Эпоха Возрождения - это вершина, с которой мы обозреваем мировую культуру в развитии, с жизнью и творчеством знаменитых поэтов, художников, мыслителей, писателей, композиторов, с описанием выдающихся созданий искусства.
Новости Города мира, природа. Дневник писателя. Проза Лирика Поэмы Собрание сочинений Приложения. Галерея МОДЕРН_КЛАССИКА контакты
В истории человечества не было веков без вспышек ренессансных явлений.
Опыты по эстетике ренессансных эпох,
а также
мыслителей, поэтов
и художников.
Ход мировой
истории под знаком Русского
Ренессанса.
Драмы и киносценарии о ренессансных
эпохах и личностях.
Стихи о любви
Все о любви. Стихи и эссе. Классика и современность.

 

 

Победа под Полтавой.

 К 300-летию Полтавской битвы не мешает нам вполне уяснить в смысле ее и значении. Это тем более необходимо, что на Украине президент Ющенко ведет шумную кампанию по возвеличиванию Мазепы, поляка, который игрою случая сделался гетманом Украины, а с приближением армии шведского короля Карла XII вступил с ним в переговоры, заодно и с королем Польши, торгуя воеводствами, в надежде заполучить и себе два воеводства, с возведением в княжеское достоинство.

С предательством украинского народа Мазепа предал и русского царя и просчитался. В российских СМИ ни Мазепа, ни Ющенко не вызывают восторга, слишком уж последний заврался. Но стереотип мышления у Ющенко тот же, по которому ныне в России возвеличивают белых генералов и адмиралов, выступивших на стороне внешних сил против народа и потерпевших крах. Неприятие революции не оправдывает предательства. Оправдывают предательство лишь сами предатели.

Самое удивительное, и у завоевателей типа Карла XII или Наполеона та же природа, как у предателей. Преобразования Петра - это та же революция. После сокрушительного поражения под Нарвой царь Петр создал новую армию, отливая пушки даже из колоколов, - ни Карл, ни Мазепа и не подозревали, как и белые генералы, а позже Гитлер с его командой, что Россия пребывает в новом состоянии, в состоянии культурной революции, в состоянии эпохи Возрождения.

Шведская армия захлебнулась уже у Полтавы, гарнизон и жители города оказывали столь умелое сопротивление, что даже подкопы с бочками пороха не давали эффекта, поскольку защитники, сделав подкоп со своей стороны, уносили бочки с порохом. Не было уже ни боеприпасов, ни продуктов, ни фуража - всего этого уже остро не хватало и в армии Карла, в частности, потому что все, что приготовил Мазепа для шведов в Батурине, было уничтожено Меншиковым.

Шведская армия под Полтавой оказалась в ловушке бессмысленных амбиций Карла и Мазепы. Она не могла даже отступить, правда, шведский король об отступлении и не помышлял. Раненный в пустой перестрелке в пятку, он был готов к гибели всей его армии, находя это более достойным для его чести.

Две сцены из трагедии «Державный мастер» дают достаточно полное представление о ходе сражения под Полтавой, в котором шведы проявили активность лишь при штурме первых двух недостроенных редутов, а затем у них начался беспорядок и даже в наступательных действиях войска оказывались лишь мишенью для артиллерийских и ружейных залпов.


                  СЦЕНА  4

Местность перед укрепленным лагерем русской армии с линией редутов, от которой выступают вперед еще три  поперечных редута. 27 июня 1709 года. Раннее утро. Кавалерийские атаки. Князь Меншиков со свитой в постоянном движении.

               1-й  о ф и ц е р
Всю ночь, небось, подкрадывались черти,
Чтобы застать врасплох и порубить
Нас, сонных, будто на постое мы
В садах вишневых у хозяек милых.
               2-й  о ф и ц е р
Сады еще цветут, но изб и баб
Понежиться не сыщешь уж в округе.
               3-й  о ф и ц е р
И сон наш чуток был, приказом царским
Настроенные к бою, утра ждали
Уж наготове, чтоб вскочить в седло,
И выстрелам сигнальным среди ночи
Я рад был: значит, нынче будет дело!
               1-й  о ф и ц е р
Но уж не шведы, повернуть-то поздно.
Ночь проведя без сна, в досаде злой
Они набросились на нас, как черти,
С такою фурией...
               3-й  о ф и ц е р
                                Но устрашить
Им нас не удалось, хотя редуты,
Два первых, недостроенных, и пали,
Что приняли они уж за победу.
               2-й  о ф и ц е р
Гонец от царского величества.
Светлейший князь им недоволен явно.

М е н ш и к о в. Как! Повтори! Дабы конные полки от баталии отвел и стал бы от ретраншемента к горе?
Г о н е ц. Князь! Я могу в точности повторить то же самое. Генерал-поручику Рену тоже велено отойти - вправо от лагеря. Генералу Боуру тоже велено отойти, при этом стараясь наводить неприятеля на редуты, чтобы подвергнуть врага артиллерийскому обстрелу и накрепко смотреть, чтоб гора у него была во фланге, а не назади, дабы неприятель не мог нашу кавалерию под гору утеснить.
М е н ш и к о в. Отойти, когда идет жестокий бой? Передай его царскому величеству: неприятель несет большие потери, а мы пока весьма малые. Если бы шведская пехота не помогала кавалерии, то бы вся неприятельская кавалерия была порублена. И оглянись-ка! Просто невозможно отступать, когда оба фронта стоят так близко друг от друга, сорок сажен каких-то, и ежели скакать направо кругом, то тем придается дерзости неприятелю, который сейчас же погонится за нами, и справиться будет невозможно. Я прошу его царское величество, чтоб изволил прислать в сикурс несколько полков пехотных.
Г о н е ц. Светлейший князь, я передал вам приказ его царского величества.
М е н ш и к о в. Ты сейчас стоишь передо мной. Выполняй мой приказ. Передай в точности мои слова царю. Пали два редута, падут и другие без поддержки кавалерии. Скачи во весь опор!
               
                 1-й  о ф и ц е р
Приказу царскому светлейший князь
Не подчинился; строит для атаки
Едва из боя вышедшие эскадроны
И сам несется впереди...
                 2-й  о ф и ц е р
                                            Постой!
Где князь?
                 3-й  о ф и ц е р
                   Упал. Вскочил. Упала лошадь.
                 2-й  о ф и ц е р
Убита. Лошадь новую ему!
                1-й  о ф и ц е р
Князь невредим. Он снова на коне.
Сраженье разгорелось и какое!
                3-й  о ф и ц е р
Сгрудились в кучи, на палашах бьются.
А там прорвались наши...
                1-й  о ф и ц е р
                                              Взяв у шведов
Штандарты и знамена, возвратились,
И дружный возглас поднимает дух.
                2-й  о ф и ц е р
Его величества гонец вновь скачет.
                1-й  о ф и ц е р
Прислал царь генерала-адъютанта
На этот раз - ослушнику в укор.

Генерал-адъютант Ягужинский подъезжает к князю Меншикову.

М е н ш и к о в. Ну, что ты мне скажешь? Отступить? Оставить редуты без сикурса?
Я г у ж и н с к и й. Князь! Вы не подчинились приказу его царского величества.
М е н ш и к о в. За это я сам пред ним отвечу.
Я г у ж и н с к и й. Между тем генерал Боур со своими эскадронами отступил, и шведская кавалерия, а за нею пехота, увлекшись преследованием, попали под жесточайший огонь из редутов, а затем, отступая, по флангу под артиллерийский огонь из ретраншемента, что учинил великий  неприятелю упадок.
М е н ш и к о в. Ежели бы и я отступил, редуты бы пали.
Я г у ж и н с к и й. Князь, вы, может быть, правы. Но кавалерийские атаки еще не главная баталия, чем озабочен его царское величество. Надобно вам знать: огонь из редутов и лагеря оторвал часть шведской армии - до шести батальонов пехоты и нескольких эскадронов; она бежит в сторону Яковецкого леса.
М е н ш и к о в. А, это другое дело!
Я г у ж и н с к и й. Вам все-таки следует отступить и возглавить погоню за частью шведской армии - с помощью пяти батальонов пехоты.
М е н ш и к о в. Добро! Скачем по кругу, будто для новой атаки!

            Пять батальонов пехоты выходят из лагеря.

                            СЦЕНА  5

Местность перед укрепленным лагерем русской армии. Король Швеции в окружении свиты и охраны полулежит на носилках. Подъезжает фельдмаршал Реншильд и спешивается.

К а р л. С холма нам доносят, что неприятель выходит из своих укреплений.
Р е н ш и л ь д. Я о том слышал, но, думаю, здесь какое-то недоразумение.
К а р л. Сегодня фельдмаршал сделал не очень удачную рекогносцировку. Пошлите кого-нибудь на высокое место понаблюдать, что происходит.
Р е н ш и л ь д. Ваше величество, в этом нет нужды, я и так знаю, как обстоят дела.
К а р л. А что же с генерал-майором Роосом? Где его батальоны? Где треть нашей армии, вы знаете? Генерал-майор Спарре, посланный на поиск пропавших батальонов, уверяет, что генерал-майор Роос стоит в лесу и защищается хорошо.
Р е н ш и л ь д. Ваше величество, я думаю, тут нет ничего хорошего; лучше бы Роос был здесь. Из-за него мы топчемся на месте уже три часа. Ежели он не хочет пробиваться, имея при себе шесть батальонов, то пусть делает, что хочет, черт подери, я не могу ему помочь.
К а р л. Кто-то скачет с холма. Сейчас вы убедитесь в том, что неприятель выходит из укрепленного лагеря.
Г о н е ц. Ваше величество! Неприятель выводит батальон за батальоном из лагеря и строится явно для наступления.
Р е н ш и л ь д. Не может быть! Русские, я полагал, не могут быть столь дерзкими. Теперь я и отсюда все вижу.
К а р л. Мы тоже считали, что русские не осмелятся напасть на корпус Левенгаупта с обозом, однако это случилось. Что же нам следует предпринять? Не атаковать ли нам русскую конницу, что стоит неподалеку, образуя правый фланг неприятеля, и ее прежде всего повернуть вспять?
Р е н ш и л ь д. Нет, ваше величество, нам следует нанести удар вон по тем, то есть по пехоте, продолжающей построение в боевой порядок.
К а р л. Из-за раны я предоставил вам командование моей армией, граф. Делайте как считаете нужным. Игнорировать наступление русских войск нельзя. Они могут оторвать нас от обоза в Пушкаревке.
Р е н ш и л ь д. Да, ваше величество. Последний маневр - опять-таки из-за батальонов Рооса, каковые оказались русскими, - когда мы двинулись в сторону от лагеря русской армии, придется прервать и пехоте отступить назад, чтобы спешно начать построение в боевой порядок напротив порядка русской армии.
К а р л. Наконец предстоит генеральное сражение. Как жаль, что я лежу с раной. Долгожданный час, да принесет он нам победу!
Р е н ш и л ь д (вскакивая на лошадь). Ваше величество!
К а р л. С Богом!

У лагеря русской армии. Вывод войск. Пехота выстраивается в две линии с промежутками для артиллерии; слева и справа кавалерийские полки. Царь Петр в сопровождении генералитета объезжает войска.

П е т р. Российское воинство! Вы помните слова из приказа. Час пришел, когда отечеству пропасть весма иль отродитеся России в лучший вид. Да не смущает вас слава неприятеля, что ложну вы показали не один раз. И помните, сам Бог и Правда с нами, что засвидетельствовано многажды и ныне вы видите. (Шереметеву.) Нас все еще слишком много. Ежели вывести все полки, то неприятель увидит великое наше превосходство и в бой не вступит, но пойдет на убег.
Ш е р е м е т е в. Государь, по вашему повелению в лагере оставили шесть полков пехоты, к великому огорчению солдат и офицеров, что в генеральной баталии им не дано принять участие.
П е т р. Господа генералы! Предлагаю шесть драгунских полков генерала Боура отвести в сторону, в резерв.
Ш е р е м е т е в. Ваше царское величество! Я высказываюсь против умаления фронта и уменьшения русской армии в час генерального сражения. Надежнее иметь полки с превосходным числом, нежели с ровным.
П е т р (обращаясь с улыбкой к солдатам). Неприятель стоит близе лесу и уже в великом страхе; ежели вывести все полки, то не даст бою и уйдет - спасать обоз у Пушкаревки и далее. (Одобрительный гул проносится по войску.) Отвесть шесть драгунских полков генерала Боура, дабы через свое умаление привлечь неприятеля к баталии. Победа не от множественного числа войска, но от помощи Божьей и мужества бывает; храброму и искусному вождю довольно и равного числа. Да поглядите, господин фельдмаршал, на стройное и исправное русское войско! Нам не объехать его, а неприятелю - и подавно. Одна артиллерия полков и лагеря сокрушит неприятеля, стоит ему перейти в тщетной надежде на былую силу в наступление.
Ш е р е м е т е в. Государь! Отвод драгунских полков словно бы подвигнул неприятеля на бой.
П е т р (выезжая вперед). За отечество принять смерть весма похвально, а страх смерти в бою вещь всякой хулы достойна. Господин фельдмаршал, вручаю тебе мою армию, изволь командовать и ожидать приближения неприятеля на сем месте. Я же, как и генералы и полковники, встану во главе своего полка. С Богом!

На высоком валу укрепленного лагеря денщики царя.

          1-й  д е н щ и к
Пехота наша на версту, стеною
Живою колыхаясь, не спешит
Навстречу неприятелю, который
Куды как мал числом, и редок строй,
Бредет, поди, как стадо на убой.
               2-й  д е н щ и к
Ужель не ведают? Бараны, что ли?
Бежать бы им давно и без оглядки.
               3-й  д е н щ и к
Как батальоны Рооса? До леса,
Где их драгуны и настигли. Роос
И Шлиппенбах, два генерала, сдались
На милость победителей.
               2-й  д е н щ и к
                                               И этим
Пора бросать и ружья, и штандарты.
              1-й  д е н щ и к
Надеются на славу короля,
Кумира всей Европы.
              2-й  д е н щ и к
                                        Здесь Россия,
Где слава короля - всего лишь дым.
              3-й  д е н щ и к
А шведы ближе, ближе; тишина
Над полем странная повисла: ужас,
Оскалив зубы, падает с небес...
              1-й  д е н щ и к
То грохот пушек и ружейных залпов,
Неслышных словно, лишь дымки, огонь
От края и до края поля битвы.
               2-й  д е н щ и к
А шведы ряд за рядом аккуратно
Травой подкошенной спадают наземь.
               3-й  д е н щ и к
Снопы вязать из трупов Смерть явилась.
Еще ведь утро, спала ли роса?
               2-й  д е н щ и к
                Коси, коса,
                Пока роса.
               3-й  д е н щ и к
Роса ли на косе? Людская кровь.
А все идут, и залпы вновь, и вновь.
         Баранье стадо, не вояки.
         Вся слава ваша - враки.
               2-й  д е н щ и к
Вот наши всколыхнулись и назад
Поддались чуть...
                 3-й  д е н щ и к
                                Взять, верно, всех в котел.
                 1-й  д е н щ и к
Там царь проносится, его штандарт
     С орлом и сам он, как орел.
                 2-й  д е н щ и к
     Строй выгнулся теперь вперед,
     И швед бежит уж врассыпную,
          И конница на удалую
          Несется, рубит, бьет...
                 3-й  д е н щ и к
           Она пришла! Пора!
      И многократное "Ура!",
      Снеся все тяготы и беды,
Приветствует явление Победы,
Бросая жертвы на ее алтарь,
       И торжествует царь!
                1-й  д е н щ и к
Он возвращается в шатер. Идем.
Устал, наверно, если и не ранен.
Теперь он в нашем попеченьи вновь.
Летим навстречу поскорее вскачь.

  Показывается царь Петр на коне.

                 П е т р
Победа полная, такая, что
Присниться не могло из вас кому-то,
И мне, пожалуй. Правда лучше сна.
Ищите короля. Боюсь, он жив ли?
Ни смерть, ни жизнь его мне не нужны.
Нам надобен благословенный мир
Для новых дел и Парадиз наш строить
На землях сих отеческих у моря.

Гул артиллерийских и ружейных залпов стихает, дым над полем рассеивается и открывается прекрасное полуденное небо.



Назад в раздел | Наверх страницы


09.11.16 К выборам президента в США »

04.11.16 История болезни »

01.11.16 Банкротство криминальной контрреволюции в РФ »

19.10.16 Когда проснется Россия? »

10.10.16 Об интервенции и гражданской войне »

09.10.16 О романе Захара Прилепина "Обитель". »

07.10.16 Завершение сказки наших дней "Кукольный тандем". »

03.10.16 Провал сирийской политики США »

18.08.16 «Гуманитарная война» Америки против всего мира »

05.08.16 Правда о чудесах »

Архив новостей

Наши спонсоры:


   Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Copyright © "Эпоха Возрождения" "2007, Петр Киле, kileh@mail.ru  
Все права защищены