однажды неуправляемой.

Таким образом, Демон у Врубеля - это идеал и образ человека с его наивысшими устремлениями, что особенно ярко проявляется в эпоху Возрождения в явлении плеяды гениальных поэтов, мыслителей и художников, что мы наблюдаем и в России. Демон - это воплощение ренессансной личности с ее устремлениями к высшему развитию сущностных сил человека, когда он может уподобиться ангелам и даже Богу, о чем мечтал особенно пылко Пико делла Мирандола, чтобы вскоре впасть в раскаянье, как Сандро Боттичелли, а в России Гоголь и Лев Толстой, выступивший к концу XIX века против искусства, представили то же явление обращения и раскаянья, отказа от высших достижений мысли и искусства эпохи Возрождения как в Италии, так и в России.

Врубель прямо возненавидел Льва Толстого, точнее толстовство, и идея картины «Демона летящего» претерпевает у него роковые для него изменения. Это было предчувствием краха, что явил воочию гениальный автор «Войны и мира» и «Анны Карениной». Художник создает «монументального Демона», только выходит «Демон поверженный». Наступающее безумие тут не при чем. Лихорадочная работа над любым замыслом была присуща художнику всегда. Просто силы были на пределе - и не только от всегда вдохновенного труда, но и от счастья любви, любви тоже вдохновенной и всеобъемлющей, как музыка сфер, с голосом певицы, слушать которую он не уставал, даже уже впав в безумие.




Предыдущий выпуск | Архив | Наверх страницы


Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены